Демократия? А кто управляет на самом деле?

2013-04-10-labyrinthДемократия — отличная штука, никто с этим не спорит. Осознавать, что у нас есть контроль над правительством, под надзором которого мы живем, дорогого стоит. Мы видим этот контроль в наших ритуалах голосования, он проявляется в нашем благоговейном и страстном отношении к самой идее демократии. Мы говорим, мы спорим о политике, предлагаем, высказываем мнения… Великолепная система, пусть даже на ее обслуживание уходит столько средств.

Но давайте вернемся к реальности, а точнее, к тем ее неприглядным сторонам, которые только начинают привлекать общественное внимание — к «глубинному государству». Что это такое? Так называют государственный аппарат, не охваченный никаким демократическим контролем. Что-то вроде несменяемого правящего класса и соответствующей структуры законов, которые совершенно невосприимчивы к избирательному шуму. Только не подумайте, что это какая-то модная конспирологическая теория — это всего лишь беспристрастное описание работы правительства в национальном государстве.

Мы столкнулись с глубинным государством в 2013 году, когда федеральное правительство США приостановило свою деятельность. На какое-то время мы стали свободны! Ага, как бы не так! Да, действительно, 800 тыс. служащих не вышли на работу, из-за чего вы не могли, например, посетить национальные памятники и быстро поставить нужный штамп в паспорт. Но приостановили работу не все службы. Кто же ее продолжил? Все «критичные» учреждения, в том числе ФРС, Пентагон, службы социального обеспечения и сбора налогов, различные регулирующие агентства, системы наблюдения, погранохрана, агентства по жилищным и сельскохозяйственным субсидиям, все правоохранительные службы и т. д. — иначе говоря, весь аппарат принуждения и контроля, организующий нашу жизнь изо дня в день.

Если такое творится, когда правительство «приостанавливает» свою деятельность, что же говорить о его работе в обычном режиме? Избиратели выбирают всего 536 человек — президента и Конгресс — но на самом деле на федеральное правительство работают 2 723 000 человек, то есть мы избираем всего 0,02% oт общего числа чиновников, которые нами управляют. Заставляет задуматься, не так ли? И это не считая контрактников из частного сектора, которые работают на федералов, не относясь к ним официально.

По оценке Пола Лайта, общее количество служащих федерального правительства составляет 11 млн.: 1,8 млн. гражданских служащих, 870 тыс. рабочих почты, 1,4 млн. военных, 4,4 млн. контрактников и 2,5 млн. грантополучателей. Это сокращает долю избираемых представителей государства до 0,004%.

Вы можете возразить: «Эй, но эти избираемые нами ребята управляют всеми остальными, так в чем проблема?» Проблема в том, что это не так. Члены Конгресса могут нанимать сотрудников в свой аппарат. Президент может назначить или уволить около 3000 человек. Добавьте их в формулу, и вы все равно получите, что лишь 0,1% от общего числа госслужащих хоть как-то зависят от избирательного процесса.

Госслужащих, не связанных напрямую с политикой, по закону нельзя уволить. Расходы на содержание чиновников навеки утверждены и неприкосновенны. У политиков в любом случае нет мотивации сокращать эти расходы, потому что от этого им нет никакой выгоды. Наконец, это просто не их дело. Их дело — победить на выборах и проводить в жизнь интересы своих избирателей. У них свои проблемы, и борьба с бюрократией просто не входит в их должностные обязанности.

Я понял это, когда жил в Александрии (штат Вирджиния). Многие мои соседи работали в федеральных агентствах. Что меня поразило в них, так это то, что ни один из них совершенно не интересовался политикой. Они не голосовали, они не читали и не смотрели политические новости — политика была им безразлична, и я не могу упрекнуть их в этом. Преходящие политические драмы нисколько не сказывались на их жизни: они принадлежали к несменяемому правящему классу, а избираемые на время якобы «менеджеры» были лишь фоновым шумом.

Проблема даже не столько в их постоянном трудоустройстве, сколько в структуре законодательства, которое наделяет их властью. Многие наши законы очень стары и уходят корнями в 19-й век. Например, закон, позволяющий федеральному правительству работать, даже когда оно «приостанавливает» деятельность, называется Антидефицитным актом (англ.) и был принят в 1884 году.

Сам свод федеральных законов едва умещается на большой книжной полке и состоит в основном из постановлений, принятых задолго до рождения нынешних чиновников. Он-то и наделяет глубинное государство мощью и энергией. Конгрессмены и бюрократы приходят и уходят, но «глубинное государство» остается в силе, несмотря ни на что.

Удивительно, насколько неохотно люди признают такое положение дел. Американская политика развертывается так, как будто весь государственный аппарат формируется заново в каждом избирательном цикле. Как будто после смены группировки, находящейся у власти, все сделанное до них утрачивает какое бы то ни было значение. Мы исходим из того, что текущий президент и текущий состав Конгресса отвечают за все, что происходит во время их нахождения у власти. Эта ошибка следует из самой теории демократии и основана на посылке, что мы контролируем правила, по которым живем. Репутация правительства во многом зависит от убежденности общества в том, что эта посылка верна, и этот миф поглощает все наше внимание. Одна фракция крошечной группы выбранных лидеров обвиняет другую во всех проблемах, а мы сидим вокруг и спорим, кто из них прав. Мы воспринимаем это как спорт: «Красные, вперед!», «Синие отстой!» Однако реальность такова, что настоящий правящий класс и его полномочия нисколько не зависят от смены политических лидеров.

Многие лелеют надежды, что на вершину пирамиды власти проберется герой, который сможет обуздать это разбухшее глубинное государство и либо упразднить его, либо хотя бы сделать его подотчетным. Но давайте подумаем, что случится, если кто-то на самом деле попытается сделать это. Структура власти такова, что никто не сможет получить нужные для этого диктаторские полномочия, да и нам это вряд ли бы понравилось.

Я нисколько не хочу сеять уныние, но призываю судить о происходящем трезво. Никто не утверждает, что глубинное государство непобедимо, но мы не сможем ограничить его аппетит традиционными методами, раз за разом выбирая самого красноречивого пижона из тех, которые решили выставить себя на политический аукцион. Если это и произойдет, то косвенным путем, благодаря технологическим инновациям, отходу от закостенелых догм и творческому поиску.

Политика — любимое развлечение многих людей, и я не собираюсь никому отказывать в таких изысканных удовольствиях, но давайте хотя бы смотреть на вещи без розовых очков.

***

Джеффри Такер (Jeffrey Tucker) — один из администраторов Liberty.me, социальной платформы для людей, интересующихся проблемами гражданских свобод. Он также почетный член Фонда экономического образования, исполнительный редактор изд-ва Laissez-Faire Books, научный сотрудник Acton Institute, основатель CryptoCurrency Conference и автор пяти книг. Связаться с ним можно по адресу tucker@liberty.me

Источник: Liberty.me



Categories: Законы, Общество, Политика, Регулирование, США

Tags:

Leave a Reply

4 Комментарий на "Демократия? А кто управляет на самом деле?"

Notify of
avatar
Анонимно
Гость
Согласен с автором, но вопрос остался без ответа, что делать, если ты Не согласен с системой? Многие скажут.. ну как же надо выражать протест — жечь покрышки, свергать верхушку власти, но Мало кто понимает — но самая эффективная форма протеста — ЭТО НЕУЧАСТИЕ. Неучастие в том, в чем государством подразумевается наше безусловное участие. (в том что, мы должны безусловно признавать денежную единицы государства, платить налоги, …) Раньше — это казалось невозможным, сейчас же ВЫЙТИ ИЗ СИСТЕМЫ — это значит стать адептом всего, что касается децентрализации (как мы теперь знаем биткоин — это одно из многих технологий доступных сейчас) Так что… Read more »
Петров Александр
Гость
Ну вот, автор зарезал правду-матку не обращая на истошные визги. Представительная демократия это самый устойчивый фейк современности, когда огромное число людей попадает под действие иллюзии, что их интересы власть всегда учитывает или сменяется. По факту-же власти умудряются организовывать интересы и желания у электората с минимальными затратами, как правило эксплуатируя для этого сам электорат (его налоги). В какой-то степени это спасает демократические страны от краха, ибо если-бы политика и экономика в значительной определялись-бы интересами и потребностями большинства, что зачастую расходится с возможностью какого-либо развития. Например, в какой-то степени американский электорат повлиял на сверхубыточность самого государства США, со своим желанием жрать в… Read more »
Сергей
Гость

Хотелось бы, чтобы у статей исключительно про США, была пометка об этом в самом начале. Для автора его страна — это весь мир, но мы понимаем это только на третьем абзаце.

Есть мнение, что при переходе мировой экономики на биткоин этих «глубинных» бездельников содержать будет не на что. Интересно, какие технологические инновации имел в виду сам автор?

wpDiscuz