К вопросу об отрицательных процентных ставках

1234

Майлз Кимболл (Miles Kimball), профессор экономики из Мичиганского университета, рассказал журналистам CoinTelegraph об отрицательных процентных ставках, будущем бумажных и электронных денег и предполагаемом месте криптовалют в экономике. 

В последнее время интерес к отрицательным процентным ставкам значительно вырос. Они действуют или действовали в Дании, Швейцарии, Германии, Нидерландах, Австрии и Швеции. Некоторые корпоративные облигации, например, Nestle и Shell, также предлагались по отрицательным процентным ставкам.

Что такое отрицательная процентная ставка

Отрицательная процентная ставка имеет место, если, отдав банку или государству свои деньги, вы спустя некоторое время получаете обратно меньшую сумму. По сути, вы платите банку или государству за то, что предоставляете ему временное право распоряжаться вашими деньгами. Такая странная ситуация возникает, когда много людей, которые очень боятся риска, ищут «безопасную гавань» для своих финансов, и обычно является результатом масштабной рецессии в регионах, где практически отсутствует экономический рост (например, в Евросоюзе).1235

CoinTelegraph: Почему при электронных деньгах проще ввести отрицательную процентную ставку, чем при бумажных? Можете ли вы объяснить, как она работала бы с Биткойном и «электронными долларами»?

Майлз Кимболл: Для денег, хранящихся в банке, ввести отрицательную процентную ставку легко: достаточно постепенно уменьшать баланс счета, даже если с него не выводятся средства. С другой стороны, на бумажных деньгах напечатаны конкретные числа, поэтому ввести отрицательную процентную ставку для бумажной валюты сложнее. Помимо прочего, это требует использования электронного доллара в качестве меры стоимости.

Если мерой стоимости служит бумажный доллар, то процентная ставка для бумажной валюты всегда является нулевой (если только не облагать бумажные деньги налогом, что и с административной, и с политической точки зрения гораздо сложнее в сравнении с электронной денежной системой). Таким образом, чтобы можно было ввести отрицательную процентную ставку для денежной валюты и других активов, мерой стоимости должен быть электронный доллар. В этом случае центробанк может ввести ненулевую процентную ставку для бумажной валюты прямо на уровне собственной кассы, где банки вносят бумажную валюту на свои счета или получают ее.

Для проведения эффективной монетарной политики важно, чтобы у центробанка был контроль над мерой стоимости, и электронный доллар в этом качестве может иметь много аспектов криптовалюты — возможно, достаточно для того, чтобы его можно было считать криптовалютой.

Что касается частных криптовалют (вроде Биткойна), они вполне могут быть средством обмена и средством сбережения, но монетарная политика требует контроля над мерой стоимости. Центробанкам нужно сохранять контроль над типом денег, который определяет меру стоимости — в данном случае электронным долларом. Гарантировать использование электронного доллара (или электронного евро, электронной йены и т. д.) в качестве меры стоимости позволяют три ключевых фактора:

  • требование рассчитывать налоги в электронных долларах;
  • бухгалтерские стандарты, требующие ведения учета в электронных долларах;
  • необходимость координации между компаниями, а также компаниями и домохозяйствами (подобно согласованному переходу на летнее время, но без проверки часов с чьей-либо стороны).

CT: Как можно ввести отрицательную процентную ставку в криптовалютной системе?

МК: Чтобы можно было ввести отрицательную процентную ставку в криптовалютной системе, использующей в большинстве транзакций Биткойн или его аналог, должны быть разделены функции меры стоимости и средства обмена. Это можно сделать с помощью электронного доллара, отличного от Биткойна (кроме того, неплохо иметь много разных средств сбережения, но они доступны всегда).

В настоящее время роботы не могут проводить монетарную политику так же хорошо, как банки. Возможно, когда-нибудь они смогут это, и тогда на ответственность за электронный доллар можно будет возложить на компьютер. Тем не менее, все равно будет необходимо разделение между мерой стоимости в виде электронного доллара (контролируемой компьютером) и любым активом, который автоматически получает нулевую процентную ставку в собственных терминах (как сейчас Биткойн).

CT: Может ли Биткойн быть валютой? Каковы, по-вашему, его ограничения?

МК: Биткойн уже является валютой, однако было бы неразумно пытаться использовать его как «полноценную» валюту. Хорошая мера стоимости должна иметь постоянную стоимость относительно товаров и услуг, но Биткойн не таков. Он не может иметь неизменную относительную стоимость без гораздо более сложного алгоритма контроля эмиссии, намного превосходящего текущие возможности центробанков. Разработать и реализовать хорошую монетарную политику непросто.

Меру стоимости должен контролировать институт, лучше всего способный обеспечивать ее постоянство относительно товаров и услуг и по ходу дела поддерживать естественный уровень производства в экономике. В настоящее время это центробанки. Стоимость Биткойна значительно колеблется относительно товаров и услуг, и центробанки (люди с помощью компьютеров) пока могут гораздо лучше управлять монетарной политикой, чем алгоритм Биткойна.

CT: Расскажите о блокчейн-технологиях в контексте центробанков. Для каких операций/инструментов лучше всего подходит блокчейн?

MK: Я не считаю себя экспертом по блокчейн-технологиям, но мне кажется, что они или основанные на них разработки будут важны для обеспечения нормальной работы электронных долларов. Электронные доллары включают деньги в банке, но они очень неэффективны, комиссии на транзакции в них велики, и банкам придется пойти путем Биткойна. Блокчейн — огромное достижение, позволяющее значительно удешевить обработку транзакций в сравнении с современными банковскими методами. Он сделает электронные транзакции гораздо более эффективными.

CT: Что вы думаете о «валютных войнах» и их влиянии на политики центробанков? Связаны ли с ними как-нибудь отрицательные процентные ставки?

MK: «Валютные войны» — это в основном домыслы и предрассудки. Если все страны придерживаются инфляционной монетарной политики, это не валютная война, это глобальная инфляция. Заменяйте «валютные войны» во всем, что читаете, «глобальной инфляцией», и вы не ошибетесь.

Фраза «валютная война» оправдана в единственном случае: когда страна продает собственные активы и покупает эквивалентные зарубежные активы. Если все страны делают это, их сделки частично аннулируются, но если страна или ее центробанк покупает активы с большей процентной ставкой, чем активы, которые она продает, это денежная экспансия, а не выпад в валютной войне.

Конечно, денежная экспансия влияет на процентные ставки, но если другая страна недовольна этим влиянием на собственную процентную ставку, ей следует просто противопоставить собственную экспансию, откалиброванную должным образом. Такой ответ — это не залп в «валютной войне», а элемент нормальной монетарной политики.

CT: Что мотивирует центробанки вводить отрицательные процентные ставки?

MK: Работа центробанков — обеспечивать стабильность цен и устойчивый рост экономики за счет поддержания естественного уровня производства. Чтобы хорошо справляться с этими двумя задачами, нужно хотя бы иногда прибегать к отрицательным процентным ставкам.

Фед, Европейский центробанк, Банк Англии, а теперь и Банк Японии ориентируются на целевой уровень инфляции в 2% в долговременном масштабе, потому что они еще не добавили в свой инструментарий отрицательные процентные ставки по бумажной валюте. Готовность к введению отрицательной ставки позволяет снизить целевой уровень инфляции до нуля — до подлинной стабильности цен. Кроме того, возможность использовать отрицательные процентные ставки помогает подавить рецессию в зародыше. Как мне кажется, это достаточно большие преимущества, чтобы большинство центробанков в конечном итоге добавили отрицательные процентные ставки по бумажным валютам в свой арсенал.

Майлз Кимболл, эксперт по отрицательным процентным ставкам и сторонник электронных денег.

Джордж Самман (George Samman)

Источник: cointelegraph.com



Categories: Банки, Финансы, Экономика

Tags:

Leave a Reply

15 Комментарий на "К вопросу об отрицательных процентных ставках"

Notify of
avatar
trackback
Инфляция, отрицательные процентные ставки и новая норма | Bit•Новости

[…] ознакомления с этой темой можете прочитать мое интервью с профессором Майлзом Кимболлом (Miles […]

trackback
Монетарные парадоксы Биткойна | Bit•Новости

[…] из этого следует либо отсутствие кредита, либо отрицательная ставка по […]

tango
Участник

…ня какая-то.

CryptoBoomer
Гость

Тот редкий случай, когда можно сказать уверенно: чувак гонит полную чухню.

Asd_skala
Гость

Комменты приятней читать чем статью

Shmuel-Leib Melamud
Гость

«Хорошая мера стоимости должна иметь постоянную стоимость относительно товаров и услуг»

Дальше можно не читать.

ночной чай
Гость

а что…. звучит волшебно! бла бла… должна… как столп среди бурных морей…
…вообще вполне себе эксперт… на службе ….

в целом конечно цитатник жутковатый:
экономический рост
монетарная политика
электронный доллар
проводить монетарную политику так же хорошо, как банки
должен контролировать
Если все страны придерживаются инфляционной монетарной политики, это не валютная война, это глобальная инфляция

arvicco
Администратор

Все «официальные экономисты» придерживаются интервенционистского взгляда, поскольку их место в современном мире: мудрые визири для власть предержащих. Будет ли власть ценить того визиря, который постоянно советует ей никуда не вмешиваться и ничего не делать? Нет, конечно.

Именно поэтому, «австрийская школа» в современной системе считается «маргинальной» — власти считают, что ее «не за что кормить», а у ее конкурентов — полный карт-бланш, даже если они несут сущую белиберду.
comment image

vb
Гость

А ведь так оно и есть — чем большую чушь порет высокопоставленный экономист, тем больше его уважают. Достаточно почитать любое выступление Гринспена или Бернанке, чтобы убедиться в этом.

tango
Участник

Улюкаев/Силуанов тоже неплохо с учетом кастома

arvicco
Администратор

Вот здесь у нас на канале товарищ подробно излагает, какую роль играют в современном мире экономисты:

Анонимно
Гость

На всякий случай оригинал: «A good unit of account needs to have a constant value relative to goods and services». И GT: «Хорошей расчётной единице нужно иметь постоянное значение по отношению к товарам и услугам».

Shmuel-Leib Melamud
Гость
В данном случае, здешний перевод лучше, потому что value тут — это не «значение», а «ценность». Впрочем, можно не вчитываться так внимательно в одну эту фразу, потому что по остальному тексту понятно, что он имеет в виду. А имеет в виду он, что ценность денежной единицы нужно постоянно корректировать, чтобы уровень цен оставался постоянным. Но это идиотизм, потому что, во-первых, нет такого понятия «уровень цен», так как стоимость различных корзин товаров будет различна. Во-вторых, глупо все время подгонять линейку так, чтобы измеряемая величина оставалась постоянной. Например, вы измеряете рост ребенка. Понятно, что вы не увидите, что он растет, из-за того,… Read more »
tango
Участник

При этом не важно, для чего — для «постоянства уровня цен», или для «таргетированной инфляции». В любом случае эти (якобы) недоумки берутся определять цены вместо продавцов и покупателей. «Якобы» — потому что на самом деле они-то своих целей достигают.

wpDiscuz