Блокчейн: не только плохая технология, но и плохое видение будущего

0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Неспособность блокчейна добиться широкого принятия до настоящего времени объясняется тем, что системы, построенные на доверии, нормах и институтах, в своей сущности функционируют лучше, чем не нуждающиеся в доверенных третьих сторонах системы, предполагаемые блокчейном. Это неизменно: сколько бы блокчейн ни совершенствовался, он всё равно движется в неверном направлении.

В декабре я написал получившую широкое распространение статью о неприменимости блокчейна к решению какой-либо реальной проблемы. Мне возражали, главным образом, не на основе технологических аргументов, а исходя из надежды на то, что децентрализация сможет произвести неподдельность.

Начнём вот с чего: Venmo – бесплатный сервис для перевода долларов, а переводы Биткойна не бесплатны. Однако после того как я написал в декабре статью, где утверждалось, что Биткойн не имеет применения, кто-то ответил, что Venmo и PayPal загребают деньги потребителей, и поэтому нужно переходить на Биткойн.

Какой сюрреалистический контраст между бесполезностью/непринятием блокчейна и убеждениями его приверженцев! Совершенно очевидно, что этот человек не стал энтузиастом Биткойна потому, что искал удобный, бесплатный способ перевода денег от одного человека другому и натолкнулся на Биткойн.

Готов поспорить, что нет ни одного человека, кто хотел бы решить какую-то проблему, обнаружил, что для этого лучше всего подходит доступное решение на блокчейне, и поэтому стал энтузиастом блокчейна.

Число розничных продавцов, принимающих платежи криптовалютами, падает, и их крупнейшие корпоративные сторонники, такие как IBMNASDAQFidelitySWIFT и Walmart, много говорили об этом в прессе, но мало сделали для реального внедрения. Даже виднейшая блокчейновая компания, Ripple, не использует блокчейн в своём продукте. Да, вы не ослышались: компания Ripple решила, что лучший способ международного перевода денег – без использования валюты Ripple.

Блокчейн – не метафора, а буквальная технология

Откуда же столько энтузиазма вокруг чего-то настолько бесполезного на практике?

О будущем блокчейна делалось много неубедительных заявлений – например, что его следует использовать в искусственном интеллекте вместо того отслеживания поведения, какое используют Google и Facebook. В основе этого лежит неверное понимание того, что такое блокчейн. Блокчейн не является чем-то эфемерным, существующим где-то во вселенной, куда можно что-то «внести»; это конкретная структура данных: линейный журнал транзакций, обычно воспроизводимый компьютерами, чьи владельцы (называемые майнерами) получают вознаграждение за запись в журнал новых транзакций.

В фильме «Золотой компас» Пыль пронизывает мир. Она создаётся сознанием и сама сознательна и может сгущаться в ангелов. Блокчейн совсем не такой.

В такой структуре данных есть две замечательных вещи. Во-первых, изменение любого блока делает недействительными все последующие блоки, то есть изменение истории транзакций невозможно. Во-вторых, вознаграждение можно получить только в случае работы над тем же блокчейном, над которым работают все остальные, поэтому каждый участник мотивирован придерживаться консенсуса.

Конечным результатом является общий неизменный исторический реестр. Более того, поскольку консенсус образуется действиями каждого в собственных интересах, добавление ложной транзакции или действия на основании другой истории просто означает, что вы не получаете денег, а все другие получают. Исполнение правил обеспечивается математически – не нужно никакое правительство и никакая полиция, чтобы говорить вам, что записанная вами транзакция ложна (или вымогать взятку или запугивать участников). Это мощная идея.

Итак, вкратце, вот что такое технология блокчейна: «Давайте создадим очень длинную последовательность небольших файлов – где каждый содержит хеш предыдущего файла, новые данные и решение сложной математической задачи – и будем каждый час распределять некоторую сумму между всеми желающими удостоверять и хранить для нас эти файлы на своих компьютерах».

А вот как выглядит метафора блокчейна: «Что если каждый будет держать свои записи в защищённом от вмешательства, никому не принадлежащем хранилище?»

Вот иллюстрация различия: в 2006 г. сеть Walmart запустила систему для отслеживания пути бананов и манго с поля в супермаркет. В 2009 г. от неё отказались из-за невозможности заставить всех участников логистической цепочки вводить данные, а в 2017 г. её перезапустили (под громкие фанфары) на блокчейне. Если кто-то придёт к вам с проблемой: «Собирателям манго не нравится вводить данные», – «Я знаю: давайте создадим очень длинную последовательность файлов, где каждый содержит хеш предыдущего файла» – бессмысленный ответ, но: «Что если каждый будет держать свои записи в защищённом от вмешательства, никому не принадлежащем хранилище?» – по крайней мере, обращается к правильному вопросу!

Благонадёжность блокчейна на практике не оправдывается

Блокчейн рассматривают как «футуристическую волшебную палочку неподдельности» – просто махните блокчейном на проблему, и ваши данные вдруг станут достоверными. Блокчейн предлагали в качестве решения практически для всего, где нужна достоверность.

Да, подделать хранимые в блокчейне данные сложно, но блокчейн отнюдь не является хорошим способом создания неподдельных данных.

Чтобы понять, почему это так, давайте проделаем путь от практики к теории. Например, рассмотрим активно предлагаемый вариант применения блокчейна: покупку электронных книг с помощью «смарт-контрактов». Цель блокчейна в следующем: вы не доверяете продавцу электронных книг, а он не доверяет вам (потому что вы с ним – всего лишь люди в интернете), но, так как это блокчейн, вы сможете доверять транзакции.

В традиционной системе, когда вы заплатили, вы надеетесь получить книгу, но как только продавец получил ваши деньги, он совершенно не мотивирован её отправлять. Вы полагаетесь на то, что Visa, Amazon или правительство сделают так, чтобы всё прошло честно – отличный рецепт, чтобы оказаться в дураках! В блокчейновой системе, напротив, благодаря проведению транзакции в виде записи в защищённом от вмешательства, никому не принадлежащем хранилище, перевод денег и цифрового продукта происходит автоматически, быстро и напрямую, без необходимости в посреднике, который проверял бы транзакцию, диктовал условия и взимал немалую комиссию. Разве так не лучше для всех?

Хм. Возможно, вы очень опытны в написании программ. Когда автор книги предлагает вам смарт-контракт, вы тратите час-другой, чтобы убедиться, что контракт будет снимать только сумму, равную согласованной цене, и что будет получена книга – а не какой-то другой файл или вообще ничего.

Консультант по электронным книгам

Аудит программного обеспечения – сложная задача! В наиболее пристально изученном смарт-контракте в истории оказался баг, который никто не замечал – пока кто-то его всё же не заметил и не воспользовался им, чтобы похитить $50 млн. Если криптовалютные энтузиасты, создавшие инвестиционный фонд на $150 млн, не могут должным образом проаудировать программу, то насколько вы уверены в своём аудите в случае с электронной книгой? Возможно, вам стоит написать собственный встречный программный контракт, на случай если автор электронной книги скрыл в своей версии рекурсивный баг, чтобы вывести с вашего кошелька Ethereum все ваши сбережения?

Это сложный способ покупки книги! Он не является не требующим доверия: вместо того чтобы доверять другим людям, вы доверяете программе (и вашей способности защититься в мире, движимом программами).

Я, пожалуй, просмотрю исходный код, чтобы убедиться, что он не проголосовал дважды.

Ещё один пример: предполагаемые преимущества для системы голосования в плохо управляемых странах. «Держите данные о голосовании в защищённом от вмешательства, никому не принадлежащем хранилище», – звучит правильно, но станет ли афганский крестьянин скачивать блокчейн с транслирующего узла и расшифровывать корень Меркла с командной строки Linux, чтобы независимо удостовериться, что его голос учтён? Или же он положится на мобильное приложение доверенной третьей стороны – такой как некоммерческий или открытый консорциум, администрирующий выборы или предоставляющий программное обеспечение?

Эти примеры кажутся глупыми – писатели и крестьяне, нанимающие хакеров-телохранителей, чтобы защититься от злонамеренных клиентов и некоммерческих организаций, чьи хитроумные смарт-контракты могут украсть их деньги и голоса? – пока не осознаешь, что в этом-то и вся суть. Вместо того чтобы полагаться на доверие или регулирование, в мире блокчейна индивиды целенаправленно ответственны за собственные меры безопасности. И если программа, которую они используют, является вредоносной или имеет баги, им следовало более внимательно читать её код.

Всё мировоззрение, лежащее в основе блокчейна, неверно

Вы видите это снова и снова. Системы на блокчейне должны быть более надёжными, но в действительности они оказываются наименее надёжными системами на свете. На сегодняшний день, за менее чем десять лет, три подряд ведущих биткойн-биржи были взломаны, ещё одну обвиняют в инсайдерской торговле, смарт-контракт демонстрационного проекта theDAO был ограблен, колебания цен криптовалют в десять раз больше, чем у самых плохо управляемых валют мира, и Биткойн, «убийственное приложение» криптовалютной прозрачности, почти наверняка искусственно поддерживается фейковыми транзакциями с участием миллиардов буквально воображаемых долларов Tether.

Как именно блокчейн помешает этому парню распылять пестициды?

Блокчейн-системы не делают волшебным образом находящиеся в них данные точными или вводящих эти данные людей заслуживающими доверия; они просто дают возможность проверить, не было ли вмешательства. Человек, распыляющий пестициды на манго, может записать в блокчейн-систему, что манго выращено в органических условиях. Коррумпированное правительство может создать блокчейн-систему для подсчёта голосов и просто раздать миллион дополнительных адресов «своим». Инвестиционный фонд, чей учредительный устав написан в виде программы, всё равно может использовать средства не по назначению.

Как же тогда создаётся доверие?

В случае покупки электронной книги, даже если вы покупаете её с помощью смарт-контракта, вместо аудита ПО, вы полагаетесь на одну из четырёх вещей, каждая из которых характерна для «старых методов»: либо вы знаете автора смарт-контракта и доверяете ему, либо продавец книги имеет репутацию, которую ему нужно поддерживать, либо вы или ваши друзья в прошлом успешно покупали электронные книги у этого продавца, либо вы просто готовы надеяться на то, что этот человек будет действовать честно. В каждом из случаев, даже если транзакция проводится посредством смарт-контракта, на практике вы полагаетесь на доверие контрагенту или посреднику, а не на позволяющее защитить себя право на аудит программы; каждый сам за себя. Контракт работает, но тот факт, что обещание написано в виде подлежащей аудиту программы, а не на установленном правительством английском языке, делает его менее, а не более прозрачным.

То же касается и подсчёта голосов. Ещё даже до того, как дело дойдёт до блокчейна, вы должны доверять тому, что регистрация избирателей проведена честно, что бюллетени получили только имеющие право голосовать, что голоса отдаются анонимно, а не покупаются и не отдаются под угрозами, что голоса, отображаемые системой голосования, соответствуют зафиксированным голосам, и что политические приспешники не получили возможность отдать дополнительные голоса. Блокчейн не упрощает ни одну из этих задач, а многие из них даже усложняет – но главное, их решение в контексте блокчейна требует ряда нескладных уловок, подрывающих основополагающие предпосылки. Чтобы знать, что записи достоверны, давайте разрешим вносить записи только доверенным некоммерческим организациям – и мы возвращаемся к старому доброму «классическому» реестру. На самом деле, если взглянуть на любое решение на блокчейне, мы неизбежно обнаружим нескладную уловку по воссозданию доверенных сторон в мире без доверия.

Криптосредневековая система

Тем не менее в отсутствие этих «старых» факторов – если бы вы действительно попытались полагаться на своекорыстие/самозащиту блокчейна для построения реальной системы – вы оказались бы в полной неразберихе.

Тамплиеры, на самом деле, представляли собой нечто вроде банковской системы.

Восемьсот лет назад в Европе – при слабых правительствах, неспособных обеспечить соблюдение законов, и небольшом числе доверенных сторон, хрупких и редких, – грабёж процветал, безопасное банковское дело было фантазией, а личная безопасность находилась на острие меча. Так сейчас выглядит Сомали, и так выглядят транзакции в блокчейне в идеальном сценарии.

Намеренный Сомали. Представьте себе. Никто этого не хочет!

Даже самые заядлые криптоэнтузиасты на практике предпочитают полагаться на доверие, а не на свои криптосредневековые системы. 93% биткойнов добываются управляемыми консорциумами, но ни один из этих консорциумов не использует смарт-контракты для управления выплатами. Вместо этого они обещают нечто вроде «долгой истории стабильных и точных выплат». Звучит как доверенный посредник!

Доверенные продавцы краденных кредитных карт и кокаина

То же касается Silk Road, движимой криптовалютой онлайн-площадки для торговли наркотиками. Ключевыми для Silk Road были не биткойны (они использовались лишь для ухода от обнаружения властями), а показатель репутации, позволявший людям доверять преступникам. А показатели эти подсчитывались не в защищённом от вмешательства блокчейне, они велись доверенным посредником!

Если Ripple, Silk Road, Slush Pool и theDAO предпочитают «старые» системы создания и обеспечения доверия, неудивительно, что и внешний мир не принял системы, не требующие доверия.

Именем всего, за что выступает блокчейн, пора отказаться от блокчейна

Децентрализованное, защищённое от вмешательства хранилище звучит как отличный способ аудита того, откуда привезли ваши манго, насколько они свежие, и обрабатывали ли их пестицидами. Но на самом деле законы о маркировке продуктов питания, некоммерческие или правительственные инспекторы, независимая, доверенная свободная пресса, уполномоченные работники, доверяющие защите осведомителей, надёжные магазины, местные фермерские рынки и т. д. намного лучше справляются с этой задачей. Те, кого действительно беспокоит безопасность продуктов питания, не принимают блокчейн, потому что доверенный лучше, чем не требующий доверия. Бестолковость технологии блокчейна обнажает бестолковость его метафоры – программист, указывающий на то, что хранение данных в последовательности небольших хешированных файлов не заставит собирателей манго достоверно сообщать о том, распыляли ли они пестициды, также указывает на то, почему пиринговое взаимодействие без регулирования, норм, посредников или доверенных сторон – на самом деле плохой способ расширения человеческих полномочий.

Более умный результат за 2,2 секунды

В завершение

Подобно фермерскому рынку или стандарту маркировки органических продуктов, очень много реальных идей находится у всех на виду. Вам нужен финансовый институт, безопасный и хорошо регулируемый во всех традиционных отношениях, но также обладающий неподдельностью, обеспечиваемой людьми? Участники кредитных союзов избирают директоров, и доход с обработки транзакций делится между участниками. Пустите свои деньги в оборот! Предпочитаете дефляционную денежную политику? Центральных банкиров назначают выборные лидеры. Хотите сделать выборы более надёжными и демократичными? Помогите написать открытое ПО для голосования, участвуйте в регистрации избирателей или станьте добровольным наблюдателем на выборах в своей стране или за границей! Хотите иметь доверенный сервис продажи электронных книг, который взимал бы меньше комиссий и отчислял бы больше дохода авторам? Вы уже можете принять во внимание указанные коэффициенты выплат при покупке музыки или книг, покупать напрямую у авторов или запустить собственный сайт электронных книг, который будет лучше существующих!

Проекты, основанные на устранении доверия, не смогли завладеть интересом потребителей, потому что доверие чертовски ценно. Мир без закона и доверия, где единственный принцип – своекорыстие, а единственный источник безопасности – паранойя, – это не рай, а криптосредневековый ад.

Мы, как общество, и как технологи и предприниматели в частности, должны быть способны сотрудничать – строить доверительные отношения, заслуживать доверия. Вместо того чтобы направлять ресурсы на устранение доверия, нам следует направлять их на создание доверия – используем ли мы в качестве среды для хранения информации длинную последовательность хешированных файлов или нет.

 

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ