Философские истоки гражданской войны Биткойна

2
ПОДЕЛИТЬСЯ

Сегодня хотим поделиться с вами статьёй Майка Хирна. Раньше он был инженером в Google, одним и авторов Bitcoinj и бывшим участником команды разработчиков Биткойна Bitcoin Core, откуда со скандалом ушёл в январе 2016 года. Некогда он заявлял, что продал все свои биткойны.

Я был разработчиком биткойнов около пяти лет и одним из первых пользователей Биткойнов. Мы много общались с Сатоши Накамото по электронной почте, прежде чем он ушёл из проекта, который я с тех пор опубликовал как документы, представляющие исторический интерес. Многие из обсуждений затрагивают темы, которые были давно задокументированы или решены, но в те ранние годы очень мало было задокументировано или понято о Биткойне, поэтому прямой вопрос Сатоши был единственным способом получить чёткие ответы. Ни одно из этих обсуждений по электронной почте не содержит никаких указаний на его личность.

Я покинул сообщество Биткойна несколько лет назад. К моему большому удивлению, моя последняя статья, где я объясняю почему, – «Развязка эксперимента Биткойна» – спустя полдесятилетия по-прежнему каждые несколько дней репостится в соцсетях и получает стабильный поток просмотров. Я также регулярно получаю письма с вопросами об этом.

Хотя то была последняя статья о Биткойне, которую я опубликовал, она не была последней написанной. Была ещё одна, которой я поделился в разные годы с несколькими людьми, но так и не сделал общедоступной. Глубинной причины для этого не было: издание New York Times сообщило мне, что опубликует статью о текущих событиях, нравится мне это или нет. Я не знал, что будет в их статье, но знал, что они общались с людьми, имевшими привычку лгать обо мне, поэтому я отдал приоритет публикации «Развязки», чтобы изложить свою сторону истории. Затем статья стала активно распространяться, и на фоне последовавшего ажиотажа я решил, что это хороший момент, чтобы поставить точку. Поэтому вторая статья так и не была опубликована.

Я публикую её сейчас, потому что с годами она, как мне кажется, стала даже более актуальной. В то время я думал, что рано или поздно просто удалю её, так как это политический и психологический анализ старого и малоизвестного спора в интернете, о котором большинство людей никогда не слышали. Но лежащие в его основе темы псевдоэкспертов, интеллектуального теоретизирования против прагматического опыта, подавления дискуссий и «конфликта воззрений» очень актуальны как для коронавирусных локдаунов, так и для Брексита – очень важных современных вопросов (по крайней мере, для меня). Хотя вывод в конце пессимистичный, никто до сих пор так и не убедил меня, что он неверный.

Если вы не в курсе, о чём был спор вокруг размера блоков, то прочитайте сначала предыдущую статью, иначе написанное здесь вам будет непонятно.

Написано в январе 2016 г.

В сегодняшней статье я хочу обсудить основополагающие расхождения в политике и философии, из-за которых Биткойн оказался близок к краху. Почему то, что начиналось как, казалось бы, незначительное техническое разногласие, переросло в крупнейший кризис, с каким когда-либо сталкивалась первая криптовалюта? Причина в своём корне явно не техническая. Так что же заставляет людей так поступать?

Думаю, ответ можно найти в книге американского академика Томаса Соуэлла «Конфликт воззрений». Настоящая статья объясняет теорию Соуэлла и применяет её к спору о размере блоков.

О коллективном принятии решений

Какое-то время я был очарован тревожным явлением: в сообществе Биткойна полно людей, презирающих демократию. Можно привести типичную цитату от человека по имени Майкл Марквардт, более известного под псевдонимом theymos:

«Демократия не слишком эффективна в принятии хороших решений вообще».

Позже он развил свою мысль:

«Можно продвигать BIP 101 как идею. Но реальное использование BIP 101 – нет. Когда идея имеет консенсус, тогда она может быть воплощена в жизнь.

Биткойн не демократия. Ни майнеров, ни узлов. Переход на XT – это не голос за BIP 101, а отказ от Биткойна в пользу отдельной сети/валюты.

Хорошо, что есть свобода сделать это. Одно из замечательных свойств Биткойна – отсутствие в нём демократии».

Комментарий о том, что можно продвигать, а что нет, связан с систематической цензурой на площадках, которые он контролирует: официальном сайте Биткойна и двух крупнейших форумах сообщества (на Reddit и bitcointalk.org).

Цензура была спровоцирована запуском Bitcoin XT, позволившего пользователям и майнерам голосовать за увеличение максимального размера блоков после того, как разработчики Bitcoin Core отказались разрешить такое увеличение. Я подробнее объяснил Bitcoin XT и события, которые к нему привели, в статье «Почему в Биткойне происходит форк».

Марквардт называет себя рьяным либертарианцем, но не только удаляет любые посты, упоминающие XT, но и, естественно, любое упоминание конкурентных форумов и обсуждение самой цензуры. Он недавно начал тайком переупорядочивать обсуждения, где люди выражают свой гнев… с сортировки по «лучшим» на сортировку по «противоречивым», этим самым не давая появляться вверху получившим много голосов комментариям с критикой его и разработчиков Bitcoin Core. Подобная незаметная манипуляция стала очень распространённой.

Марквардт поступает так, потому что ему не нравится идея голосования, и он не один. Я уже сбился со счёта, сколько раз я встречал комментарии от сторонников Bitcoin Core, где утверждалось, что Гэвин Андресен и я занимаемся «популизмом», или подстрекаем «толпу», или пытаемся навязать «тиранию большинства».

Адам Бэк, CEO компании Blockstream, на которую работают некоторые разработчики Bitcoin Core, рассказал журналу IEEE Spectrum, что считает XT «переворотом», и провёл презентацию для китайских майнеров, где заявил, что демократия – это когда сильные наживаются на слабых.

Адам Бэк выступает на конференции
Адам Бэк на конференции

Кто-то анонимно выложил программу, отдающую фальшивые голоса за BIP 101, чтобы было сложно узнать, какую поддержку предложение имеет на самом деле. Питер Вюлле, сотрудник Blockstream и один из нескольких людей, способных напрямую менять код Bitcoin Core, также высказался о демократии:

«Если вы хотите позволить большинству определять экономическую политику валюты, то я советую фиатные валюты. Они уже давно используют такой подход.

Консенсусные правила Биткойна – это система консенсуса, а не демократия. Найди решение, с которым согласны все, или никакого».

Утверждение Вюлле, конечно, странным образом неверно. Валюты вроде доллара и евро контролируются неизбранными центральными банкирами, на которых нельзя повлиять путём голосования. Воля людей не измеряется и тем более не уважается.

Даже Coinbase, ведущий Биткойн-стартап из Силиконовой долины, удалили с сайта bitcoin.org в наказание за заявление о поддержке XT. Сотрудник Coinbase Чарли Ли сказал об этой дискуссии: «Меня пугает то, во что превращается сообщество Биткойна. Любое мнение, расходящееся с партийной линией, искореняется». После этого сайт Coinbase упал на несколько часов из-за DoS-атаки – прямой мести за позицию компании.

Я мог бы ещё долго продолжать… но задумайтесь на минутку, насколько всё это странно.

Люди, выросшие на Западе, воспитывались в культуре, уважающей демократию. В Великобритании каждый год минутой молчания почитают память солдат, погибших во Второй мировой войне «за нашу свободу». История Холодной войны преподносится как борьба демократии с диктатурой. Наши лидеры произносят длинные речи и даже оправдывают войны на основании распространения демократии. В Европе и Америке большинство считает демократию идеей, за которую стоит умереть. Говорить, что ты ненавидишь демократию, ненамного больше социально приемлемо, чем говорить, что тебя сексуально привлекают 13-летние.

Однако в сообществе Биткойна полно людей как раз с такими взглядами. Что происходит?

Конфликт воззрений

нарисованные человечки спорят о количестве палок

В 1988 г. Томас Соуэлл издал книгу, в которой попытался объяснить, почему люди оказываются политическими противниками по стольким разным и, казалось бы, несвязанным вопросам. Если вы слышите, что кто-то поддерживает сильные военные расходы и свободные рынки, то можно предположить, что он также против гендерных квот в советах директоров компаний, хотя эти вопросы никак между собой не связаны. Соуэлл хотел выяснить причину.

Я узнал об этой книге лишь в 2015 г. Её рекомендовал анонимный комментатор, и поначалу я отнёсся скептически – какое отношение может иметь книга, написанная в 1988 г., к спору о размере блоков? Но всё же я был достаточно заинтригован, чтобы её купить.

Соуэлл утверждает, что политические конфликты уходят корнями в различия в глубинных интуитивных допущениях о самой человеческой природе. Эти допущения настолько глубоко укоренены, что редко формулируются или обсуждаются напрямую, но они ведут посредством логической экстраполяции к целому ряду точек зрения, окрашивающих нашу позицию практически в любой политической дискуссии. Соуэлл называет эти допущения «видениями» и описывает спектр между двумя противоположными видениями: ограниченным и неограниченным.

Люди с ограниченным видением считают, что человеческая природа в своей сущности несовершенна и неизменна. Они убеждены, что на глубинном уровне мы все практически одинаковы, всегда такими были и всегда такими будем. Индивиды с ограниченным видением не могут постичь всю широту мира, и попытка сделать это выше их сил. Как следствие, для них спектр человеческого потенциала невелик: разница между наиболее и наименее нравственными/интеллектуальными людьми весьма тривиальна.

Люди с неограниченным видением считают, что человеческая природа гибкая, способная к совершенствованию и в своей сущности хорошая. Они считают, что на глубинном уровне существуют большие различия между нравственными и интеллектуальными потенциалами людей и что те, кто находится в верхнем конце спектра, устойчивее к алчности, непорядочности, глупости и продажности, чем те, кто находится внизу. Продвижение к вершине человеческой природы происходит посредством мышления, рассуждения и дискуссий.

Очевидно, что почти никто не является полностью ограниченным или полностью неограниченным и взгляды людей в течение жизни могут меняться. Но, отталкиваясь от этой простой исходной точки, Соуэлл объясняет, как эти видения быстро ведут к различным другим, менее абстрактным мнениям.

Поскольку люди с ограниченным видением считают, что на глубинном уровне все практически одинаковы, они приходят к выводу, что мудрость и знание распределены среди всего населения. Они предпочитают доверять системам, собирающим и обрабатывающим децентрализованную мудрость… таким процессам, как рынки, референдумы и эволюция традиций. Если эти системы иногда приводят к результату, который кажется нежелательным, это печально, но неизбежно, если только не улучшить систему. Важен компромисс, потому что ни у кого нет полной картины. И поскольку человеческая мудрость по своей природе ограничена, прямое вмешательство часто вызывает неожиданные побочные эффекты. Как следствие, нет решений, а есть только компромиссы. Ценность озарений и идей низкая, а практического опыта – высокая.

Люди с неограниченным видением обычно придерживаются противоположного мнения. Они часто не доверяют крупным институтам и децентрализованным процессам, ограничивающим человеческое поведение. Они фокусируются на решениях и считают компромиссы неприемлемыми. Поскольку человеческий потенциал – это путь, по определению некоторые люди продвинулись по нему дальше других, и поэтому для принятия решений лучше всего найти таких людей и поставить их на руководящие должности. Люди с неограниченным видением часто верят в делегирование власти влиятельным людям, чья легитимность основана на их нравственной чистоте и сложности их идей. Соуэлл называет таких людей «интеллектуалами».

картина с кистями поделена лучом солнца
Источник: Unsplash

Об интеллектуалах

В теории Соуэлла много говорится о роли интеллектуалов, поэтому нам следует рассмотреть определение этого термина: кто-то, чьё вознаграждение или статус в обществе основаны на генерировании им идей. Это немного отличается от определения эксперта. Соуэлл проводит различие между интеллектуализмом и экспертным знанием.

Существование экспертного знания непротиворечиво: люди всех воззрений согласны о ценности экспертов и о том, кто ими может быть. Разногласия касаются интеллектуалов: тех, кто считаются в целом умными или хорошими и у кого часто есть пространные идеи о том, как перестроить общество. Под определение интеллектуала у Соуэлла часто подходят академики, так как им платят за генерирование идей, а не, например, за правильное бурение нефтяных скважин или эффективные компьютерные программы. Академики могут быть экспертами, но экспертов намного больше, чем академиков.

Люди с неограниченным видением часто смешивают экспертное знание и мудрость и, как следствие, высоко ценят интеллектуалов и прилагают значительные усилия, чтобы их разыскать. Мнения небольших групп интеллектуалов получают большой вес, и следование их советам считается как что-то очевидно правильное, даже если то, что они говорят, на первый взгляд, идёт вразрез со здравым смыслом. Непрямые механизмы, такие как голосование и рынки, – это ненужные окольные пути; предпочтительнее дать интеллектуалам прямую власть. Люди с неограниченным видением часто видят проблему и приходят к выводу, что решением будет регулятор – кто-то, кто может управлять системой, когда менее мудрые, честные или безупречные её участники наделают глупостей. «Комитет мудрецов» ЕС – классический пример такого менталитета.

Но люди с ограниченным видением считают наоборот. Они рассматривают само существование «интеллектуалов» как подозрительное предположение, потому что не верят, что некоторые люди в своей сущности лучше других. Они считают, что прямое вмешательство может вызвать непредвиденные потери, и превозносят здравый смысл над абстрактными академическими идеями оторванной от действительности элиты. Люди с ограниченным видением убеждены, что нужно прислушиваться к эксперту, когда он высказывается на тему, соответствующую его узкой специализации, но это не означает, что эксперта следует наделять какой-либо властью. Вместо этого взгляды экспертов должны сообщать информацию рынку или, когда это по какой-то причине невозможно (например, в вопросах оборонной политики), предоставлять информацию для голосования.

Политический спектр

У нас уже имеется достаточно прямое разделение на политических правых и левых, так к чему все эти ограниченные и неограниченные видения?

Типичное разделение на правых и левых не во всём точно совпадает с теорией Соуэлла, и часто отнесение идеологии к левому или правому спектру в лучшем случае спорно. Определив собственные понятия, Соуэлл избегает этих проблем. Например, нацизм считается крайне правой идеологией, тогда как политика и действия нацистов очень сходны с коммунистическими режимами.

Ещё больше всё осложняется тем, что иногда люди приходят к похожим заключениям по совершенно разным причинам. Разные видения не соответствуют конкретным политическим идеологиям, и не всегда можно определить видение человека по каким-то его политическим предпочтениям.

Но попробуем применить теорию Соуэлла к теме, не относящейся к Биткойну, и посмотрим, как она себя покажет. Эта тема – конфликт.

Левые обычно пацифисты и считают социальные расходы более приоритетными, чем расходы на армию. Они часто выступают за ядерное разоружение. Правые часто придерживаются противоположных взглядов.

Для человека с неограниченным видением война – прискорбный недостаток человеческой природы: отклонение от естественного положения вещей, которым является мир. Война требует объяснения и решения. Объяснение – люди, находящиеся ниже в нравственном/интеллектуальном спектре. Решение – вовлечённость, дискуссии и мирные конференции, чтобы поднять другую сторону до нашего уровня. Всё меньшая частота войн, с другой стороны, слишком очевидна, чтобы требовать объяснения: человеческая природа становится лучше, как и следовало ожидать. Поэтому хороший способ избежать войны – просто избегать оружия.

Но для человека с ограниченным видением объяснения требует не война, а мир. Поскольку он полагает, что человеческая природа фиксирована и неизменна, война – естественное состояние человечества. Мир объясняется не совершенствованием человеческой природы, а созданием настолько ужасных армий и оружий, что нападать друг на друга для стран – сумасшествие, а также всё большей торговой интеграцией, делающей войну экономически невыгодной. Решение конфликта – победить в нём благодаря военной мощи. Следовательно, лучший способ избежать войны – сочетание больших оборонных расходов и заключения соглашений о свободной торговле.

О либертарианстве

статуя с фейспалмом

В криптовалютном мире полно людей, называющих себя либертарианцами (по американскому определению). Не сразу очевидно, как либертарианство вписывается в эту теорию. С одной стороны, либертарианцы кажутся правыми: им нравится умеренное правительство и не нравится регулирование. Но с другой стороны, они против большой армии и строгого следования традиции.

Возможно, теория неверна?

Или, быть может, либертарианцы приходят к решениям, кажущимся консервативными, другим путём?

Представьте, что вы западный человек с крайне неограниченным видением. Вы считаете, что существуют большие различия в человеческом нравственном и интеллектуальном потенциале… настолько огромные, что тем, кто наверху, те, кто внизу, кажутся почти что муравьями. Вы настолько глубоко в это верите, что об этом даже не стоит упоминать, так как вам это кажется очевидным. Что вы можете заключить?

  • Вы можете заключить, что демократия – не добродетель, а угроза, так как подавляющее большинство людей глупы, безнравственны, продажны и легко дают ввести себя в заблуждение. Дать им власть – значит обречь человечество на правление посредственности в лучшем случае, а в худшем – катастрофической некомпетентности.

  • Но вы живёте в стране, где демократию почитают и нет шансов, чтобы в обозримом будущем система управления изменилась. Даже высказывать такую мысль проблемно, потому что вы рискуете получить ярлык экстремиста, коммуниста или психически больного.

  • И кроме того, какая разница? Неясно, что заменит демократию, если её упразднить. Людей, которые действительно всё понимают, очень мало, и найти их и собрать в какую-нибудь управленческую структуру будет сложно… А в количествах, необходимых для управления государством? Невозможно. Поэтому в революции всё равно нет смысла.

  • Если демократия – тирания большинства, а создать лучшее государство невозможно, то очевидно, что единственная альтернатива – полное отсутствие государства. Отсюда крайнее либертарианство или анархо-капитализм в духе Росса Ульбрихта и использование термина «государственник» как оскорбления для тех низших существ, которые почему-то до сих пор ничего не понимают.

Видения Биткойна

И вот вы открываете для себя Биткойн. Как вы будете его воспринимать? Вы можете почитать форумы, посетить парочку конференций и заключить следующее:

  • Цель проекта – создать идеальные деньги.

  • Идеальные деньги – это, почти что по определению, деньги, созданные людьми, находящимися наверху нравственного/интеллектуального спектра. Также по определению такие деньги не могут быть демократическими, потому что демократические деньги будут посредственными, что будет идти вразрез с целями проекта. Биткойн не был бы создан, если бы существующие валюты не были посредственными. Следовательно, существующие деньги, согласно логике, должны быть демократическими (см. выше рассуждения Вюлле в качестве примера). А значит, лучшие деньги созданы лучшими людьми и затем заморожены, чтобы их нельзя было изменить.

  • В этом смысл децентрализации – упразднение власти, чтобы никто не мог ею обладать после того, как система приведена в движение.

фотография горсть монет биткойна в ладонях на светлом фоне
Источник: Unsplash
  • Поскольку Биткойн включает математику и поскольку истинные интеллектуалы должны признавать угрозу, представляемую демократией, первая криптовалюта должна «управляться законами математики». Вы можете рассказывать людям, что Биткойн – нечто вроде «цифрового золота», природа которого не может быть изменена, сколько бы этого ни требовали.

  • В своей хитроумности и сложности Биткойн кажется решением, придуманным и контролируемым интеллектуалами… людьми, которые не только являются компьютерными экспертами, но также нравственно и идеологически чисты. Возможно, вы начинаете рассматривать разработчиков Bitcoin Core, чьё тайное искусство вы едва понимаете, как высших существ, чья мудрость и преданность либертарианству фундаментальны для успеха проекта.

  • Их решения не всегда понятны, но они принимаются посредством долгих и сложных дискуссий, поэтому результат должен быть верным. Если они часто отклоняют часть кода, которая могла бы быть полезной, на том основании, что теоретически может существовать боле совершенно решение, то это только свидетельство их интеллекта и достойной восхищения приверженности поиску решений вместо компромиссов.

Затем в один прекрасный день случается нечто ужасное и немыслимое. Разработчики Bitcoin Core не согласны друг с другом! Они спорят о «лимите размера блоков» и разделяются на два лагеря! Как вы будете воспринимать это событие?

  • Один лагерь, во главе с Гэвином Андресеном, которого, как известно, Сатоши оставил за старшего, хочет увеличить лимит. Позволить блокчейну расти кажется очевидным, но, минутку… другой лагерь, во главе с Грегори Максвеллом, утверждает, что увеличение лимита опасно, потому что это будет угрожать децентрализации по техническим причинам, связанным с масштабированием.

  • Гэвин и Майк Хирн написали много статей о разных аргументах, но они длинные и сложные и я не эксперт, так что я не знаю, кто прав. Я подозреваю, что они игнорируют других экспертов, и задаюсь вопросом, не пытаются ли они как-то манипулировать массами.

  • Но я не беспокоюсь. Поскольку сложные проблемы всегда имеют решение, если разработчики сейчас не могут о нём договориться, значит, нужно больше дискуссий. При достаточном обсуждении и размышлении решение всегда находится.

  • Гэвин, Майк и те, кто с ними согласен, утверждают, что другая сторона отказывается от переговоров и время ограничено, но это немыслимо, потому что разработчики Bitcoin Core лучшие из нас и никогда не перестанут искать решение, сколько бы времени это ни заняло. Так что единственное удовлетворительное объяснение в том, что Гэвин и Майк по какой-то причине менее интеллектуальны или нравственны, чем другие, и не обладают их терпением.

  • Blockstream и разработчики Bitcoin Core предложили ужасно умно звучащую сеть Lightning, которая, по их словам, является окончательным решением проблемы масштабируемости и не содержит никаких компромиссов. Это кажется идеальным, и обидно, что Майк и Гэвин не поддерживают этот план.

  • То, что Blockstream организовывает не одну, а две конференции для обсуждения «масштабирования Биткойна», явно свидетельствует о том, что это люди высшего интеллекта и темперамента. Дискуссии, размышления и мирные конференции всегда хороший путь к решению. Поскольку мы, простые пользователи, недостойны или неспособны судить об их дискуссиях, безопаснее всего подождать и принять результат, каким бы он ни был. Немыслимо, чтобы конференции не привели к решению, потому что разработчики Bitcoin Core заботятся об интересах проекта.

  • Но Гэвина и Майка конференции, похоже, не волнуют. Они считают, что конференции ни к чему не приведут. Вместо этого они предлагают… голосование! Если только 75% поддержат BIP 101, то это предложение будет активировано и меньшинство будет вынуждено с этим смириться. Это ужасно и явно свидетельствует об их жажде власти и диктаторских наклонностях. Если голосование сможет увеличить размер блоков, то гарантии Биткойна ничего не стоят и… даже в 21 млн монет нельзя быть уверенным.

Другие действия сторонников Bitcoin Core естественным образом вытекают из теории Соуэлла о неограниченном видении. Например, цензура оправдывается, потому что иначе «толпа» будет обманута «хитрым маркетингом» (постами с картинками вверху). Верная альтернатива голосованию – «консенсус», что означает, что все должны согласиться, чтобы что-то произошло. Это хорошо, потому что это означает, что умнейшие люди всегда имеют право вето. Если только, конечно, кто-то не будет против изменений, которых хотят интеллектуалы. В таком случае консенсус опционален.

И что самое печальное: ложь ничего не стоит, потому что те, кому ты лжёшь, всё равно не могут предложить никаких идей, так что их можно вводить в заблуждение ради высшего блага.

Противоположное видение

два разноцветных карандаша лежат на разных фонах
Источник: Unsplash

А что, если у вас ограниченное видение? Как могут интерпретироваться тот же проект и те же идеи?

  • Цель Биткойна – создать децентрализованные деньги, где «децентрализация» означает распределение контроля между всеми пользователями. Это хорошо, потому что центральные банкиры и прочие регуляторы – да и кто-либо вообще – на самом деле недостаточно мудры, чтобы контролировать такую сложную систему, как экономика.

  • Правила Биткойна основаны на здравом смысле и любой может убедиться в их достоинствах. Лимит в 21 млн монет защищён тем фактом, что в конечном счёте «избежать риска произвольной инфляции, свойственного центрально управляемым валютам», лучше для всех.

  • Разработчики Биткойна не столь важны. Никто не знает, кто такой Сатоши, и это не имеет значения, потому что его работа говорит сама за себя. Политические убеждения или нравственная чистота разработчиков не играют никакой роли. От услуг разработчиков можно и нужно отказаться, если они перестанут создавать то, что хотят пользователи, как и в случае разработчиков любого коммерческого продукта.

  • Биткойн лучше, чем PayPal, потому что у него отрытый код, так что любой может разрабатывать инновации, не спрашивая разрешения. Стоящий за этим механизм – форк программного обеспечения, поэтому критиковать это – значит не понимать смысл открытого кода и самой децентрализации.

  • Биткойн использует математику, чтобы координировать социальные решения в интернете. В его уайтпейпере говорится, что блокчейн «голосует вычислительной мощностью», и в сообществе часто обсуждается «атака 51%», где нечестное большинство может взломать систему. Так что он управляется законами математики не больше, чем поисковая система. То есть он не может ими управляться, потому что это лишь ПО, которое люди могут в любое время изменить. А это означает, что Биткойн на самом деле демократия.

  • Блокчейн – это компромисс. Он подтверждает транзакции от 10 минут до нескольких часов и расходует много электричества на решение произвольных задач, но эти недостатки компенсируются преимуществами.

  • «Разработчики Bitcoin Core» – это группа, которую невозможно даже сосчитать. Судя по всему, она просто состоит из тех, кто присоединился на раннем этапе. Хотя некоторые из них явно эксперты в очень узких специализациях, это не означает широких экспертных знаний в других областях, таких как экономика, практичность ПО или бизнес, или какую-то особую мудрость либо интеллект, – очевидно, что это невозможно, потому что, согласно ограниченному видению, никто не мудрее других и разработчики не имеют какой-либо особой значимости.

  • Цензура и DoS-атаки отвратительны, потому что они вмешиваются в поток информации и сбор мудрости со всего сообщества.

И как будет интерпретироваться спор о размере блоков?

  • Позиция Blockstream создаёт для компании серьёзный коммерческий конфликт интересов. Так как невозможно знать, не захочет ли она им воспользоваться, традиционное поведение в такой ситуации – остаться в стороне, а не рисковать репутацией проекта. Но Blockstream игнорирует эту традицию и заявляет, что само предположение о конфликте интересов оскорбительно.

  • Увеличение максимального размера блоков – это просто здравый смысл. Аргументы, утверждающие, что это плохой компромисс, слабые, а противоположные аргументы сильные. Кроме того, Гэвин говорит, что это простейшее, что может сработать, и такое практичное мышление мне нравится.

  • Гэвин и Майк написали много статей об аргументах. Мне нравится, что они находят время, чтобы всё объяснить нам, простым пользователям; это демонстрирует уважение. Разработчики Bitcoin Core не удосуживаются ответить, и это настораживает. Если они не могут объяснить свою позицию, то это означает, что она лишена смысла.

  • Разногласия – это нормально, даже для экспертов. Полное согласие невозможно, так что лучше всего разработать процесс разрешения разногласий. Это может быть и комитет, но так как Биткойн полагается на согласие пользователей, лучший вариант всегда пользовательский референдум посредством свободного рынка конкурирующих реализаций.

  • Сеть Lightning – это совершенно новый проект, непохожий на тот Биткойн, который мне знаком и о котором я всем рассказываю. Она существует только в теории, так что она неизбежно хуже, чем существующая система, с которой у нас есть практический опыт. Поскольку время всегда ограничено, улучшение того, что у нас уже есть, определённо лучше, чем отказаться от всего в поиске недостижимого совершенства.

  • То, что Blockstream организовывает одну конференцию без намерения получить какие-либо результаты, а через три месяца – ещё одну, доказывает, что они академики, предпочитающие болтать, вместо того чтобы писать код. Поскольку идеи ничего не стоят и важен практический опыт, это указывает на то, что они некомпетентны, чтобы управлять живой платёжной сетью.

В завершение

Войну за размер блоков Биткойна лучше всего понимать не как технический спор об определении цифры, а как фундаментальный конфликт, вызванный различиями в основополагающих допущениях о человеческой природе.

Как должно быть очевидно, трения между политическими левыми (неограниченными) и правыми (ограниченными) существовали не одно столетие, практически с рождения демократии. Теперь, когда они проявились в другом контексте, результат можно спрогнозировать: две стороны никогда не договорятся.

После краха механизма голосования Биткойна из-за цензуры, DoS-атак и отказа майнеров использовать что-либо, кроме Bitcoin Core, из страха, что «конфликт» обвалит цену, нет процесса, который бы гарантировал, что сторонники двух воззрений будут честно конкурировать за дальнейший курс проекта.

В таких условиях люди с неограниченным видением неизбежно победят, потому что их убеждения оправдывают откровенно агрессивную тактику. Обман, цензура, искажение, задержки, придумывание правил на ходу и откровенно преступные атаки на несогласных – всё это может быть оправдано как необходимое для достижения верных результатов. Их чувство собственного превосходства в сочетании с групповым мышлением делает их слепыми к собственным ошибкам. Крики гнева и недовольства, слышащиеся во всём сообществе, игнорируются и списываются со счетов как всего лишь «лай толпы».

Наконец, переход на какой-нибудь альткойн ничего не решит. Проблемы не технические, а психологические, как обнаружил владелец майнинг-пула ProHashing, когда повторил эксперимент с XT на Лайтконе.

Эти факторы ведут к выводу, что криптовалюта вроде Биткойна имеет структурные изъяны, означающие, что она не сможет достичь цели истинной децентрализации (определяемой как отсутствие правящей верхушки), потому что на глубинном уровне идея «цифрового золота» слишком привлекательна для людей, который просто не согласны с этой целью… даже если утверждают обратное.

Источник

Вы всегда можете поблагодарить переводчика за проделанную работу:
BTC: 3ECjCH5tPoyDCqHGCXfiiiLZQ3tVGzCSxB
ETH: 0xf45a9988c71363b717E48645A412D1eDa0342e7E

2 КОММЕНТАРИИ

  1. Ещё один страдалец, который считает что развитие Бикоина зависит от мнения отдельных людей, большинства или меньшинства 🙂
    На самом деле Биткоин запущен для пользования нынешним человечеством из Источника, которому пофиг на чьё-то частное мнение. Биткоин запущен именно в то время, когда он стал уже необходим для дальнейшей Эволюции, и будет он существовать и использоваться столько сколько он будет полезен, не больше, и не имеют значения никакие попытки помешать этому. Ни правительства, ни так называемые «тайные» правительства, ни Ротшильды, ни прочие кажущиеся могущественными силы не смогут противостоять 🙂
    Даже наоборот, скоро все умеющие понимать станут помощниками 🙂
    Ну и если мерить время земными мерками, то время использования Биткоина надолго, так что освободитесь от заблуждений, не надо плакать, надо спокойно работать и действовать гармонично 🙂

    • Всё так, всё верно.

      Однако, человечество на данном историческом этапе не однородно. В разные исторические периоды жизни Биткойна (да, с 2009 по 2021, за 11 лет) к нему было (и изменялось) разное отношение разных сообществ людей. Изменение отношения финансовых гос.структур различных государств с течением времени — самое интересное, на мой взгляд… Однако, я отвлёкся.

      «Сначала они вас не замечают, потом они над вами смеются, потом они с вами борются, затем вы побеждаете». Высказывание ошибочно приписывается Ганди 😉 Загуглите и удивитесь, чьё оно 😉 Однако, оно верно отражает ход событий с битком.

      Никто не говорит (но многие подразумевают), что множественные (к счастью, все неудавшиеся) попытки линейно увеличить размер блока Биткойна по существу своему были чьими-то (не будем указывать на них пальцем, хотя все знают, что государствам альтернативная независимая финансовая система как осиновый кол в сердце) попытками значительно снизить надёжность Биткойна — как средства сбережения ценности с неизменными правилами сети для держателей (ходлеров).

      такие дела….

Добавить комментарий для eug17368 Отменить ответ

Please enter your comment!
Please enter your name here