Мираж безналичной утопии

flies

Джон Матoнис (Jon Matonis) — исследователь и криптоэкономист, специализирующийся на цифровых валютах. Он занимал посты в Sumitomo Bank, VISA, VeriSign и Hushmail. Сейчас является председателем совета директоров Bitcoin Foundation. В своей колонке на Forbes.com Матонис полемизирует с Дэвидом Вулманом (David Wolman), выступающим за полный отказ от анонимных наличных платежей ради борьбы с преступностью.

Автор статьи «The Anonymity Fantasy» Дэвид Вулман напрасно предполагает, что ему известно, чего мы заслуживаем и чего мы хотим. Меня как читателя это раздражает по нескольким причинам, которые не ограничиваются рассуждениями, будто анонимные наличные не тождественны свободе и что не стоит упорствовать в приверженности наличным расчетам.

Возможно, я покажусь циником, но я не думаю, что автор всего лишь стремится сделать имя своей новой книге. Я полагаю, Дэвид действительно верит в то, что говорит, несмотря на уроки истории, которые свидетельствуют об обратном.

Давайте не будем обманывать себя: конец наличных денег будет означать начало массовой слежки за транзакциями со стороны государства. Это положит начало серьезным дебатам о границах государственной власти и о чувстве собственного достоинства индивида.

К сожалению, реальный мир простирается далеко за границы мирного Орегона — родного штата Вулмана.

В суровых краях по всему миру живут активисты и диссиденты, которые платят за интернет-блоги, продовольствие и собственную безопасность. Кто-то каждый день платят пограничникам, чтобы сбежать от кровожадного правительства хоть куда-нибудь. Женщины на улицах продают корзинки и одеяла, чтобы прокормить свои семьи. Раковые больные покупают траву у знакомых, если они находятся в штатах, не узаконивших употребление марихуаны по медицинским показаниям. Людям, подвергающимся преследованию, всегда нужен способ защитить и переместить хотя бы небольшую часть своих накоплений.

Продолжающаяся война с наличными скорее относится к вопросам морали, а не гражданского общества, как утверждает Вулман. Как определить, когда право государства отслеживать транзакции становится преступным, если возможности для слежки практически безграничны? Как насчет законов о так называемых «преступлениях без потерпевшего», запрещающих азартные игры в интернете или добровольный секс за деньги между взрослыми людьми? Поддерживает ли Вулман конфискацию частного имущества социалистическим режимом, живущим не по средствам? Может, он считает правильным финансовую блокаду сайтов, публикующих компромат, таких как Wikileaks? Что насчет бесчеловечных методик «правоохранительных» органов в Сирии или Ливии времен Каддафи?

Анонимность и гражданское общество вполне могут сосуществовать. Что не может сосуществовать, так это вездесущий бесчеловечный политический режим и гражданское общество.

Продвигая идею «безналичной утопии», Вулман рассуждает как технолог. В этом качестве он, возможно, прав: бумажные деньги неэффективны и несут множество проблем. Но чрезмерное регулирование и раздутый аппарат сбора налогов еще более неэффективны — может, тогда вперед откажемся от этого?

Аргументация «от эффективности» недальновидна и неумна. Искусственный отбор по заданным критериям — очень эффективный метод, так же, как и тренировки с рождения, позволяющие тоталитарным государствам поставлять первоклассных спортсменов на современные Олимпийские игры. Но я сомневаюсь, чтобы Вулман захотел бы сам пожить в таком обществе — что с наличными, что без них.

Кстати, примечательно, что Вулман в числе прочего ссылается на консультанта Дэвида Бирча (David Birch) и его откровенно слабый довод, касающийся разницы между анонимностью и приватностью. Так ему будет с кем разделить репутационный ущерб от этого бездоказательного допущения.

Уровень приватности должен определяться исключительно индивидом. Для одного человека приватность означает полную анонимность, для другого — анонимность от агрессивных маркетинговых кампаний и правительства, но, возможно, не от банков. Основная идея заключается в том, что только индивид, а не авторы книг и не консультанты по электронным платежам – должен определять приемлемую для себя степень анонимности.

Наличные деньги — не враг бедных. Анонимность им также не враг: они как раз больше всех в ней нуждаются. Если бы это было не так, мы бы наблюдали сокращение, а не рост неформальной экономики. Только сторонники репрессивных решений, не способные принять человеческую природу без морализаторства, пропагандируют отказ от анонимных наличных платежей.

Веб-антрополог Стов Бойд (Stowe Boyd) заявляет, что анонимные наличные — это свобода. Я думаю, в этом нам стоит согласиться.

По материалам Forbes.com



Categories: Государство, Законы, Общество, Политика

Tags:

Leave a Reply

6 Комментарий на "Мираж безналичной утопии"

Notify of
avatar
trackback
Мираж безналичной утопии | CryptoNews

[…] Источник: bitnovosti […]

azzot88
Участник

У людей всегда должен быть выбор. Верно сказано: «Каждый сам должен определять степень свой анонимности». Я уверен, что наличные не пропадут, но и не будут основным средством расчетов.

Анонимно
Гость

Похоже, что тотальный безнал — это палка о двух концах. Как ЦРУ будет платить осведомителям?

azzot88
Участник

Это вопрос того же порядка как и «Проблема 2000».

Анонимно
Гость

картинка — это государство и налогоплательщик, аллегория?

Анонимно
Гость

Это две взрослых особи. А потом ОН покажет ЕЙ где лежит куча г…а.

wpDiscuz