Биткойн – ерунда? Прежде так же думали об интернете

андреессенБиткойн совершил небывалый скачок за последние 18 месяцев. Стоимость одной единицы этой криптовалюты  взлетела с 13$ в начале 2013 до 600$ на настоящий момент. Инвесторы вкладывают миллионы долларов в биткойн-стартапы. Кроме прочего, биткойн получил удивительно мягкие оценки во время последних слушаний в Конгрессе США.


И все же, Биткойну по-прежнему приходится иметь дело с большой долей скепсиса. Критики Биткойна утверждают, что у этой платежной системы нет преимуществ перед традиционными финансовыми схемами. К тому же, говорят они,  развитию биткойна препятствует высокие риски, экстремальная волатильность и сомнительные связи.

Эти возражения вызывают у венчурного капиталиста Марка Андреесена чувство дежавю. Двадцать лет назад он был одним из первых сторонников другой технологии, которая также встретила в обществе волну неприятия и поначалу была расценена многими как непрактичная затея: название этой технологии — интернет.

Он описывает, как столкнулся с «непробиваемой стеной непонимания»,  когда встречался с главами крупных американских компаний, в качестве соучредителя компании Netscape, запускавшей свой браузер, и пытался убедить их воспринять интернет всерьёз.

Андреесен полагает, что Биткойн обладает таким же сокрушительным потенциалом, как и интернет 20 лет назад. Будучи верным своим убеждениям, он уже инвестировал в биткойн-стартапы миллионы долларов.  В данном интервью он размышляет о будущем,  в котором Биткойн может трансформировать мировую финансовую систему так же радикально, как интернет изменил сам принцип мировой коммуникации.

Здесь приводится интервью с Андреесеном от 12 июня.

Тимоти Б. Ли: Вы сыграли ключевую роль в развитии интернета в те дни, когда эта технология была ещё экзотикой. Воспринимали ли люди интернет в начале 90-х с той же долей скепсиса, как сейчас воспринимают Биткойн?

Марк Андреесен: Биткойн сейчас проходит тот же начальный цикл. Позвольте напомнить вам весь список претензий, которые предъявляли интернету 20 лет назад.

  • Это затея для фанатов. «Отлично, вы, гики, можете делать, что вам заблагорассудится, но нормальным людям это ни к чему».
  • Интернет абсолютно децентрализован, а значит, совершенно ненадежен.  В нем невозможно строить бизнес, потому что бизнес не может существовать в такой ненадежной среде.  Электронная коммерция невозможна.
  • Электронные платежи невозможны. Никто никогда не доверит данные своей пластиковой карты непроверенной сети.
  • Интернет —  пространство с открытым доступом, так что бизнес в нем не имеет смысла.
  • У интернета масса технических недостатков. Онмедленный. Он ненадежный. Он работает неправильно. Когда вводишь поисковый запрос, иногда ты получаешь ответ, а иногда нет. Иногда, когда пытаешь подключиться через телефонную линию, в ответ слышишь  короткие гудки.
  • А что будет, если твой провайдер обанкротится? Ты не сможешь снова попасть в сеть.
  • Когда выходишь в интернет, даже если тебе удалось  подключиться, там совершенно нечего делать. Там нет никакого контента. Там нет журнала Time,  NewYorkTimes тоже нет онлайн.  Там только разная ерунда для гиков.

Тимоти Б. Ли: С кем же вам приходилось общаться?!

Марк Андреесен: Когда мы начинали Netscape, мы обошли штук шесть разных медиа-компаний. Везде нам говорили, что из этой затеи с интернетом никогда ничего не выйдет. Фактически, нам говорили: «Отвалите, там нет никакого рынка».

Мы обошли целую кучу телекоммуникационных компаний и говорили, что нам нужно высокоскоростное соединение, потому что соединения через телефонную линию явно недостаточно.   Только в одной из них, MCI, с нами согласились. Остальные сказали: «Отвалите, это несерьёзно, ничего из этого не получится».

Мы отправились к ритейлерам и завели разговор об электронной коммерции, а они отвечали: «В вашем интернете никого нет. Зачем продавать онлайн, если там нет покупателей?  К тому же, вы разве не знали, что пользоваться интернетом небезопасно? Там же нельзя оставлять данные банковской карты! »

Мы пошли к платежным компаниям, Visa и MasterCard. Там нам сказали: «Что вы имеете ввиду? Там  же нет покупателей, там нечего покупать, так кому это вообще нужно?» Так что и они нас отправили куда подальше.

Ответ был изложен в очень доступной форме: «ваша схема никогда не будет работать».

На деле же каждая озвученная проблема со временем нашла свое решение. Все существенные  недостатки устранены.

Тимоти Б. Ли: Да, однозначно схема сработала. Но что позволило интернету набрать обороты, невзирая на общий скепсис?

Марк Андреесен: Единственная движущая сила интернета в том, что он действительно работает. Интернет – из разряда тех явлений, которые существуют на практике, а не в теории. Позже начался эффект снежного кома. Каждый день появлялось больше онлайн-покупателей. Каждый день новые пользователи создавали новые сайты.

Затем, в какой-то момент, журнал  Time тоже создал свой сайт, и тут все сказали: «О-о-о, я могу зайти туда и почитать Time». Мы добавили в браузер криптографическую защиту, благодаря чему пользователи получили возможность безбоязненно вводить в сеть данные банковских карт. Компании начали вкладываться в высокоскоростные сети, а предприниматели – осознавать, что и в интернете  может быть бизнес. Интернет рос снизу вверх.

В последующие 15 лет, практически все до единой претензии утратили смысл.  Все значительные недостатки устранены. Сначала интернет существовал лишь для гиков, теперь он существует для всех. Сначала в нем не было никакого контента, теперь в нем есть все, что угодно.

  • «Я не могу найти информацию» Отлично, на это есть Google.
  • «Моих друзей все равно нет в сети». Теперь есть Facebook.
  • «Я могу что-то написать, но кто сможет это прочитать?» на это есть Twitter.

Все проблемы превратились в возможности. А дальше развитие шло по восходящей.

Первые несколько лет были очень напряженными. В промежутке между 1991 и 1994 каждый день мы упирались во всеобщее непонимание. В 1995 дело сдвинулось с мертвой точки. А в 1996 все кругом уже говорили: «Интернет – это большое открытие».  В 1996 люди рассказывали о нем друг другу взахлеб. От общего неприятия был резкий скачок в сторону массовой эйфории.

Тимоти Б. Ли: Вы полагаете, что-то подобное произойдет и с биткойном?

Марк Андреесен:  Интернет даже в самом начале времен был заряжен невероятной латентной силой. За сорок лет до него существовали информационные сети, придуманные  еще в 50-х. Существовали гипертекстовые системы. Интернет как таковой в форме ARPANET существовал уже более 20 лет.  Идеи выстраивались в ряд сами собой. Оставалось только собрать их в одной платформе.

Биткойн очень сильно напоминает мне ранний интернет. Это не дело одного дня. Биткойн – результат 35 летних криптографических разработок, если считать начиная с 1970 (RSA). Электронные деньги находились в разработке около 15 лет, прежде чем появились биткойны (оригинальная биткойн-статья). Так что здесь речь идет о длительном развитии  очень мощной конгломерации идей, над которыми многие люди трудились долгие годы.

Другое дело – идея платформы. Равно как и интернет, Биткойн – это платформа. Не так уж много она способна сделать прямо сегодня, но гораздо большего следует ожидать от нее в будущем.  Существуют тысячи и тысячи различных способов, как она может принести пользу в скором времени. Электронные деньги, электронные ключи, электронное голосование, электронные биржи, электронные договора…

Биткойн способен модернизировать всю финансовую индустрию, переведя ее в пространство открытой пиринговой сети.   Вот почему все технологи-разработчики смотрят на Биткойн, затаив дыхание. Они понимают, что с помощью этой новой  платформы можно  наилучшим способом осуществлять все финансовые операции. А «нормальные люди» все удивляются: «О чем там вообще толкуют эти фрики?»

Тимоти Б. Ли: Я верю, что Биткойн ожидает большое будущее, но я с трудом могу представить себе, как будет выглядеть зрелая финансовая Биткойн-система. Когда вы работали над  Netscape в начале 90-х, было ли у вас четкое представление о том, как будет выглядеть интернет будущего? Или же вы просто продолжали верить в то, что решения со временем найдутся, а какими они будут – покажет время?

Марк Андреесен: Понемногу и того, и другого. На самом деле, уже тогда существовали прототипы тех проектов, которые сегодня реализованы. Например, ранние поисковики. Если бы вы почитали первые практические руководства по пользованию интернетом,  в них бы вы встретили такое название, как  WAIS, глобальный информационный сервер. Это была первая поисковая система.

На практике он никогда не работал, это был отнюдь не Google. Если вы сейчас посмотрите на автомобили 80-х, вы обнаружите мало сходства с теми, что мы водим сегодня. В сравнении с современными машинами, это просто грубые поделки. Но идея поисковой системы была уже тогда.

Тогда у нас не было Facebook, но были доски объявлений и Usenet. У нас был также транслируемый в интернет чат (IRC).

У нас не было Twitter, но были статусные сообщения. Не знаю, пользовались ли вы чем-то подобным в те дни, но был такой проект Finger, фактически, он был предшественником Facebook. Finger был похож на Twitter 30 лет назад. Этим интересным сервисом уже тогда пользовались те, кто посообразительней, и у кого был доступ к интернету.

Двадцать лет назад, до того как мы начали работу над Mosaic [веб-браузер, с которого началась популяризация WWW в начале 90х] в Национальном центре программирования для суперкомпьютеров в университете Иллинойса, мы занимались разработкой проекта под названием  Collage, который предоставлял возможности для дистанционного сотрудничества в  реальном времени. Теперь вспомним про Google Hangouts, Skype, Webex, или GoToMeeting. У нас был похожий проект 25 лет назад.

У нас даже был прототип виртуальной реальности. 25 лет назад уже существовала первая версия Oculus. По сравнению с нынешними разработками все  это лишь грубые заготовки, но идейная база уже была.

В преддверии  создания интернета, на протяжении нескольких десятилетий формировалась мощная интеллектуальная база. Без совокупности всех этих идей и наработок, ничего бы не вышло.

Тимоти Б. Ли: Существуют ли уже сейчас проекты на основе Биткойна, которые будут определять наше будущее?

Марк Андреесен: Задумайтесь о мировой финансовой системе. Подумайте о том, как сегодня мы пользуемся деньгами, ценностями, контрактами, подписями. Подумайте о мире финансов и права, и о том, как этот мир зависим от централизованных институций.

Если у вас есть деньги, вы храните их в банке. Это физическое место. Восьмидесятиэтажное  здание в центре Манхэттена, полное людей.

Если я хочу купить долю акций, я отправлюсь на биржу, которая тоже является физическим местом, заполненным людьми.

Если я подписываю контракт, я знаю, что обязан соблюдать его условия, иначе мне грозит суд, тоже большое здание, полное людей.

Если я покупаю дом, мне необходимо свидетельство о праве собственности. Существуют специальные компании,  контролирующие  процесс передачи прав собственности —  за большие комиссионные.

Ту же картину мы увидим в любой другой сфере, связанной с деньгами, их стоимостью, и с экономической системой в целом.

А теперь давайте себе представим, что вся эта инфраструктура вам больше не нужна?  Что если все эти сервисы заменит одна пиринговая сеть? Что если вы и я сможем пересылать друг другу деньги, вовсе не прибегая к услугам банков? А если бы я смог собрать инвестиционный фонд для финансирования своего бизнеса без посреднических услуг инвестиционных банков? Допустим, я могу просто выставить в сети лот, люди будут отправлять мне биткойны для финансирования моей компании и получать от меня электронные акции через ту же сеть.

Представьте себе, что все это возможно осуществить с помощью одной только пиринговой сети.  И все, что происходит в этой сети, отражается в огромном публичном регистре, где вся информация доступна всем без исключения, и любой пользователь может узнать, во что другие пользователи вкладывают свои активы.  Для этого не нужно даже большое здание, только целая куча битов информации.

Это моё видение. Подобным образом картина будущего видится многим другим. Тем людям, которые в теме, которые разбираются в алгоритмах и криптографии, им кажется, что именно так все и должно быть.

Тимоти Б. Ли: Есть один сложный вопрос, который волнует многих людей: что если хакер взломает кошелек и украдет биткойны?

Марк Андреесен: Попробуйте подумать об этом в другом ключе. Составьте список проблем. Вы только что назвали одну из них, но есть еще штук 30. А затем представьте себе гигантов технологической индустрии, которые пытаются эти проблемы решить. Именно это сейчас и происходит.

Возьмем ваш пример с украденными биткойнами. Есть два пути решения проблемы. Первый путь – обращение в специальную инстанцию, например в ФКСД (Федеральная корпорация по страхованию депозитов). Они оформляют страховки на биткойн-активы и собирают взносы.

Другой путь решения проблемы в духе Биткойна – озадачиться вопросом: «Почему у нас ещё нет биткойн-страхования? Почему 100 разных страховых компаний  не борются за право обезопасить наши биткойны? Страховые биткойн-компании могут отслеживать действия в блокчейне, с целью уменьшения рисков. Это фундаментально новый способ борьбы с рисками, нечто совершенно отличное от стандартных способов защиты, когда операции производятся с наличными.

Полагаю, это перспектива из недалёкого будущего: каждая подобная проблема найдет своё решение, компании-разработчики уже трудятся над этим.  Многим критикам этого просто не понять, но мы можем предчувствовать новые свершения.

Тимоти Б. Ли: Пользователи  жаловались на ограниченность поискового механизма в Netscape, но, в конце концов, проблема решилась сама собой.

Марк Андреесен: Недостаток интернета заключался в том, что в интернете не было встроенной поисковой системы. Преимущество заключалось в том, что на основе этой мощной платформы стало возможным построить любую поисковую систему. Это преимущество перевесило все недостатки и покорило весь мир.

Источник: Vox , Автор: Тимоти Б. Ли



Categories: Важное, Инвестиции, Общество, Технологии

Leave a Reply

6 Комментарий на "Биткойн – ерунда? Прежде так же думали об интернете"

Notify of
avatar
cryptomanyak
Гость

Читаешь-мурашки по коже! Ощущение,что Андреесен и ему подобные гении присланы свыше-толкать нашу несовершенную цивилизацию ввысь!

Константин Барановский
Гость

Никто так про Интернет не думал.

arvicco
Администратор

Да ну? Думали, и очень многие. Даже нобелевские лауреаты гнали пургу типа: «Интернет — фигня наподобие факс-машины»

http://bitnovosti.com/2014/02/19/bitcoin-razdora/

Nego
Гость
Константин Барановский почти прав. Может быть, крупному бизнесу интернет был не интересен, но массы людей его ждали, очень. Ещё до появления интернета модем был мечтой каждого владельца личного компьютера. В 1988, кажется, году я посетил выставку «Информатика в жизни США», отстояв двухчасовую очередь. В альбоме с этой выставки я прочитал историю про женщину, которая оставила работу в крупной компании и занялась домашним бизнесом: она искала в сети информацию для людей, а ей заказчики платили. А у меня тогда ещё не было своего компьютера, но я записался в очередь на его покупку в магазине «Электроника». Да, очередь. А кто не мог… Read more »
arvicco
Администратор

arvicco
Администратор

Переформулируя для Биткойна: «Рост биткойн-сети драматически замедлится, поскольку выяснится, что большинству людей ни к чему и незачем платить друг другу. К 2020 году станет очевидно, что влияние биткойна на реальную экономику не больше, чем у фишек в казино.»

И ведь многие утверждают это на полном серьезе, и на голубом глазу — пример того, как Кругман опозорился со своим интернет-прогнозом, их ничему не учит…

wpDiscuz