Homo Sapiens, эволюция, деньги и Биткойн

3
ПОДЕЛИТЬСЯ

Сегодня мы хотим поделиться с вами переводом статьи от CEO Fabric и криптоэнтузиаста Александара Светски (Aleksandar Svetski) о том, каким он видит путь от причудливого вида обезьян и бартера к Биткойну.

Предисловие

Я начал писать эту проклятую статью где-то полгода назад… если не раньше – уже даже точно не помню. Она лежала вместе с ещё 50 моими незаконченными статьями, которым я постоянно говорил: «Скоро найду на вас время».

Представленная здесь информация послужила основой для многих моих аргументов в данной области, а также нескольких выступлений, включая аляповатую презентацию в Австралии несколько лет назад, которая была снята на камеру.

Моя цель – с помощью истории, антропологии, коммуникаций, эволюции и пр. исследовать сущность денег и Биткойна, их развитие, отличительные особенности Биткойна и значение этой инновации.

Хотя я собирал информацию не один год из тысяч книг, видео, эссе, статей и блогов, я говорю ОГРОМНОЕ спасибо Ювалю Ною Харари, Андреасу Антонопулосу и Навалу Равиканту как важным источникам вдохновения. Рекомендую узнать о каждом из них… как можно быстрее.

Итак… надеюсь, статья получилась законченной или хотя бы, она достаточно хороша для публикации…

В начале… был Биткойн

Развитие Биткойна и блокчейна началось примерно 70 000 лет назад – когда вид homo sapiens вышел за свои биологические рамки.

Данная история уходит корнями в эволюцию человечества.

Люди жили на планете более 2 млн лет.

Homo sapiens, как вид людей, существует лишь примерно 150 000 лет.

70 000 лет назад кое-что произошло – это связано с активацией префронтальной коры нашего головного мозга, уменьшением пищеварительной системы и ещё несколькими вещами, и хотя никто точно не знает, «как» это произошло, в результате мы перешли с середины на вершину пищевой цепи – очень быстро.

И здесь начинается «историческая» эра, которая полностью изменила людей и мир.

Но… прежде чем мы рассмотрим, что именно изменилось, стоит представить дополнительный контекст.

Число Данбара

Робин Данбар – британский антрополог, посвятивший не один год изучению среднего размера социальных групп и функций мозга людей и приматов на протяжении истории.

Его открытия привели к следующему выводу:

Человеческая система обработки информации способна комфортно поддерживать до 150 «друзей», или стабильных социальных связей.

Это стало известно как «число Данбара», и оно оставалось более-менее одинаковым на протяжении тысячелетий у всех видов людей и приматов. Оно считается эволюционным биологическим пределом, наличествующим у нас, homo sapiens, по сей день. НО…

70 000 лет назад (на заре истории) всё изменила способность сотрудничать в группах, превосходящих это число.

Как?

Коммуникация

Коммуникация всё меняет. Но не любая форма коммуникации.

Животные, млекопитающие, насекомые и т. д. по-своему общаются – и в результате образуют племена, колонии, стаи и т. д.

В действительности большинство из них (например, муравьи) способны намного лучше, чем люди, организовать и построить сложные кооперативные колонии – но эти группы и их коммуникация носит чисто биологическую природу.

Homo sapiens эволюционировал дальше ВСЕХ других видов (включая другие виды людей), потому что мы каким-то образом смогли общаться на более высоком уровне, выйдя за рамки наших биологических ограничений.

Здесь есть две составляющих. Первая – фундамент, вторая – производная и ключ ко всему.

Составляющая 1: сложный язык

«Язык мог возникнуть как «дешёвое» средство социальной взаимопомощи. Данбар предполагает, что без языка людям приходилось тратить на социальную взаимопомощь почти половину своего времени, что делает практически невозможным продуктивное сотрудничество. Язык, возможно, позволил обществам оставаться сплочёнными, сократив потребность в физической и социальной близости».

Источник

Сложный язык связан с уникальным строением головного мозга человека (новая и префронтальная кора).

Это предоставило нам физическое время и когнитивное пространство для построения второго уровня:

Составляющая 2: «коллективные вымыслы»

Мы – ЕДИНСТВЕННЫЙ вид, способный общаться о вещах, которые на самом деле не существуют, делиться ими и взаимодействовать с ними.

Обезьяны умеют лгать.

Они могут сказать своему сородичу, что в небе орёл, чтобы тот убежал, а им достались все бананы.

Обезьяны также могут предупреждать об опасности: «у реки лев».

Но только homo sapiens может сказать: «Лев – духовный предок нашего народа».

Только homo sapiens – которые родились в разных частях света, не знакомы друг с другом, никогда не встречались и не имеют биологических причин доверять друг другу – могут завязать разговор, достичь взаимопонимания и установить доверие просто потому, что они итальянцы, китайцы или представители ещё какой-нибудь «вымышленной» национальности.

Только homo sapiens могут использовать ту же причину, чтобы собраться и построить пирамиды или устроить друг другу взбучку «во имя нашей страны», как было в случае двух мировых, да и всех остальных войн.

Коллективные вымыслы – это своего рода языки, и за тысячелетия их существовало немало:

  • Касты
  • Расы
  • Короли
  • Боги
  • Религии
  • Нации
  • Законы
  • Корпорации
  • Деньги

Все они должны способствовать сотрудничеству и координированию на более широком уровне, способствовать абстрактному обмену и позволять расти и развиваться более сложному обществу.

Деньги – один из самых ранних «коллективных вымыслов», существующий по сей день благодаря тому, насколько он фундаментально важен для функционирования общества.

Деньги и коммуникация

Деньги, на самом базовом уровне – разновидность коммуникации.

Деньги – коллективный вымысел.

Деньги – абстракция, по нашему всеобщему соглашению представляющая стоимость.

«Форма» денег с годами эволюционировала. От специй до ракушек, монет, золота, бумаги, пластика и теперь цифровых валют.

Деньги – одна из немногих разновидностей коммуникации (коллективных вымыслов), которые прошли испытание временем и смогли превзойти рамки и препятствия, которые ограничивали другие коллективные вымыслы.

Даже религия не смогла приблизиться по своему влиянию к деньгам.

Почему?

Из-за того, что они олицетворяют:

Стоимость и обмен

История происхождения денег – часть 2 EditВ самом основании общества и его способности расти и функционировать лежит один ключевой ингредиент: СТОИМОСТЬ.

Более того, общество функционирует за счёт способности обмениваться стоимостью.

Когда мы сотрудничаем, мы выполняем «работу», имеющую некоторую «стоимость», и во всех наших трудах и взаимодействиях мы обмениваемся этой стоимостью. Если экстраполировать это на разные уровни сложности, возникают общества, способные на много порядков превзойти число Данбара.

Важно также отметить, что с увеличением сложности общества стоимость продолжает абстрагироваться, чтобы сократить препятствия для обмена.

ВОТ почему деньги так важны.

Стоимость субъективна и может принимать разные формы, но деньги – объективный инструмент, дающий нам возможность её представить/измерить.

Эволюция денег

(Сильно упрощённая в этой статье)

На протяжении веков деньги принимали множество форм.

Человечество перешло от бартера к товарным деньгам, таким как скот и специи, потом к простейшим абстракциям, таким как ракушки, и к лучшим абстракциям в виде металлов, таких как бронза, а затем – серебро и золото.

Примерно 3000-5000 лет назад мы вступили в период абстракций второго уровня, где появилось «доверие», чтобы способствовать улучшенным транзакциям и обмену, т. е. возникли монеты с печатью императора/власти.

Древние деньги

  • >10 000 г. до н.э. – Бартер
  • 9000 г. до н.э. – Товарные деньги (скот, соль, сахар, табак, хлопок)
  • 5000 г. до н.э. – 1-я стадия абстракций (ракушки, камешки, камни Раи)
  • 2500 г. до н.э. – 2-я стадия абстракция (металлы, бронза, золото, серебро, даже ножи)
  • 1500 г. до н.э. – Золото

Данная модель просуществовала (во множестве вариантов) тысячелетия, пройдя не одну эпоху бартера, золота, гиперинфляционной чеканки монет (спасибо Нерону за одну из первых гиперинфляций), пока не появилась следующая важная абстракция: бумага, или долговые расписки.

Её популяризовали в эпоху Ренессанса флорентийские банковские семейства, потому что носить с собой записку с обещанием выдать определённое количество золота было проще, чем само золото.

Современные деньги

  • 1000 г. до н.э. – Монеты, Древние > Римские > Средневековые
  • 1500-е – Бумажные деньги, обеспеченные золотом
  • 1950-е – Фиатные бумажные деньги
  • 1990-е – Пластиковые деньги (сначала Diners Club, затем AmEx)
  • 2000 – Цифровые деньги

Данная модель была определяющей в течение 500 лет, пока долговые расписки не превратились в современную «фиатную валюту», т. е. валюту, не обеспеченную ничем, кроме «доверия государству» или «доверия эмитенту».

Модель фиатной валюты прошла три этапа:

  1. Бумага
  2. Пластик
  3. Цифровые средства

И она господствовала… до января 2009 г. – когда Сатоши Накамото запустил Биткойн.

Время запуска было выбрано просто идеально.

Свойства денег

Прежде чем дать определение того, «какие деньги нам нужны», рассмотрим свойства денег.С каждой абстракцией нам удавалось придавать деньгам всё лучшие свойства.

Но с каждым уровнем абстракции мы увеличивали зависимость от доверия.

Чем больше свойств добавлялось, тем больше столп доверия окутывался завесой власти, секретности и избранности. Именно поэтому нам нужна новая форма денег.

Какие деньги нам НУЖНЫ?

Каков идеальный тип денег/средства сбережения в мире, который:

  • становится всё более взаимосвязанным;
  • становится всё более сложным;
  • нуждается в лучших, более быстрых и прозрачных формах обмена;
  • нуждается в более устойчивой, антихрупкой, не требующей доверия форме абстракции стоимости;
  • быстро движется к состоянию, когда границы значат уже не так много, как прежде, и языковые барьеры разрушаются до самых оснований?

Нам нужна форма средства сбережения и обмена, которая будет открытой и децентрализованной, устойчивой к цензуре, прозрачной для общественности, использующей доступный всем реестр и имеющей вид цифровых, взаимозаменяемых и фиксированных токенов с конечным предложением.

И она уже существует – она смотрит на нас с 2009 г.

Жизнь в цифровом мире

Каждое поколение привыкло верить, что «x» – это настоящие деньги.

Последние столетия главными игроками были золото и бумага, обеспеченная «правительствами» или центральными банками.

Когда мы только начали переходить на пластик, многие возмущались, что это не «настоящие деньги».

Так же было и в случае появления цифровой формы денег, которую мы используем сегодня. Но люди адаптируются.

И хотя эти сменявшие друг друга абстракции имели свои достоинства и недостатки, они проложили путь для подлинных глобальных цифровых валют/средств сбережения/средств обмена.

Некоторым из нас они всё ещё кажутся игрушечными интернет-деньгами, но следующему поколению бумага, наличные и пластик будут казаться бесполезными пережитками прошлого.

Будущее за полностью цифровыми валютами, причём децентрализованными, не знающими границ, глобальными и устойчивыми к цензуре – потому что технологии демократизируют всё остальное, и нам нужна соответствующая форма денег.

Цифровое средство сбережения

Ведётся много споров вокруг идеи цифровых, не обеспеченных правительством валют – во многом из-за их волатильности.

Говорят, что «они не могут быть валютами», потому что они нестабильны.

Но, хотя сейчас это, возможно, так и есть, те кто так говорят упускают из виду кое-что фундаментальное:

Прежде чем что-то станет средством обмена, оно должно стать средством сбережения.

А чтобы стать средством сбережения, нужно время, – ОСОБЕННО если затрагиваются интересы стольких влиятельных игроков во многих частях света.

Мы привыкли думать, что если мы живём в мире, движимом технологиями, и можем быстрыми темпами вносить новшества, эта новая форма денег тоже должна быстро развиваться и вносить новшества и изменения. Но это неверно – потому что деньги скорее подобны интернету, а не интернет-компании. Это сеть, построение которой требует времени (дальше об этом будет сказано больше).

Ещё один аргумент заключается в том, что «они ничем не обеспечены».

Последним (и единственным) действительно «не требующим доверия» средством сбережения было золото. Оно тоже ничем не обеспечено, помимо того что оно реально и осязаемо, то есть надёжно и безопасно. Оно также относительно взаимозаменяемое, конечное (редкое), узнаваемое, долговечное и преимущественно стабильное, и поэтому все мы согласны, что оно обладает некоторой ценностью.

«Золото – это деньги. Всё остальное – кредит». — Дж. П. Морган, 1912 г.

Из уст авторитетного банкира… Джейми Даймону стоит взять с него пример.

По сути, золото ценится за то, что оно НЕ меняется.

Кстати, его рыночная капитализация (сетевая стоимость) превышает $7 трлн – и главное, чтобы прийти к этому, понадобилось 5000 лет!

Биткойн на данный момент стал главным цифровым средством сбережения, так как он устойчив к цензуре, имеет высшую степень защиты и может противостоять атаке со стороны крупного государства.

Первая и важнейшая область применения Биткойна – в качестве резервного актива.

Безопасность и устойчивость к цензуре – фундаментальные качества.

Цифровые валюты уже обладают остальными свойствами. Со временем, если фундаментальные качества оправдают себя, их использование вырастет, как и их сетевая стоимость, что даст им реальную возможность стать настоящими средствами обмена.

Вопрос не столько в «если» – сколько в «когда». Потому что время и история всегда на стороне «сетей». И это подводит меня к следующему вопросу:

Сети

НИКОМУ ещё не удавалось успешно предсказать рост какой-либо сети, оказавшей значимое влияние на общество (возможно, это преувеличение, но вы должны понять мой аргумент). Речь идёт о самых важных и окрепших сетях, таких как:

  • Электричество
  • Телефон
  • Интернет
  • Facebook
  • Деньги и обмен стоимости

Никто не предвидел их появления и не предсказывал их роста.

Оглядываясь на рост каждой из этих сетей, мне больше всего нравится читать цитаты такого рода:

«Истина в том, что никакая онлайн-база данных не заменит ежедневную газету, никакой CD-ROM не займёт место компетентного учителя и никакая компьютерная сеть не изменит работу правительства» — Американский астроном и писатель Клиффорд Столл, 1995 г.

«Телефон нужен американцам, но не нам. У нас достаточно посыльных». — Сэр Уильям Прис, главный инженер почтовой службы Великобритании, 1878 г.

«У этого «телефона» слишком много недостатков, чтобы серьёзно рассматривать его как средство связи. Этот прибор для нас бесполезен». — Служебная записка в компании Western Union, 1878 (или 1876) г.

«Когда закроется Парижская выставка [1878 г.], с ней закроется и электричество, и мы о нём больше не услышим». — Оксфордский профессор Эразм Уилсон

И одна из моих любимых:

«Рост интернета существенно замедлится, когда станет очевиден изъян «закона Меткалфа»: большинству людей нечего друг другу сказать! Примерно до 2005 г. станет ясно, что влияние интернета на экономику не больше, чем влияние факса». — Пол Кругман, лауреат Нобелевской премии по экономике, 1998 г.

То же говорили и о Биткойне с самого его появления (см. сайт Bitcoin Obituaries, чтобы посмеяться), или вот это, найденное в журнале Wired:

«Появился, подустал и выдохся к 2012 г.: Биткойн исчерпал себя»

Всё мимо.

Но стоит заметить, что умные люди делают такие ошибочные предсказания не просто так. Этому есть причина:

Линейный рост против квадратичного/экспоненциального.

На протяжении тысячелетий человеческий ум осваивал линейное восприятие и мышление.

Убегая ото льва в саванне, нужно знать, насколько быстрее его ты можешь бежать, – иначе умрёшь!

Линейное мышление – это механизм выживания:

30 шагов = 30 м.
Ещё 30 шагов = 60 м в общей сложности. Линейное сложение.

Экспоненциальный рост находится в другом конце спектра. Это удвоение на каждом шаге.

Пример, о котором все мы слышали, – закон Мура, согласно которому число транзисторов на интегральной схеме удваивается примерно каждые 2 года.

Последние 70 лет технологии очень близко следовали этой траектории, и это важная причина того, почему мы (как общество) ошибались практически во всех своих прогнозах.

Такой рост противоречит интуиции:

30 линейных шагов = 30 м.
30 экспоненциальных шагов = 1 млрд метров!

Экспонента

Всё обманчиво. Сначала мы переоцениваем, а затем недооцениваем.

Закон Мура:
«Число транзисторов на интегральной схеме удваивается примерно каждые 2 года»

Квадратичный рост – не то же самое, но нечто среднее. Его лучше всего описывает закон Меткалфа:

«Число потенциальных связей в сети пропорционально квадрату числа участников».

Таким образом, если в сети один человек, то и связь одна.

10 = 100 связей
100 = 10 000 связей
1000 = 1 млн связей
1 млн = 1 000 000 000 000 связей

Простое представление закона Меткалфа

Ни экономисты, ни банкиры, ни астрономы, ни кто-либо из нас не может на самом деле до конца это понять. Это не заложено в нашей ДНК, и, к тому же, преподавание традиционных дисциплин в основном построено на линейных, локальных концепциях – что делает рост технологий и сетей ещё более непонятным для нас.

И вот интересная мысль:

Биткойн и настоящие публичные блокчейн-сети – это комбинация квадратичного сетевого роста и экспоненциальной технологической экспансии.

Такое случается очень редко…

Последний пример чего-то настолько масштабного – интернет (хотя можно утверждать, что AWS и Facebook – тоже хорошие примеры, я считаю, что интернет ближе к Биткойну, потому что оба представляют собой не компании, а общественные блага), и несмотря на то, как он уже успел изменить мир, это лишь верхушка того, что ждёт впереди.

Сети и компании

После базового обзора того, как растут сети, давайте рассмотрим, почему мы оказываемся совершенно неправы в своих оценках.

Сети фундаментально отличаются от традиционных капитальных инфраструктурных моделей компаний.

Ментальные модели, которые мы развили за последние 100 лет для оценки и анализа капитала, рынков, корпораций, кооперативов и т. д., не согласуются с законами, управляющими сетями.

Сети – не компании. Им не нужно беспокоиться о прибыли, убытках, акционерах, совете директоров или клиентах.

Вспомните на минутку пузырь доткомов. Помните, что тогда произошло?

Веб-компании пережили бум и крах, но интернет продолжил расти. И рост, на самом деле, ускорился!

Красная линия = веб-компании. Штриховая линия = интернет. Так же будет и в случае криптовалют и Биткойна.

Это затронуло компании, построенные на интернете, но не саму базовую сеть (интернет).

Мы привыкли оценивать всё исходя из прибыли, заработка, дохода, клиентов, маржи, доходности капиталовложений, распределения капитала и т. д.

Сети просто не подчиняются таким моделям оценки, а следовательно, мы не можем предсказать их будущую стоимость.

На стороне сетей время. В корпоративном мире время обычно играет против вас, потому что вы боретесь за рыночную долю, за внимание потребителей, соревнуетесь с конкурентами и новыми стартапами.

В случае чего-то вроде Биткойна, в отсутствие какой-либо катастрофической неудачи, появление и исчезновение новых технологий мало что значит.

Биткойн (как протокол) стабилен. У него есть инфраструктура. У него есть безопасность. Биткойн – самое децентрализованное из всего, что у нас есть. У Биткойна нет «головы дракона», отрубив которую, можно его убить, а поэтому он наиболее устойчив к цензуре. Биткойн – исключительный случай с большим сетевым эффектом, на порядок опережающий всё остальное в качестве глобального, цифрового, нейтрального, устойчивого к цензуре средства сбережения.

Поэтому при оценке данной области следует спрашивать не: «Насколько хороша или ценна технология сегодня?» – но: «Как она будет развиваться? Есть ли у неё фундамент? Насколько ценно децентрализованное цифровое средство обмена, если оно редкое, безопасное, устойчивое к цензуре, открытое, публичное, прозрачное и делимое и позволяет людям по всему миру проводить мгновенные, бесплатные (дешёвые) транзакции с кем угодно и в любое время?»

Это совсем другой вопрос, требующий для оценки и анализа новых оснований и целого ряда новых ментальных моделей. Фантастическую работу в данном направлении выполняют Крис Бурниске и Брайан Коралевски.

4 млрд с отсутствующим или недостаточным доступом к банкам

Прежде чем я это объясню, я приведу пример, который использовал в одном своём выступлении. Нет, это не моя версия устрашающего «дети умирают», которое постоянно использует Роджер Вер.

У кого нет доступа к финансовым услугам?

В общей сложности примерно 4 млрд (или больше) с отсутствующим или недостаточным доступом к банкам

Одна из главных областей применения Биткойна – финансовые услуги для не имеющих доступа к банкам, что в случае успеха может привести к отказу от банков тех, кто такой доступ имеет. Давайте разберёмся:

Возможно, вы слышали о «восходящем миллиарде»

Речь идёт о миллиарде человек, пересекающих традиционную черту «бедности» и присоединяющихся к глобальной экономике.

Экспоненциальные технологии уже дают им необходимые для участия в ней инструменты: смартфоны, беспроводной интернет и т. д.

Но как насчёт банковских и финансовых услуг? Банки не могут и не хотят обслуживать их, потому что банки – это компании. Им нужно зарабатывать деньги, а здесь НЕЧЕГО зарабатывать… пока.

У открытых, публичных, децентрализованных протоколов (сетей) такой проблемы НЕТ.

Биткойну всё равно, кто вы, где вы, сколько у вас биткойнов или почему вы хотите им пользоваться.

С телефоном и интернетом люди без доступа к банкам смогут пользоваться базовыми финансовыми услугами, которые мы в «развитом» мире считаем чем-то само собой разумеющимся, – причём им не нужно ради доступа продавать свою конфиденциальность и душу.

Когда банки одумаются и попытаются предоставить этим 4 млрд человек свои услуги, будет уже поздно.

Зачем подвергаться строгости, дискриминации и ограничениям традиционного банкинга, если есть нечто намного лучшее?

Как вы думаете, что почувствуют остальные, когда у кого-то будут условия получше? Как, на ваш взгляд, это повлияет на мир? Как 1 млрд человек повлияет на стоимость квадратичной сети?

Можете попробовать подсчитать самостоятельно.

Взгляд в будущее. Что идёт после денег?

Прогрессивные общества, изобретя деньги, начинают строить новые структуры управления и уровни коммуникации и обмена. Они начинают задаваться вопросом: «Как можно лучше управлять обществом?»

Вот здесь-то и начинается самое интересное.

Мы сейчас живём в мире, где коммуникационная и информационная инфраструктура привели к первой волне массовых изменений, и мы стоим на заре формирующейся поверх неё уровня передачи стоимости и обмена.

Далее последуют преобразования таких ключевых столпов, как равенство, мораль, свобода, возможности, инновации, идентичность, суверенность и т. д.

Сегодня существует 2000 цифровых валют, но из них в долгосрочной перспективе выживет, пожалуй, 50 – потому что остальные 1950, помимо того что значительная часть из них просто наивны и глупы (или просто мошеннические), появились преждевременно. В них в ближайшее время просто не будет потребности, потому что сначала нужно разобраться с вопросами денег/стоимости, а затем – с вышеперечисленными ключевыми столпами.

После того как всё это будет сделано (на что уйдёт не один год), мы увидим более высокие уровни абстракции, где будут разработаны миллионы приложений, функционирующих в мире, использующем более современную, децентрализованную форму обмена стоимости, управления, идентичности и т. д.

Заметьте, что будет также миллион приложений, работающих лучше в текущем централизованном формате – не всё, к чему приделали блокчейн, становится лучше. На самом деле, часто бывает наоборот!

Какого чёрта…

Но все реальные инновации в данной области будут касаться основополагающих элементов общества, таких как обмен стоимости, управление и идентичность. Наша первостепенна задача – правильно построить базовый уровень – а всё остальное последует позже.

Принятие → стоимость → стабильность

Я считаю, что для успеха этого эксперимента нужно следующее:

  1. Увеличить принятие и, как следствие:
  2. Увеличить сетевую стоимость (средство сбережения/резервный актив), и, как следствие:
  3. Мы увидим, как этот класс активов стабилизируется, и тогда, благодаря его полезности, у него будет шанс стать глобальной, открытой, публичной, мгновенной, децентрализованной формой обмена стоимости (т. е. деньгами).

Однако сейчас важнее всего приложить усилия к пункту 1. Пункты 2 и 3 последуют в результате роста принятия.

Как же этого достичь? Просто (но не обязательно легко):

а) Лучшие входы и выходы

Нам просто нужно создать лучшие биржи и способы входа в данное пространство. НЕТ лучшего способа узнать об этой новой технологии, чем купить немного монет.

б) Лучшая инфраструктура

Сюда входят кошельки, узлы, сеть Lightning, такие инструменты, как MetaMask, и т. п. Как только люди «вошли» в пространство, им нужен лучший опыт. Кошельки, к примеру, прошли долгий путь – но впереди их ещё ждёт путь не менее долгий.

в) Образование

Все новые технологии, переживающие «бум», массово привлекают ковбоев и проходимцев. Можно увидеть дерьмо вроде Bitconnect, USI Tech, Мейвезера, Стивена Сигала, блокчейнов с искусственным интеллектом, обещающих решить проблему голода в мире и убраться у вас дома, дантистские монеты и бог весть какой ещё бред, лезущий изо всех щелей, так что задаёшься вопросом, что из этого вообще законно.

Большинство – нет, да и это лишь краткосрочный шум, который исчезнет с наступлением следующей «криптозимы» (запаздывающей, но очень необходимой).

Задача тех, кто «кое-что» смыслит в этой области, – просвещать остальных и объяснять им всё доступным образом – что, знаю, нелегко. До сих пор, после многолетних исследований, не существует простого объяснения Биткойна или блокчейнов, которое не порождало бы массу дальнейших вопросов. Но мы к этому идём.

Вот краткий список людей, которых следует читать, если хотите узнать больше:

Это не все, но лишь те, кто сходу пришёл на ум.

В заключение

Надеюсь, что эта слегка затянутая статья даст читателю хорошее базовое понимание того, почему существует Биткойн, почему он важен, почему он вряд ли исчезнет, и почему «история» сейчас движется по другой траектории, чем раньше.

И, возможно, вы поймёте, с чем связан весь ажиотаж. Потому что, несмотря на мошеннические ICO и обилие «глупых денег», здесь действительно есть то, ради чего стоит испытывать возбуждение.

Больше не буду, обещаю… я даже не знаю, правда ли это… но чёрт побери…

Послесловие

После прочтения этой статьи кто-то может посчитать меня «максималистом Биткойна», и… это отчасти так:

Когда речь идёт о деньгах, меня интересует максимально децентрализованное, устойчивое к цензуре средство сбережения с потенциалом стать средством обмена, которое образует основу для оценки и передачи стоимости в будущем.

И сейчас, исходя из моих многолетних исследований – не только блокчейнов, но эволюции общества, истории денег и человечества и т. д., – Биткойн на голову выше других, у него самые высокие шансы на успех.

Ценностное предложение Биткойна – это (пока) не цифровая валюта – 90% существующих денег уже пребывают в виде цифровой валюты. Ценностное предложение Биткойна – это его методика обеспечения надёжности цифровой валюты.

Я считаю, что ряд других протоколов можно оптимизировать для других областей применений, – что, на мой взгляд, будет хорошей идеей; т. е. для той или иной задачи использовать лучший инструмент. И, скорее всего, так и будет. Биткойн должен выполнять функцию средства сбережения и денег и делать это наилучшим образом. (Это вызывает больше всего споров, так что это и так уже достаточно большая задача).

Наконец, хочу подчеркнуть, что цель этой статьи – представить мои выводы на данный момент, исходя из того, что мне удалось извлечь из найденной информации. Уверен, что я знаю не всё, и со временем моё мнение будет меняться.

Я мог бы написать ещё намного больше, но, так как у меня есть другие дела, скажу лишь вот что:

Не важно, купите ли вы биткойны через приложение, которое я разрабатываю, или через какую-нибудь биржу.

Важно ПРИНЯТЬ эту новую технологию и распространять информацию о ней.

Купите немного биткойнов или любого другого криптоактива или криптовалюты, в которые вы верите.

Станьте пользователем, станьте «узлом» – и сеть будет расти быстрее, чем мы можем себе представить.

Спасибо.

Источник

3 КОММЕНТАРИИ

  1. «Прежде чем что-то станет средством обмена, оно должно стать средством сбережения.» — утверждение сомнительное.
    Мы знаем средства обмена, которые не являются средством сбережения. Например, рубли в 90-х с их 100% инфляцией.
    А вот как инфляция уменьшилась, люди уже стали хранить в них сбережения.
    Хорошее средство обмена может стать средством сбережения.
    И средство сбережения может стать средством обмена.
    Но никакой обязательности нет.

    Даже сейчас, часть биткоинов уже используется, как средство обмена. А на средство сбережения Биткоин не тянет. Ведь цена может упасть в несколько раз.

    • Очевидно, что Биткойн всё же больше средство сбережения, особенно на данный момент. 🙂 Паникёры на низах свои сбережения слили — отсюда и обмены. Остались только долгосроки.

      • «Средство сбережения, или накопления, — признаваемый субъектами экономики эквивалент стоимости, который хранится для последующего обмена на товары или услуги»

        «Чтобы выполнять функцию средства сбережения, такие эквиваленты должны обеспечивать качественные сохранность стоимости и возможность последующего предсказуемого восстановления стоимости.»
        Биткоину до этого еще далеко.

        На данный момент, Биткоин, скорее, инвестиции с довольно высокой степенью риска. 🙂

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here