Экономика – игра с нулевой суммой?

0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Универсальный фреймворк для понимания систем стимулов в криптовалютных и фиатных сетях – часть 1.

Глава 0: Молох

Правда ли, что экономика – это игра с нулевой суммой?
Рисунок 0: Концептуальная схема Накамото

0.1 Что такое Молох?

«Представьте себе такое антиутопическое государство, в котором существует два закона: первый — каждый должен в течение восьми часов в день пытать себя электрошоком. Второй — если кто-то нарушает любой из законов (включая этот), или высказывается против них, или отказывается обеспечивать их соблюдение, то каждый гражданин обязан принять участие в поимке и казни нарушителя. Предположим, что эти законы основываются на прочно устоявшихся традициях, которые настаивают на их всеобщем исполнении.

Правда ли, что экономика – это игра с нулевой суммой?
Рисунок 1: Правила Молоха

И ты, будучи гражданином этого государства, пытаешь себя по восемь часов в день, потому что знаешь, что в противном случае все остальные будут вынуждены убить тебя, потому что иначе их самих ждёт смерть, и так далее. Этот порядок ненавистен каждому отдельному гражданину, но из-за отсутствия хорошего механизма координации он продолжает существовать. С точки зрения внешнего наблюдателя, мы можем оптимизировать систему к состоянию «все соглашаются одновременно прекратить это делать», но никто внутри системы не способен осуществить этот переход без огромного риска для собственной жизни.

 

Этот пример, хоть он и несколько надуманный, можно легко перенести на дилемму заключённого, разыгрываемую между двумя участниками, которые снова и снова приходят к взаимному предательству. Они могли бы достигнуть значительно лучшего исхода, если бы им удалось скоординироваться, но координация — это сложно. С точки зрения внешнего наблюдателя очевидно, что двусторонняя кооперация приводит здесь к лучшему результату, чем обоюдное предательство, но ни один из заключённых внутри системы не способен достичь этого исхода в одиночку.»

 

– С. Александер, «Размышления о Молохе«, 2014.

Правда ли, что экономика – это игра с нулевой суммой?
Рисунок 2: Правила Молоха, перенесённые на дилемму заключённого

Биткойн, посредством работающей программной технологии, успешно продемонстрировал концепцию децентрализованных торговых сетей со сведённой к минимуму потребностью в доверии. Тем самым он открыл путь для растущей экосистемы торговых сетей с новыми конфигурациями. Существует гипотеза о том, что совокупность управления на основе блокчейна и контрактной технологии представляет собой решение, которое обеспечивает возможность кооперации между пользователями для многих дизайнов открытых торговых сетей.

Концепция дилеммы заключённого часто используется для моделирования экономических торговых структур и сопутствующих им систем стимулов в рамках теории игр. Прежде необходимое для создания условий для торговли между незнакомцами доверие обеспечивалось за счёт механизмов (а) репутации и (б) принуждения третьей стороной, сформированных в силу существующих ограничений геометрии расходов на координацию. Появление третьей категории решений подразумевает фундаментальное изменение уравнения спроса и предложения для создания и функционирования глобальных торговых сетей и валютных систем.

Правда ли, что экономика – это игра с нулевой суммой?
Рисунок 3: Различные решения, обеспечивающие возможность торговли между незнакомцами

0.2 Почему Молох побеждает

Правда ли, что экономика – это игра с нулевой суммой?
Рисунок 4: Различные ментальные установки, приводящие к рождению Молоха (источник)

От нашего внимания не ускользнул тот факт, что дизайн системы превалирующей модели национальной сети полагается на использование кастодиальной схемы банковского кредита, глобально координируемой и однополярной. Эта кастодиальная система банковского кредита представляется пользователям сети как деньги в форме банковских депозитов и физических банкнот. Контракты торговой сети, включая финансовые инструменты, полагаются на уравнение спроса и предложения в отношении этих банковских кредитов для (а) приблизительной оценки единиц стоимости и (б) установления сигналов относительных цен для товаров и услуг. С другой стороны, эту кастодиальную систему банковского кредита можно представить и исследовать как высокооптимизированный, рентоориентированный, совместно эволюционирующий мемплекс Молоха, называемый «фиатом». Этот мемплекс фиата побуждает пользователей сети придерживаться точки Шеллинга, соответствующей когнитивному языку:

  • геометрии правила о принуждении третьей стороной;
  • экономических и социальных механизмов с нулевой суммой.

Структура стимулов фиатных денег позволяет системе самовоспроизводиться несмотря на то, что её дизайн плох для пользователей. Причина этого заключается в стоимости координации, необходимой для изменения системы. Таким образом, переход на новую категорию решений представляет собой социально масштабируемую координационную проблему преодоления системы стимулов господствующего Молоха.

Значит, расходы на координацию включают в себя логический экономический примитив, лежащий в основе концепции дилеммы заключённого. Стоимость координации, необходимой для достижения цели, зависит от системы стимулов. Решение, реализованное в Биткойне, позволило снизить стоимость координации на несколько порядков. В результате, стоимость децентрализации (или состояний обоюдной кооперации и консенсуса с открытым исходным кодом) теперь может быть намного меньше, чем стоимость централизации (или состояний обоюдного предательства и правила о принуждении третьей стороной).

Правда ли, что экономика – это игра с нулевой суммой?
Рисунок 5: Расходы на координацию

Создаваемые пользователями варианты систем стимулирования, являющиеся социально масштабируемыми для торговли и кооперации, теперь могут с относительно низкими затратами применяться в состязательных и конфронтационных средах. Это может быть достигнуто без необходимости полагаться на геометрию правила о принуждении третьей стороной для успешной репликации решения. Кроме того, в отличие от систем Молоха, когнитивный язык взаимного уважения и систем с открытой архитектурой / с открытым исходным кодом соответствует геометрии экономики с ненулевой суммой и сопутствующих ей социальных механизмов.

Глава 1: Проблема координации

1.1 Ситуация ненулевой суммы

Примечание: За исключением графики и диаграмм, этот раздел можно полностью отнести к авторству Роберта Райта: R. Wright, “NonZero: The Logic of Human Destiny”. Vintage Books, 2001.

Здесь важно отметить, что:

«Отношения с ненулевой суммой не обязательно подразумевают наличие кооперации. Это значит лишь, что, если кооперация будет иметь место, то от неё выиграют обе стороны».

Мы снова рассмотрим дилемму заключённого с допросом двух игроков.

Правда ли, что экономика – это игра с нулевой суммой?
Рисунок 6: Концепция дилеммы заключённого

Обоюдная кооперация является идеальным решением, приводящим к прибыли с ненулевой суммой. В интересах каждого игрока не предавать другого. Однако есть два препятствия, которые мешают им следовать такой стратегии, что приводит к ситуации взаимного предательства. Следующие два логических примитива в совокупности можно описать как проблему координации:

  1. Отсутствие коммуникации
  2. Отсутствие доверия
Правда ли, что экономика – это игра с нулевой суммой?
Рисунок 7: Визуализация ситуации с ненулевой суммой

Игроки не могут договориться о совместной стратегии, если они разделены стеной, из-за которой они не могут коммуницировать. И даже если этот первый барьер, глухая стена, будет разрушен, всё равно останется страх того, что другой участник намеревается вас обмануть, и потому вам лучше предать его первым. То есть, помимо препятствия для коммуникаций, необходимо устранить также и этот страх быть обманутыми.

1.2 Молох современных денег

Барьеры на уровне пользователей сети побуждают пользователей придерживаться точки Шеллинга, соответствующей геометрии правила о принуждении третьей стороной. Это делает возможным создание обеспечивающих доверительные решения слоёв централизованного управления, которые часто оказываются подвержены злоупотреблениям и манипуляциям в корыстных интересах.

Отсутствие каналов для передачи информации и установления доверия между незнакомыми людьми создаёт условия для сохранения и воспроизведения правила о принуждении третьей стороной – пресловутого Левиафана Гоббса – на всех уровнях национальной сети. Когнитивный язык правила о принуждении третьей стороной позволяет слоям управления всё чаще и всё эффективнее проводить принудительные обновления сети на уровнях пользовательского познания, поведения и контракта.

Правда ли, что экономика – это игра с нулевой суммой?
Рисунок 8: Возможные решения дилеммы заключённого

Например, существующее управление, основанное на принуждении третьей стороной (ПТС), произвело принудительное обновление (ПОС) глобальной валютной сети под названием «Фиат», за которым скрывается основанная на долге система стимулов (ДСС), подразумевающая обоюдный отказ пользователей от кооперации.

ПТС + ПОС + ДСС = скрытая архитектура ситуации с нулевой суммой на уровне распределённой системы стимулов национальной сети. Абстрактный Молох обретает плоть.

Правда ли, что экономика – это игра с нулевой суммой?
Рисунок 9: Фиатная модель как Молох, возникающий из сочетания ПТС + ПОС + ДСС

Появление информационных технологий, с их акцентом на личной свободе, открыло новые перспективы для формирования ситуаций с ненулевой суммой. Хотя это решило проблему коммуникации, отсутствие доверия по-прежнему было препятствием – до тех пор, пока не был создан Биткойн как рабочая программная технология в материальном мире. Криптографические решения могут стать основой для систем и торговых сетей, способных минимизировать необходимость доверия даже в состязательных средах с сомнительной коммуникацией.

Правда ли, что экономика – это игра с нулевой суммой?
Рисунок 10: Экономические торговые структуры, построенные на решениях дилеммы заключённого

Правила консенсуса с открытым исходным кодом + пользователецентричная система стимулов без возможности принудительного обновления сети, могут позволить пользователям сети решить проблему координации и выстроить обоюдную кооперацию для получения прибыли с ненулевой суммой даже при том, что каждый из пользователей будет действовать исходя из личных стимулов.

Но для того чтобы изменить существующую систему, необходимо сначала понять саму эту систему и то, что ей свойственно сопротивляться изменениям. Чтобы решить проблему координации, нужно сначала ясно понять, (а) как существующие системы, основанные на правиле о принуждении третьей стороной, обеспечивают доверие и (б) как Биткойн с предлагаемой им системой децентрализованного управления может обеспечить для пользователей явное преимущество на уровне системы стимулов в сравнении с фиатом.

Что мы находим полезным в существующей виксаваакье – так это универсальную структуру, которая может привнести ясность и помочь отточить наши методы для обеспечения такого перехода и успешного создания децентрализованной экономики.

Мы начнём с того, что прольём свет на концепцию денег и кратко проследим её эволюцию с точки зрения дизайна системы стимулов. Затем мы представим концептуальную схему Накамото и используем её для обозначения пересечений между фиатной и криптовалютной системами.

Глава 2: Что такое деньги?

Обычные определения денег – такие, как средство сохранения стоимости, средство обмена или расчётная единица – формулируются с точки зрения их использования. Крайне редко можно встретить определение денег, данное с точки зрения их экзистенциальной сущности. Деньги – это соглашение об энергии. На системном уровне деньги – это вариант системы стимулов. Выражаясь точнее, деньги – это распределённая система со встроенным механизмом стимулирования.

Эволюцию денег можно разделить на три этапа.

Этап I

Каноническая история начинается с бартерных систем, в которых люди обменивали одни товары на другие. Это можно рассматривать как распределённую ячеистую сеть с восходящей моделью, как на рисунке ниже.

Правда ли, что экономика – это игра с нулевой суммой?
Рисунок 11: Бартерная система, представленная в виде ячеистой сети

Каждый пользователь может обмениваться или торговать товарами с любым другим пользователем в бартерных торговых парах. Однако вскоре недостатки этой системы (двойное совпадение желаний, сложность передачи стоимости, отсутствие социальной масштабируемости) стали явными, вследствие чего институциональные сущности стали предпринимать попытки усовершенствовать дизайн этой системы.

Этап II

Другими словами, товарные потоки в различных товарных торговых парах бартерной сети стали перераспределяться в пользу более эффективных торговых геометрий.

Сеть торговых пар стала больше походить на колесо с расходящимися от втулки спицами, нежели ячеистую сеть. Давление отбора и ограничения социальной масштабируемости приводят к появлению в сети многоцентровых суперузлов. Эти суперузлы стали предлагать распространённые торговые пары, к которым пользователи часто прибегали для торговли другими товарами. Как сейчас есть довольно мало прямых рынков для уникальных торговых пар альткойнов. Вместо этого, большинство альткойнов сначала проходят через более распространённые торговые пары с BTC или ETH. Такую конструкцию можно рассматривать как многоцентровую распределённую сеть, как на рисунке ниже.

Правда ли, что экономика – это игра с нулевой суммой?
Рисунок 12: Денежная система, представленная в виде многоцентровой распределённой сети

Суперузлы, охватывающие наиболее часто торгуемые бартерные пары, выборочно стали интересоваться принятием определённых информационных технологий, таких как металлы, камни, зерно, моллюски и бисер, в качестве собственного стимула для торговли другими товарами – возможно, по мировоззренческим причинам либо из-за того, что там, откуда эти суперузлы импортировали товары, бисер, моллюски или золото были предпочтительными бартерными парами, или потому что законы электростатики делали металлы (например, золото) легко проверяемыми. По мере роста селекционного давления, технологии – такие, как ювелирные изделия и предметы коллекционирования, металлы и бисер, моллюски и бобовые – стремились создать новые варианты систем стимулов для торговли в различных бартерных или товарных парах. Таким образом появилась технология денег.

Этап III

По канонической версии, технология денег решала проблему неэффективности бартера, или необходимости двойного совпадения конкретных торговых пар.

Однако по мере дальнейшего роста глобальных торговых сетей, расчётные операции, транспортировка и хранение денег (будь то ювелирные изделия и предметы коллекционирования, металлы и бисер, моллюски и бобовые) ставили перед денежной системой новые вызовы. Эта проблема масштабирования была решена путём создания валюты. Валюта, в сущности, представляла собой квитанции, подтверждающие право собственности на денежные единицы, используемые в той или иной сети. Хороший пример такого подхода из недавней истории – эпоха золотого стандарта. Во время золотого стандарта на каждой банкноте, выпущенной американским правительством, было написано:

«Сим подтверждается, что в казну Соединённых Штатов Америки было депонировано X долларов в золотых монетах, которые подлежат выплате по требованию предъявителю этой банкноты».

Правда ли, что экономика – это игра с нулевой суммой?
Рисунок 13: Двадцатидолларовая квитанция на право получения в банке соответствующего количества золота

Это означает, что государство обеспечивало безопасное хранение денег в некоем финансовом учреждении, а валюта использовалась в качестве квитанций, дающих право на получение этих денег.

Это было формой кастодиального решения, в котором государство и банки отвечали за хранение токенов сети (денег) и выпускали своего рода квитанции (валюту) с правом требования на токены сети, чтобы пользователи могли обменивать эти квитанции на товары и услуги.

Большая часть учётных и балансовых операций производилась в валюте, то есть на уровне квитанций на право владения токенами, с периодическим расчётом на уровне токена сети.

Правда ли, что экономика – это игра с нулевой суммой?
Рисунок 14: Сравнение биткойна, золота и фиатных денег. (источник)

Глава 3: Принудительное обновление сети

В канонической версии современная эпоха, пришедшая на смену золотому стандарту, часто представляется как «научно инновационное» консенсусное понимание, которое возникло в 1960–70-х годах и позволило современной мировой экономике масштабироваться после Второй мировой войны и избежать ещё одной Великой депрессии.

На самом же деле к глобальной экономической сети было применено принудительное обновление, а именно выбор в пользу системы стимулов фиатной валюты, стирающей различия между реальными деньгами и валютой.

«До Первой мировой войны банковская система США (и большинства стран мира) базировалась на золоте, и, невзирая на периодическое вмешательство государства, банки оставались скорее свободными, нежели контролируемыми. Время от времени, в результате слишком активного развития кредитной системы, банки были вынуждены снижать объем кредитования до уровня своих золотых резервов. В этих случаях процентные ставки взлетали до небес, новые кредиты не выдавались, и экономика входила в короткий, но бурный период рецессии. Именно ограниченность золотых резервов останавливала несбалансированную экспансию бизнеса до того, как она переходила в катастрофу, подобную той, что случилась после Первой мировой войны. Периоды реорганизации экономики при этом были короткими: она быстро восстанавливалась и продолжала развиваться на обновленной, здоровой основе.

 

Однако процесс излечения был ошибочно принят за болезнь. Если сокращение банковских резервов ведет к снижению активности бизнеса, утверждают сторонники государственного вмешательства в экономику, то почему бы не изобрести способ помочь банкам повысить объем имеющихся резервов, чтобы об их сокращении и речи не шло? Было заявлено, что если банки смогут выдавать кредиты в любых объемах, то бизнесу не придется сталкиваться с проблемой экономического спада. Таким образом, в 1913 году была создана Федеральная резервная система. В нее входили 12 региональных федеральных резервных банков, лишь номинально принадлежавших частным лицам, реально же финансирование, поддержку и контроль над ними всецело осуществляло государство. Кредиты, выдаваемые этими банками, на практике (хотя в законе об этом не было сказано ни слова) возмещались федеральным правительством за счет налоговых сборов. Формально при этом мы остались в рамках золотого стандарта: частные лица всё ещё свободно могли владеть золотом, оно же использовалось в качестве банковского резерва. Однако теперь, в дополнение к золоту, кредиты Федеральных резервных банков («бумажные» резервы) стали еще одним легальным средством уплаты держателям вкладов.»

 

– Алан Гринспен (Айн Рэнд, Натаниэль Бранден, Алан Гринспен, Роберт Гессен, «Капитализм. Незнакомый идеал«, 1967)

За десятилетия, прошедшие после принудительного обновления сети с переходом с золотого стандарта на фиатный, валюта перестала выполнять функцию квитанции с правом требования лежащих в её основе денег, или токенов финансовой сети, и стала существовать исключительно как банковский кредит. Стандарт банковской кредитной валюты был введён для каждого пользователя сети через геометрию правила о принуждении централизованной третьей стороной, лежащего в основе моделей управления, применяемых в фиатных сетях. Сочетание политики, существующей институционализации и законов о централизованных платёжных средствах в конечном счёте привело к формированию системы, которая выглядит примерно так:

Правда ли, что экономика – это игра с нулевой суммой?
Рисунок 15: Фиатная система как моноцентричная сеть

Этот дизайн системы был принят всеми странами мира, и сеть каждой страны навязывает пользователям свои токены банковского кредита. Эти требования на токены банковского кредита эвфемистически называются национальным, или суверенным, кредитом. Существующие нормативно-правовые базы обеспечивают протоколы и своды правил, регулирующие движение и функционирование этих требований на токены банковского кредита в торговой сети. Например, требование токена USD действует как сетевой токен, чтобы запустить операцию чтения/записи внутри системы хранения банковского кредита торговой сети, деноминированной в долларах.

«Каждый раз, когда вы получаете какую-либо из фиатных валют, вы выдаёте заём – вы предоставляете третьей стороне продукт или услугу в обмен на банкноту, это заём. Вы оказываете доверие. Ваши полное доверие и предоставление займа основаны на абсолютно нерациональном мышлении, если только «полное доверие и кредит» не являются частью вашей системы убеждений»,

 

– Андреас Антонопулос, «Интернет денег«, 2016.

 

 

«Когда вы или я выписываем чек, на нашем счёте должно быть достаточно средств для выдачи этой суммы, но когда чек выписывается Федеральной резервной системой [или банк выдаёт кредит], то нет банковского депозита, на который будет выписан этот чек. Когда Федеральная резервная система выписывает чек [или банк выдаёт кредит], это является актом создания новых денег»,

 

Федеральный резервный банк Бостона (F. R. B. of Boston, “Putting it Simply – the Federal Reserve”. Public Services Department, Federal Reserve Bank of Boston, 1984.)

Это было официальной глобальной сетевой парадигмой до тех пор, пока в 2009 году не был предложен Биткойн, с годами ставший работающей программной технологией. Это привело к созданию новых, ориентированных на пользователей и обладающих практической полезностью, вариантов систем стимулов.

Мы можем сопоставить эти системы стимулов, изучив базовую топологию фиатной и криптовалютной сетей. Для этого мы будем использовать концептуальную схему Накамото.

Глава 4: Концептуальная схема Накамото

На высоком уровне абстракции жизненный цикл компьютерных программ можно разделить на следующие пять слоёв.

Правда ли, что экономика – это игра с нулевой суммой?
Рисунок 16: Жизненный цикл компьютерной программы в синтаксисе Java
  1. Слой живой программы состоит из пользователей, использующих это системное программное обеспечение.
  2. Исполняемый файл используется для доступа к системному ПО.
  3. Компилятор используется для создания исполняемого файла.
  4. Командная строка используется для выдачи команд, таких как компилирование кода и развёртывание исполняемого файла или обновление системного ПО.
  5. Слой когнитивного языка описывает ментальные установки автора программного кода, а также проявление этих ментальных установок в среде разработчика и системном ПО.

Поэтому мы предлагаем концептуальную схему Накамото в качестве универсального фреймворка для понимания связей, существующих внутри и между криптовалютной и фиатной сетями, вдохновлённого фундаментальными принципами компьютерной науки.

Правда ли, что экономика – это игра с нулевой суммой?
Рисунок 17: Концептуальная схема Накамото

Схему Накамото можно использовать не только для отображения и понимания фундаментальных различий между топологиями фиатной и криптовалютной сетей, но и для изучения различных слоёв или подсистем каждой из этих сетей на уровнях кода и системы стимулов для выявления скрытых точек Шеллинга, обусловленных правилом принуждения третьей стороной, а затем рефакторинга и оптимизации этого слоя или всей системы для повышения устойчивости к векторам атак.

Для наших нынешних целей, использование схемы Накамото позволит нам:

  1. Сравнить дизайн фиатной и криптовалютной сетей на системном уровне через сопоставление один-к-одному редуцированных логических примитивов.
  2. Ясно понять преимущества децентрализованной экономики и того, какие аспекты необходимо децентрализовать для создания такой экономики.
  3. С ясным мышлением подойти к проблеме масштабирования и изучить способы достижения целей масштабирования без ущерба для децентрализации или устойчивости сети к векторам атак.
  4. Решить проблему масштабирования на слое контрактов и создавать более конкурентные и открытые торговые сети.
  5. Провести рефакторинг существующего и предлагаемого кода централизованной и децентрализованной биржи, чтобы включить в него распределённую систему стимулов, а также выявить и устранить скрытые точки Шеллинга, обусловленные правилом принуждения третьей стороной.

Во второй части этой серии статей мы продолжим изучение концептуальной схемы Накамото и с её помощью обозначим имеющиеся пересечения между фиатной и криптовалютной системами. Затем мы используем эти выводы для решения некоторых из проблем финансовой отрасли. Наконец, мы рассмотрим текущее состояние искусства и то, как можно улучшить дизайн стимулов существующих криптовалютных систем, чтобы способствовать наступлению желаемых нами изменений. Только тогда мы можем начать реорганизовывать подсистемы этих децентрализованных фреймворков, улучшая масштабирование без ущерба для децентрализации или устойчивости сети к векторам атак.

 

Подписывайтесь на BitNovosti в Telegram!
Делитесь вашим мнением об этой статье в комментариях ниже.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here