За пузырём Биткойна — часть 4: ICO и экономика токенов

2
ПОДЕЛИТЬСЯ

Настало время четвёртой части из цикла статей о пузыре Биткойна. Если вы пропустили первую и вторую и третью части, то не забудьте ознакомиться с ними.

Спад интереса к ICO: конец или начало эпохи криптовалют?Аббревиатура ICO – намеренная отсылка к первичным публичным предложениям (IPO), во многом определившим первый интернет-пузырь в 1990-х. Но между ними есть существенное различие. Спекулянты могут покупать монеты в ICO, но они не покупают долю в частной компании и её программном обеспечении, как в традиционном IPO. В дальнейшем монеты будут продолжать создаваться в обмен на труд – в случае Filecoin – тех, кто помогает поддерживать сеть Filecoin. Заработать монеты могут разработчики, помогающие совершенствовать ПО, а также обычные пользователи, предоставляющие свободное дисковое пространство для расширения вместимости сети. Монета Filecoin – это способ показать, что кто-то увеличил стоимость сети.

Такие активисты, как Крис Диксон, начали в отношении компенсационной стороны уравнения использовать понятие «токен», а не «монета», чтобы подчеркнуть, что технология не обязательно стремится подорвать существующие валютные системы.

«Мне нравится метафора токена («жетона»), потому что так ясна аналогия с игровыми автоматами, – говорит Диксон. – Эти токены можно использовать в пределах игорного зала, но мы не пытаемся вытеснить американское правительство. Они не должны рассматриваться как реальная валюта; это псевдовалюта в пределах этого мира»

Дэн Финлей, создатель MetaMask, вторит аргументам Диксона: «Для меня здесь интересно то, что мы программируем новые системы стоимости, – говорит он. – Они необязательно должны напоминать деньги».

Псевдо или нет, но идея ICO уже вдохновила множество сомнительных предложений, многие из которых продвигались знаменитостями, мало похожими на энтузиастов блокчейна, такими как DJ Khaled, Пэрис Хилтон и Флойд Мейвезер. В посте за октябрь 2017 г. Фред Уилсон, основатель Union Square Ventures и ранний сторонник блокчейн-революции, разразился критикой в адрес распространения ICO. «Ненавижу это», – написал Уилсон, добавив, что большинство ICO – это «скамы. И знаменитости, и другие, кто рекламирует их в соцсетях в попытке обогатиться, ведут себя плохо и, возможно, нарушают законодательство о ценных бумагах».

Вероятно, самое поразительное в стремительном росте интереса к ICO – и к существующим валютам, таким как биткойн и эфир, – то, сколько финансовых спекуляций успели привлечь платформы с практически нулевым принятием среди обычных потребителей. Во время интернет-пузыря конца 1990-х люди, по крайней мере, покупали книги на Amazon или читали онлайн-газеты; было очевидно, что веб призван стать популярной платформой. Сегодня же ажиотажные циклы настолько ускорились, что миллиарды долларов преследуют технологию, которую мало кто понимает, а тем более использует, за пределами криптосообщества.

Допустим, чисто гипотетически, что ажиотаж оправдан и платформы на блокчейне, вроде Ethereum, станут фундаментальной частью нашей цифровой инфраструктуры. Каким образом распределённый реестр и экономика токенов могут бросить вызов кому-то из технологических гигантов?

Один из партнёров Фреда Уилсона по Union Square Ventures, Брэд Бёрнхэм, привёл пример ещё одного технологического гиганта, вступившего в последний год в конфликт с регуляторами и общественным мнением: Uber.

«Uber – это, по сути, всего лишь платформа координации между водителями и пассажирами, – говорит Бёрнхэм. – Да, она действительно новаторская, и в самом начале было много такого, за что ей следует отдать должное, такого, как карта и снижение беспокойства пассажира по поводу того, приедет ли водитель или нет».

Но когда новый сервис, такой как Uber, начинает набирать обороты, на рынке возникает сильная мотивация сплотиться вокруг единственного лидера. Тот факт, что всё больше пассажиров начинают использовать приложение Uber, привлекает к сервису больше водителей, что, в свою очередь, привлекает больше пассажиров. Люди подключают к Uber свою кредитную карту; они уже установили приложение; на дорогах становится намного больше водителей Uber. Поэтому попробовать какой-нибудь другой конкурентный сервис становится неудобно, даже если директор компании кажется придурком или если потребители теоретически предпочли бы конкурентный рынок с десятком Uber-ов.

«В какой-то момент инновация, связанная с координацией, становится всё менее и менее новаторской», – говорит Бёрнхэм

Мир блокчейна предлагает кое-что иное. Представьте, что какая-нибудь группа вроде Protocol Labs решает, что есть смысл добавить новый «базовый уровень». Подобно тому как GPS позволила нам определять и сообщать наше местонахождение, этот новый протокол будет задавать простой запрос: я нахожусь здесь и хочу попасть сюда. Распределённый реестр может записать все прошлые поездки, кредитные карты и любимые места пользователей – все те метаданные, которые используют такие сервисы, как Uber или Amazon для обеспечения привязки. Назовём этот гипотетический протокол Transit. Стандарты отправки запроса Transit по интернету будут полностью открытыми. Любой сможет свободно создать приложение для ответа на этот запрос. Города смогут создавать приложения Transit, позволяющие таксистам удовлетворять запрос. Но то же самое смогут делать сервисы проката велосипедов или рикши.

Разработчики могут создать общие рыночные приложения, где все потенциальные транспортные средства, использующие Transit, смогут конкурировать за удовлетворение вашего запроса. Когда вы выйдете на улицу и захотите прокатиться, вам не нужно будет полагаться на единственного поставщика услуг. Вы просто объявите, что находитесь на перекрёстке 67-й улицы и Мэдисон-авеню и вам нужно добраться к Юнион-сквер. И тогда вы получите шквал конкурирующих предложений. Вы, теоретически, можете даже получить предложение от Транспортного управления Нью-Йорка, которое может создать сервис, напоминающий пользователям Transit, что можно намного дешевле и быстрее добраться на метро.

Как Transit может достичь критической массы, когда на рынке совместного использования транспортных средств уже доминируют Uber и Lyft? Тут-то в игру вступают токены. Ранние пользователи Transit будут получать токены, которые можно будет использовать для покупки услуг Transit или обменять на биржах на традиционную валюту. Как и в модели Биткойна, токены по мере роста популярности Transit будут раздаваться всё менее щедро. На раннем этапе разработчик приложения для iPhone, использующего Transit, может получить большое количество токенов; водители Uber, начавшие использовать Transit в качестве второго варианта для поиска пассажиров, могут получать токены как вознаграждение за пользование системой; смелые потребители могут получать токены за использование Transit на раннем этапе, когда доступно не так много водителей в сравнении с существующими частными сетями, такими как Uber или Lyft.

Когда Transit начнёт набирать обороты, он привлечёт спекулянтов, которые присвоят токенам денежную цену и привлекут ещё больший интерес к протоколу, раздувая их стоимость, что, в свою очередь, привлечёт больше разработчиков, водителей и клиентов. Если вся система будет работать так, как верят её сторонники, результатом станет более конкурентный, но в то же время более справедливый рынок. Вместо того, чтобы вся экономическая стоимость была захвачена акционерами одной или двух крупных корпораций, доминирующих на рынке, она будет распределена между намного более широкой группой: ранними разработчиками Transit, создателями приложений протокола, ориентированных на потребителя, ранними водителями и пассажирами и первой волной спекулянтов. Экономика токенов представляет новый набор необычных элементов, не вписывающихся в традиционные модели: вместо того чтобы создавать стоимость, владея чем-то, как в акционерной модели, люди создают стоимость, улучшая базовый протокол, либо помогая поддерживать реестр (как в случае майнинга Биткойна), либо создавая приложения поверх него, либо просто пользуясь сервисом. Границы между основателями, инвесторами и клиентами намного более размыты, чем в традиционных корпоративных моделях; все меры поощрения явным образом задуманы так, чтобы избежать итога «победитель получает всё». И в то же время, вся система зависит от начальной спекулятивной фазы, когда сторонние лица делают ставки, чтобы токен вырос в цене.

На этом мы завершаем очередную, четвёртую часть статьи. Не забудьте ознакомиться с первой и второй и третьей частями, если до сих пор не сделали этого. Подписывайтесь на БитНовости, чтобы не пропустить завершающую часть нашей серии статей.

Источник

2 КОММЕНТАРИИ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here