Бычий тренд Биткойна (часть 4)

Бычий тренд Биткойна (часть 4)

Публикуем четвёртую часть серии, посвящённой истории происхождения денег и Биткойна, а также его дальнейшей судьбе. В первой части мы ознакомились с историей происхождения денег, во второй части была затронута тема Биткойна как средства сбережения, а также проанализированы характеристики цифровой валюты. Третья часть была посвящена теме эволюции денег и их функций, после чего мы рассмотрели волны цикла зрелости Биткойна.

Вход государств

Последний цикл зрелости Биткойна начнётся, когда государства станут копить его в своих золотовалютных резервах (ЗВР). На данный момент рыночная капитализация Биткойна слишком мала, чтобы рассматривать его как целесообразное приобретение для резервов большинства стран. Но с ростом интереса частного сектора и приближением капитализации Биткойна к триллиону долларов он станет достаточно ликвидным, чтобы большинство государств могли войти на рынок. Как только первое государство официально включит биткойны в свои резервы, за ним, скорее всего, массово последуют другие. Государства, которые первыми примут Биткойн, получат самые большие преимущества для своего бюджета, если биткойн в будущем станет глобальной резервной валютой. К сожалению, быстрее всех накапливать биткойны, вероятно, будут страны с самой сильной исполнительной властью – то есть диктатуры вроде Северной Кореи. Нежелание видеть, как подобные государства улучшают своё финансовое положение, и характерная слабость исполнительных властей западных демократий приведут к тому, что они будут колебаться и отстанут в накоплении биткойнов в своих ЗВР.

В том, что США сейчас одна из самых открытых стран в плане регуляторной позиции по Биткойну, тогда как Китай и Россия – самые враждебные, кроется большая ирония. США рискуют понести самые большие потери для своей геополитической позиции, если биткойн сменит доллар в качестве всемирной резервной валюты. В 1960-х Шарль де Голль критиковал «чрезмерные привилегии», которыми пользовались США благодаря денежному порядку, созданному Бреттон-Вудским соглашением 1944 г. Российские и китайские власти пока не поняли геостратегических преимуществ биткойна как резервной валюты и озабочены его возможным влиянием на их внутренние рынки. Подобно де Голлю в 1960-х, угрожавшему восстановить классический золотой стандарт в ответ на чрезмерные привилегии США, китайцы и русские со временем увидят преимущества владения крупными резервами негосударственного средства сбережения. Так как в Китае сейчас наибольшая концентрация вычислительных мощностей Биткойна, китайское государство уже имеет явное преимущество в своём потенциале по включению биткойнов в ЗВР.

США гордятся своим статусом страны новаторов и Кремниевой долиной как жемчужиной американской экономики. До сих пор Кремниевая долина доминировала в диалоге с регуляторами касательно их позиции в отношении Биткойна. Однако банковская индустрия и Федеральная резервная система (ФРС) США наконец начали понимать экзистенциальную угрозу Биткойна американской денежной политике в случае его превращения в глобальную резервную валюту. Wall Street Journal, известный как рупор ФРС, опубликовал комментарий об угрозе, которую Биткойн представляет для американской денежной политики:

«Есть ещё одна опасность, возможно, ещё более серьёзная с точки зрения центральных банков и регуляторов: биткойн может не обвалиться. Если спекулятивный пыл в отношении криптовалюты – это всего лишь предвестник её широкого использования в качестве альтернативы доллару, то это поставит под угрозу монополию центральных банков на деньги».

В ближайшие годы намечается активная борьба между предпринимателями-новаторами Кремниевой долины, которые будут пытаться уберечь Биткойн от государственного контроля, и коммерческими и центральными банками, которые будут делать всё возможное для регулирования Биткойна, чтобы предотвратить подрыв их индустрии и обнуление полномочий по выпуску денег.

Переход к средству обмена

Денежный товар не может стать общепринятым средством обмена (стандартное экономическое определение «денег»), прежде чем он станет широко цениться, по той тавтологической причине, что товар, который не ценится, не будут принимать в обмене. В процессе обретения общепризнанной ценности, то есть упрочения в качестве средства сбережения, покупательная способность денежного товара взлетит, создавая такие издержки упущенной выгоды при расставании с ним, которые позволят использовать его в обмене. Только когда издержки упущенной выгоды при расставании со средством сбережения опустятся до достаточно низкого уровня, оно сможет стать общепринятым средством обмена.

А точнее, денежный товар станет пригодным средством обмена, только когда сумма издержек упущенной выгоды и транзакционных издержек его использования в обмене опустится ниже издержек совершения сделки без него.

В бартерном обществе превращение средства сбережения в средство обмена возможно даже при росте покупательной способности денежного товара, поскольку в бартерной торговле чрезвычайно большие транзакционные издержки. В развитой экономике, где транзакционные издержки низкие, зарождающееся и быстро растущее в цене средство сбережения, такое как Биткойн, может использоваться как средство обмена, но в очень ограниченных масштабах. Пример составляет рынок наркотиков, где покупатели готовы жертвовать выгодой от сохранения биткойнов, чтобы минимизировать существенный риск покупки наркотиков за фиатную валюту.

Однако, в развитом обществе существуют серьёзные институциональные препятствия для превращения зарождающегося средства сбережения в общепринятое средство обмена. Государства используют налогообложение как мощное средство защиты своих государственных денег от вытеснения конкурентными денежными товарами. Государственные деньги не только пользуются преимуществом постоянного источника спроса, так как налоги можно платить только ими, но конкурентные денежные товары также облагаются налогом при обмене с добавленной стоимостью. Последний тип налогообложения создаёт существенные препятствия для использования средства сбережения в обмене.

Тем не менее, притеснение рыночных денежных товаров не является непреодолимым препятствием для их принятия в качестве общепризнанного средства обмена. При потере веры в государственные деньги их стоимость может обрушиться посредством процесса, известного как гиперинфляция. Когда государственные деньги подвергаются гиперинфляции, сначала падает их стоимость относительно самых ликвидных товаров общества, таких как золото или иностранная валюта вроде американского доллара, если они доступны. Если ликвидные товары недоступны или их предложение ограничено, подвергающиеся гиперинфляции деньги обваливаются относительно реальных товаров, таких как недвижимость или товарные активы. Классическая картина гиперинфляции – супермаркеты, опустевшие из-за того, что потребители спешат избавиться от обесценивающихся государственных денег.

В конечном счёте, когда вера в национальную валюту во время гиперинфляции будет полностью утрачена, государственные деньги больше никто не будет принимать, и общество перейдёт на бартер (например, как в России в 90-х), или же денежная единица будет полностью вытеснена другим средством обмена. Примером этого процесса служит замена зимбабвийского доллара американским. Замена государственных денег иностранными усложняется редкостью иностранных денег и отсутствием иностранных банковских институтов, способных предоставить ликвидность.

Возможность легко переводить биткойны за границу и отсутствие необходимости в банковской системы делает биткойн идеальным денежным товаром для тех, кто пострадал от гиперинфляции. В ближайшие годы, по мере того как фиатные деньги продолжат следовать своей исторической тенденции к конечному обесцениванию, Биткойн станет всё более популярным выбором, в который будут вкладываться глобальные сбережения. Когда государственные деньги будут вытеснены Биткойном, он превратится из средства сбережения в общепринятое средство обмена. Дэниел Кравиш придумал для описания этого процесса термин «гипербиткойнизация».


Заблуждения и реальные риски

Предыдущие части данной серии статей в основном фокусировались на денежной природе Биткойна. Придерживаясь этого фундамента, мы можем теперь обратиться к некоторым наиболее распространённым заблуждениям по поводу Биткойна.

Биткойн – это пузырь

Биткойн, как и все рыночные денежные товары, обнаруживает денежную наценку. Денежная наценка вызывает распространённую критику Биткойна из-за того, что это якобы «пузырь». Однако, денежная наценка есть у всех денежных товаров. Эта наценка (превышение цены потребительского спроса) как раз и является определяющей характеристикой всех денег. Другими словами, деньги – это всегда и везде пузырь. Но, как ни парадоксально, денежный товар может быть как пузырём, так и недооценённым на ранних стадиях принятия в качестве денег.

Биткойн слишком волатилен

Волатильность цены биткойна зависит от его зрелости. В первые годы существования биткойн вёл себя как копеечные акции, и крупный покупатель – такой как близнецы Уинклвосс – мог вызвать скачок цены. По мере того, как с годами принятие и ликвидность выросли, волатильность Биткойна соразмерно снизилась. Когда Биткойн достигнет рыночной капитализации золота, он будет показывать похожий уровень волатильности. Когда Биткойн превзойдёт рыночную капитализацию золота, его волатильность сократится до уровня, делающего его пригодным для широкого использования в качестве средства обмена. Как уже отмечалось, монетизация Биткойна происходит посредством серии циклов зрелости. Волатильность самая низкая во время фазы плато цикла зрелости, а самая высокая – во время фаз пика и обвала, о чем мы говорили в предыдущей части. В каждом цикле зрелости волатильность будет ниже, чем в предыдущих, из-за роста ликвидности на рынке.

Комиссии транзакций слишком высокие

Недавняя критика сети Биткойна сводится к тому, что повышение комиссий за перевод делает её непригодной в качестве платёжной системы. Однако рост комиссий является здоровым и ожидаемым. Комиссии выплачиваются майнерам Биткойна за подтверждение транзакций и защиту сети. Майнеры получают оплату в виде комиссии или новых биткойнов, выпускаемых в виде вознаграждения за майнинг блока (эмиссия), последнее влечёт инфляционные издержки для текущих владельцев биткойнов.

Учитывая фиксированный график предложения Биткойна – денежную политику, делающую его идеально подходящим на роль средства сбережения, – вознаграждение за майнинг блока со временем сократятся до нуля, и безопасность сети должна будет обеспечиваться за счёт комиссий. Сеть с «низкими» комиссиями – это сеть с низкой безопасностью или подверженная внешней цензуре. Те, кто превозносит низкие комиссии альтернатив Биткойна, неосознанно описывают недостатки этих так называемых альткойнов.

Ошибочный корень критики «высоких» комиссий Биткойна в вере в то, что Биткойн должен сначала быть платёжной системой, а затем – средством сбережения. Как мы увидели при рассмотрении происхождения денег, такая вера ставит телегу впереди коня. Только когда Биткойн упрочится в качестве средства сбережения, он станет подходящим средством обмена. Кроме того, как только издержки упущенной выгоды при обмене биткойнов опустятся до уровня, делающего его пригодным средством обмена, большинство сделок будут происходить не в сети Биткойна, а в сетях «второго уровня» с намного меньшими комиссиями. Сети второго уровня, такие как Lightning и Raiden, представляют собой современный аналог векселей, использовавшихся для передачи прав на золото в XIX веке. Банки использовали векселя, так как передача реальных слитков была намного более затратной, чем передача векселя, дающего право на золото. Однако, в отличие от векселей, сеть Lightning позволит дёшево переводить биткойны практически без необходимости доверять третьим сторонам, таким как банки. Разработка сети Lightning – очень важная техническая инновация в истории Биткойна, и её ценность станет очевидной по мере её развития и принятия в ближайшие годы.

Конкуренция

Поскольку Биткойн – это открытый программный протокол, можно копировать его программное обеспечение и имитировать его сеть. За последние годы создавалось множество имитаций, от полных копий вроде Litecoin до сложных вариантов, таких как Ethereum, обещающих сделать возможными произвольно сложные контрактные отношения с применением распределённой вычислительной сети.

Распространённая инвестиционная критика Биткойна заключается в том, что он не будет способен сохранить свою стоимость, тогда как на основе его кода легко могут создаваться конкуренты, которые могут включать последние инновации и программные свойства.

Ошибка этого аргумента в том, что десятки конкурентов Биткойна, созданные за все годы его существования, не имеют такого «сетевого эффекта», как у первой и доминирующей технологии в киберпространстве. Сетевой эффект – возросшая ценность использования Биткойна просто потому, что он уже является доминирующей сетью, – это тоже отдельное свойство. Для любой технологии сетевой эффект – самое важное свойство.

Сетевой эффект Биткойна охватывает ликвидность его рынка, число людей, владеющих им, сообщество разработчиков, поддерживающих и совершенствующих его ПО, и узнаваемость бренда. Крупные инвесторы, в том числе государства, будут искать наиболее ликвидный рынок, куда можно быстро войти и выйти, не влияя на цену. Разработчики стекаются к доминирующему сообществу, где сосредоточены таланты высочайшего калибра, тем самым усиливая это сообщество. А узнаваемость бренда растёт автоматически, так как конкуренты Биткойна всегда упоминаются в контексте самого Биткойна.

На этом мы заканчиваем предпоследнюю, четвёртую, статью этой серии. Подписывайтесь на БитНовости, чтобы не пропустить завершающую часть!

 

Источник



Categories: Top, История, Образование, Общество, Экономика

Tags: , , , , , , ,

Leave a Reply

Оставьте первый комментарий!

  Subscribe  
Notify of