On-chain управление криптовалютами: плутократично или нет?

2
ПОДЕЛИТЬСЯ

Настоящая статья Биткойн-энтузиаста и автора Ричарда Реда — это ответ на ряд публикаций выдающихся личностей в сфере блокчейна о том, что on-chain управление, основанное на голосовании держателей монет, по сути своей плутократично и плохо.

В данном случае речь идёт о следующих публикациях:

Я нахожу использование термина «плутократия» в данном контексте неточным и паникёрским. Блокчейны – не общества. Они предоставляют определённые услуги, конкурируя с другими блокчейнами, на которые пользователи могут перейти. Формальное on-chain управление не исключает возможности традиционного хард-форка.

Голосование за изменение правил консенсуса – интересный способ децентрализации принятия решений о направлении развития проекта. Предоставление права голоса на основе доли владения, по крайней мере на данный момент, представляет единственную действенную перспективу успешной реализации такого подхода.

Блокчейны не знают, сколько у них разных пользователей, но знают, сколько пользователи имеют монет. Те, кто владеет монетами и рискует ими, вложились в проект и мотивированы стараться принимать благоприятные для него решения.

Мне особенно интересны проекты, стремящиеся создать децентрализованные автономные организации/компании/структуры. Проект по разработке блокчейна, кажется, идеально подходит для таких децентрализованных структур, где собственно блокчейн выступает источником финансирования и объектом работы, с механизмами для задания целей и стратегического курса и использованием доступных ресурсов для их реализации.

Терминология и подход

Термин «on-chain управление» не имеет чёткого определения, но он указывает на то, что изменения правил консенсуса не совершаются традиционным путём (узлы переходят на новую версию программного обеспечения). On-chain управление подразумевает функционирование в блокчейне (on-chain) формальной системы, определяющей, когда должны активироваться изменения правил консенсуса. Проекты, принимающие такой подход, существенно варьируются и не представляют однородного множества.

Голосование держателей монет – это метод присвоения участникам права голоса на основе имеющегося у них количества монет (внутреннего актива проекта). Это неполное представление того, как на самом деле работает большинство проектов с управлением на основе формального голосования. Как правило, для права голоса наличия монет недостаточно; пользователи должны предпринять те или иные действия, чтобы поставить свои монеты на кон. В случае Decred для участия в управлении нужно отдать в залог DCR в обмен на тикеты (поэтому более точный термин – управление держателей тикетов). В случае Dash для участия в управлении нужно иметь достаточно DASH, чтобы выступать в качестве мастерноды (поэтому более точный термин – управление мастернод).

Термин «управление стейкхолдеров» точен в случае доказательства доли владения (Proof of Stake), где управление осуществляется держателями, рискующими своими монетами. Но я не думаю, что термин «управление стейкхолдеров» удачен для этой статьи, так как под ним часто понимаются разные типы стейкхолдеров. А вот «долевое управление» отражает желания разных групп стейкхолдеров посредством единого измерения – размера их доли.

И именно «долевое управление» кажется самым точным термином, поэтому я буду использовать его в данной статье.

Существует большое разнообразие способов управления блокчейн-проектами, и это распространяется и на проекты с on-chain управлением (или планирующие его ввести). Критика on-chain может быть должным образом рассмотрена лишь в контексте конкретной реализации. Decred – проект, с которым я лучше всего знаком, и единственный из известных мне, уже имеющий функционирующее on-chain управление и проектный фонд, поэтому я использую его в качестве примера.

В качестве примера проекта без on-chain управления я буду использовать Ethereum, потому что наиболее убедительно on-chain управление критиковали люди, связанные с Ethereum.

Между прочим, Ethereum – также один из относительно немногих проектов, реально применивших голосование держателей монет для принятия важного решения – провести ли хард-форк, чтобы изменить правила консенсуса для отмены взлома The DAO. Это было ситуативное и неформальное сигнальное голосование с целью определить значение параметра в новой версии ПО для узлов Ethereum (с форком или без). В посте Виталика приведён хороший обзор «сильно связанного» и «слабо связанного» голосования, и роль голосования держателей монет рассматривается как часть «многофакторного консенсуса».

Что такое плутократия?

Плутократия – общество, управляемое или контролируемое людьми, имеющими большое богатство или доход.

Ключевые аспекты этого определения: 1) чем управляют; и 2) кто управляет; но я также считаю, что важно рассмотреть, как управители устанавливают правила.

Чем управляют?

Плутократия относится к управлению обществом. Блокчейны – не общества, однако надлежащую систему координат определить сложно, поскольку блокчейны – это новый класс социально-технологических сущностей. Актуальные ориентиры, приходящие на ум, – государства, компании и коммунальные предприятия.

На мой взгляд, для наших целей лучше всего подходит сравнение с компаниями.

Существуют параллели между держателями криптовалюты и акционерами компании. И те, и другие владеют измеримой долей в определённом предприятии, однако в случае компаний и криптовалют эта доля представляет разные вещи (как и в случае разных криптовалют, являющихся в этом отношении неоднородными).

Акции представляют долевое участие в компании. Акции (как правило) дают право голоса. Акционеры голосуют за принятие определённых решений – иногда за назначение представителей, а иногда за прямое принятие решений. Акционеры имеют право на дивиденды с прибыли компании. Акции можно покупать и продавать, их цена определяется на рынке восприятием стоимости компании.

Компания включает ряд участников, выполняющих разные роли и сотрудничающих по предоставлению определённого продукта или услуги. Блокчейны и криптовалюты больше всего похожи на компании – поставщиков услуг. Ряд участников сотрудничают и выполняют разные роли (например, разработчики, майнеры, маркетологи), обеспечивая предоставление услуги: неизменяемого цензуроустойчивого публичного реестра или чего-то подобного.

Клиенты, или пользователи, получают от услуги какую-то пользу. У них также имеется существенный выбор поставщиков желаемой услуги на базе блокчейна с низкими издержками смены поставщика. Блокчейны конкурируют за привлечение и удержание пользователей точно так же, как это делают компании.

На мой взгляд, плутократия подразумевает ту или иную степень подчинения, когда богатые используют контроль в целях эксплуатации бедных. Я не вижу, как управление криптовалютами может быть более плутократичным, чем управление компанией. Мне не так уж просто представить сценарий, где голосующие на основе доли владения киты оттеснили бы на обочину обычных пользователей и эти обычные пользователи с этим мирились.

Криптовалюты с on-chain управлением, как и все другие криптовалюты, также имеют возможность хард-форка. Точно так же как от Биткойна отфорковался Bitcoin Cash, чтобы увеличить лимит размера блока, а в Эфириуме состоялся форк, чтобы отменить The DAO, в проекте с on-chain управлением может быть произведён форк, чтобы изменить или заменить формальные процессы управления.

On-chain управлению приходится конкурировать с более традиционными формами управления блокчейнами. Существуют зарекомендовавшие себя проекты, на протяжении не одного года использующие и, предположительно, совершенствующие управление посредством приблизительного консенсуса, или «полных узлов».

Также всегда существует альтернатива в виде off-chain управления, поскольку хард-форк, упраздняющий или отменяющий on-chain управление блокчейна, фактически будет означать возвращение к этому более традиционному подходу к управлению блокчейном. Отсутствие управления, на протокольном уровне, – своего рода всегда доступное значение по умолчанию. On-chain управление должно постоянно доказывать, что оно представляет собой лучший выбор.

Хорошо ли для блокчейна вести себя подобно компании – спорный и не самый лучший вопрос. Компания – это сложная организационная форма, и проекты, имитирующие элементы этого образца, могут получить конкурентное преимущество. Конечных победителей в пространстве блокчейнов не будет определять то, что мы сейчас в начале 2019 г. считаем хорошим.

Управление – это характеристика, от которой зависят перспективы успеха блокчейна. Я нахожу полезным рассматривать управление криптовалютами через призму понятия приспособленности из эволюционной биологии – насколько организм приспособлен к своей среде и способен превзойти конкурентов.

Как работает долевое управление?

Есть два типа принятия решений, для которых на данный момент используется долевое управление:

  1. Принятие решений об изменении правил консенсуса сети. Это главное, что подразумевается под on-chain управлением. Decred – единственный известный мне проект, который уже это осуществляет. Процесс изменения правил консенсуса формально задан в самом протоколе. Процесс заключается в том, что 75% голосующих тикетов должны сказать изменениям «да» в течение периода голосования, длящегося 8064 блока (~4 недели).
  2. Принятие решений об использовании проектного фонда. Существует уже целый ряд блокчейнов, переводящих некоторую часть вознаграждений за блоки в фонд развития проекта. Большинство этих проектов (и все те, которые мне интересны) стремятся к децентрализованному контролю расходования этих средств. Dash уже почти три года осуществляет это с помощью достаточно простой децентрализованной автономной организации (DAO), управляемой голосованием мастернод.

Всё больше проектов стремятся отдать оба эти аспекта управления под прямой контроль стейкхолдеров. Я выбрал в качестве примера Decred, потому что этот проект мне лучше всего знаком (я писал об управлении Decred в целоми о том, как должно осуществляться управление проектным фондом посредством Politeia).

Подход Decred к управлению проще всего понять, если представить, что принятие решений по всем аспектам проекта должно быть максимально движимо голосованием держателей тикетов.

Decred стремится создать децентрализованную автономную структуру (Decentralized Autonomous Entity, DAE), движимую голосованием держателей тикетов. Цель DAE – обеспечивать ценность проекта, направляя DCR из проектного фонда на осуществление его задач. Задачи проекта зафиксированы и будут в дальнейшем обсуждаться и разъясняться посредством голосования тикетов по предложениям в системе Politeia, как только она будет запущена.

«Миссия проекта – разработка технологий для всеобщего блага и в первую очередь – криптовалютных технологий». – Конституция Decred

Таким образом, разработка DAE Decred – интересная тема для исследований. У неё есть чётко определённые цели и механизм адаптации и расширения целей, что позволяет оценивать эффективность. Участие в управлении открыто для всех, кто может позволить себе купить тикет (или десятую часть тикета), и все решения записываются в публичном реестре. Высокая доступность участия, ончейн-голосование и необходимость предоставления участникам принятия решений точной информации должны обеспечивать высокую степень прозрачности.

Как я перестал бояться и полюбил долевое управление

Держатели тикетов Decred голосуют, на основе один тикет = один голос, чтобы определить развитие проекта и использование проектного фонда.

Это короткое описание охватывает субъектов (держатели тикетов Decred), метод принятия решений (прямое голосование по вопросам), правило подсчёта голосов (один тикет = один голос) и примеры того, о чём могут приниматься решения.

Управление проектным фондом Decred включает многие решения, присутствующие в управлении более традиционными организациями:

  • Определение стратегического курса организации.
  • Принятие и изменение политики.
  • Выбор проектов и команд для финансирования.
  • Определение того, достиг ли проект промежуточных целей и заслужил ли выплату.
  • Оценка исходов предложений и обучение одобрению лучших предложений.
  • Наём сотрудников.
  • Увольнение сотрудников.
  • Управление официальными аккаунтами проекта в соцсетях.

Понимание того, как можно эффективно децентрализовать разные компоненты такого управления, актуально и для других контекстов. Изменение переменных в предложении влияет на передачу знаний, но если учесть, насколько мало мы знаем о построении эффективно функционирующих децентрализованных автономных организаций/компаний/структур, изучение построенных на подобной концепции проектов может многому нас научить.

Кто стейкхолдеры блокчейна?

Некоторые полезные обозначения в применении к Decred и Ethereum:

Основатели: Люди, запустившие проект и либо а) самостоятельно профинансировавшие начальную разработку; либо б) собравшие средства на начальную разработку посредством первичного предложения монет (ICO) или другого типа предпродажи. Основатели обычно: 1) обладают хорошей репутацией и влиятельностью в сообществе; и 2) являются значимыми держателями.

Разработчики/работники: Конечно, эта группа частично совпадает с основателями, но я отношу сюда тех, кто не является существенным держателем или богатым человеком. В эту группу входят люди, охотно работающие над проектом, но готовые тратить на него существенное количество времени только в случае получения оплаты.

Полные узлы: Владельцы серверов, автономно участвующих в поддержании сети и проверке соответствия блоков правилам консенсуса.

Держатели/ходлеры: Те, кто используют криптовалюту в качестве средства сбережения. Они держат её, потому что верят, что её стоимость относительно других активов вырастет.

Другие пользователи: Те, кто хочет пользоваться услугами, предоставляемыми блокчейном, но не заинтересован в том, чтобы держать монеты.

PoW-майнеры: Владельцы оборудования, обеспечивающего безопасность сети посредством доказательства выполнения работы (Proof of Work, PoW). Майнеры тратят на выполнение своей работы ресурсы и получают вознаграждение монетами. Майнеры обладают определённым влиянием, поскольку они создают новые блоки и могут определять их содержимое. Это влияние пропорционально вычислительной мощности оборудования, имеющегося в их распоряжении.

Участники PoS-голосования: Держатели, ставящие на кон свою долю. Обычно участники голосования получают вознаграждение за поставленную на кон долю, но не всегда. В Эфириуме пока нет класса участников PoS, но планируется принять метод создания новых блоков посредством доказательства доли владения (Proof of Stake, PoS). В Decred участники PoS-голосования всем заправляют – или будут это делать в случае успеха проекта.

Кто осуществляет долевое управление, и что они делают?

В случае Decred участники PoS-голосования отдают в залог часть своих DCR в обмен на тикеты. Эта группа выполняет следующие задачи:

  • Голосование (ончейн) за изменение правил консенсуса.
  • Ожидается вскоре: Голосование (офчейн) за использование проектного фонда. Это влечёт за собой голосование за курс развития проекта.
  • Голосование (ончейн) за подтверждение действительности блока. Каждый блок произвольно выбирает 5 тикетов, которые голосуют за то, должен ли PoW-майнер получить вознаграждение за предыдущий блок.

Важность последнего пункта подчёркивает недавняя серия атак двойной траты на альткойны. В системе Decred PoW-майнеры ничего не могут сделать без участников PoS-голосования. Блоки не могут майниться тайно, потому что для их подтверждения требуется участие выбранных псевдослучайным образом держателей тикетов. Участники PoS-голосования также могут активно голосовать за добавление блока в блокчейн, удерживая долю вознаграждения за блок, предназначенную майнеру (без ущерба для своей).

Создание группы участников ончейн-голосования на основе PoS позволяет предоставить ей управление протоколом и превосходство над другими действующими лицами, такими как PoW-майнеры. Необходимость скомпрометировать и PoW, и PoS существенно увеличивает издержки атаки на Decred в сравнении с криптовалютами, использующими только PoW.

Группа участников PoS-голосования пересекается с большинством других групп. Основатели, работники, майнеры и держатели получают или держат DCR и могут отдать часть их в залог в обмен на тикеты.

Участники долевого управления и обычные пользователи

Одна из претензий Влада Замфира к on-chain управлению заключается в том, что интересы держателей и пользователей могут не совпадать и держатели могут действовать так, как выгодно им, в ущерб пользователям. В случае Эфириума это отчасти справедливо, потому что ETH в том числе выступает утилитарным токеном, используемым для оплаты за выполнение смарт-контрактов в блокчейне Эфириума. Среди пользователей Эфириума могут быть те, кто не заинтересован в том, чтобы держать ETH, но нуждается в их покупке для выполнения смарт-контрактов. Такие гипотетические пользователи предпочтут, чтобы цена ETH была ниже, что будет конфликтовать с имеющимся у держателей желанием роста цены.

Можно предположить, что держатели, на какое-то время отдающие свои монеты в залог, мотивированы ожидать роста цены. Данный аспект мотивации участников долевого управления может конфликтовать со сторонами, желающими видеть снижение цены. Но если пользователи блокчейна рассматривают его как средство сбережения, их мотивация вполне совпадает с мотивацией участников управления.

Более вероятным поводом для конфликта между пользователями и участниками PoS-управления может быть случай, когда последним выгодны более высокие комиссии за транзакции. Комиссии могут влиять на способность пользоваться услугами блокчейна больше, чем цена. Decred в настоящее время избегает такого конфликта, так как участники PoS-голосования не получают никакой доли с комиссий, а поэтому их повышение им ничего не даёт. В будущем, когда эмиссия новых DCR сократится, это может стать точкой конфликта. Если участники голосования решат присваивать себе часть комиссий, чтобы компенсировать снижение вознаграждений за блоки, потребуется провести основательные переговоры, чтобы не потерять PoW-майнеров и пользователей без доли владения.

Альтернативы долевому управлению

Каждый блокчейн имеет тот или иной тип управления, но многим сложно понять, как именно это управление работает, потому что всё происходит вне блокчейна (офчейн). Я рассмотрел управление Биткойном и Эфириумом, но в моём понимании присутствуют существенные пробелы. Влад Замфир в своё время кое-что писал о процессах управления Эфириума, но, согласно его собственному описанию, они «не очень хорошо задокументированы, и их трудно понять, не принимая в них активного участия… Никто не обладает полной информацией о структуре задействованных процессов».

В случае off-chain управления для изменения правил консенсуса протокола нужно, чтобы все значимые участники одновременно установили ПО с новыми правилами. Какая-то структура должна решить, что требуются изменения, и скоординировать обновление. Обычно такая структура тем или иным образом оценивает поддержку изменения правил в каждой из групп, которые она считает важными. Эта структура также должна быть в состоянии предоставить ПО, в котором реализованы новые правила, иначе пользователям будет нечего принимать.

Дин Эйгенманн для описания такой структуры использует термин «технократический совет», который мне кажется вполне неплохим. В каждом криптовалютном проекте можно определить ту или иную организацию или группу, руководящую развитием, хотя природа таких групп существенно варьируется. Такие технократические советы могут по-разному взаимодействовать с другими группами стейкхолдеров. PoW-майнеры, как правило, способны сигнализировать о своём одобрении или отклонении изменений ончейн устойчивым к манипуляции образом. Полные узлы можно «опросить», сверив версию их ПО, однако такой сигнал можно сфальсифицировать с минимальными издержками, запустив много новых полных узлов (разновидность атаки Сивиллы).

Судя по всему, большинство технократических советов также используют сигналы в соцсетях (например, Twitter, Reddit, Slack, Discord, Telegram), чтобы оценить настроения в сообществе, помимо PoW-майнеров. Соцсети уязвимы к манипуляциям, особенно когда используются алгоритмы для сортировки сообщений по приоритету (например, голоса на Reddit, тренды в Твиттере), которые могут быть скомпрометированы фейковыми аккаунтами. Каналы соцсетей также уязвимы к цензуре со стороны тех, кто их контролирует.

Для тех, кто не входит в технократический совет, участие в управлении ограничивается выбором того, какой технократический совет поддерживать (если есть больше одного годного кандидата, что встречается редко).

Если технократический совет заинтересован в том, чтобы прислушиваться к пожеланиям пользователей, определить наличие в этой группе консенсуса касаемо изменений правил должно быть непросто. Если значимое меньшинство (где представлены все типы участников, необходимые для функционирования блокчейна) примет/отклонит несовместимые изменения правил, произойдёт раскол блокчейна.

Офчейн-управление – Хард-форк «обновления»

Показанное в правой части обычно не происходит.

Сторонники on-chain управления склонны считать расколы блокчейнов непродуктивными: они разделяют сообщество и ресурсы и ослабляют сетевой эффект. Когда в фундаменте проекта заложен метод ончейн-управления, существует встроенный способ определения того, каковы правила протокола и как они могут быть изменены. Хард-форк и раскол блокчейна по-прежнему возможны, но форк сможет выжить только при изменении системы управления, и в таком случае останется мало сомнений насчёт того, какой блокчейн является «оригинальным».

Мне лично расколы блокчейна не кажутся привлекательным механизмом управления в долгосрочной перспективе.

Разработка блокчейнов стоит денег, и кто-то на этом обогащается

https://news.bitcoin.com/46-last-years-icos-failed-already/Как бы ни функционировал технократический совет на внутреннем уровне, он принимает решения о будущем проекта/блокчейна и реализует их в коде. Требование отображения изменений в коде создаёт барьер входа для жизнеспособных технократических советов. Ресурсы, нужные этой группе, зависят от амбиций проекта. Минимальное требование – программисты с соответствующими навыками для работы над кодом.

Люди, занимающиеся разработкой проекта, должны быть мотивированы тратить на это своё время. Технократический совет проекта часто во многом пересекается с его основателями. Основатели мотивированы работать над проектом, если у них есть существенное количество монет. Если проект достигает коммерческого успеха, основатели становятся независимо богатыми и могут позволить себе тратить на проект время без компенсации.

Большинство других потенциальных участников разработки захотят получать оплату за работу над проектом. Ни организации, ни физические лица не станут кому-то платить за работу над проектом без хотя бы базового представления о направлении работы и мотивации финансировать работу в этом направлении. Если вас интересуют долгосрочные перспективы какого-либо проекта, я считаю, стоит спросить: кто платит людям за работу над ним и почему?

Ресурсы и готовность тратить их на разработку поддерживающего блокчейн ПО – минимальное требование для технократического совета (и, следовательно, для успешного хард-форка).

У многих проектов есть структура наподобие фонда или сети основателей, надёжно закрепившая за собой контроль над направлением развития проекта. Для этой структуры характерно признание пользователей, хорошее знакомство с базой кода, ресурсы и мотивация для развития проекта. У Эфириума есть Ethereum Foundation, который судя по всему, владеет фондом целевого капитала, полученного с краудсейла. В случае большинства проектов, проводивших краудсейлы, структура, его проводившая (и заработавшая на нём), является текущим технократическим советом проекта (или тесно с ним связана).

Недостатки долевого управления

Если участники долевого управления проектом будут посредством его управленческих процессов коллективно принимать плохие решения, проект не сильно преуспеет. Проекты с системами и процессами, способствующими выражению коллективного разума, должны преуспевать, но мы пока не знаем, насколько сложно будет этого достичь в данном контексте.

Передача контроля над правилами консенсуса и/или криптовалютными кошельками прямому голосованию псевдонимных держателей тикетов рискованна и трудна. Никто не знает, как построить хорошо работающую DAE. Предыдущие примеры были либо сложными и с изъянами (скомпрометировали себя, как в случае The DAO), либо примитивными и нуждающимися в существенном (централизованном) ручном управлении (например, DAO бюджета Dash).

Также важна репутация DAE, посредством которой выражаются и приводятся в действие решения долевого управления. DAE выступает в качестве контрагента для людей, работающих над проектом и получающих оплату из проектного фонда. Любое восприятие нечестного поведения DAE в отношении работников (например, отказ оплаты работы без веских оснований) навредит её способности нанимать новых работников и оговаривать с ними условия работы – и репутации проекта в целом.

DAE будет непросто продемонстрировать «изменения в управлении», которые могли бы ускорить восстановление повреждённой репутации.

DAE также нужно избегать репутации доступной мишени для лёгкого заработка. Формальное управление бюджетом Dash заканчивается подсчётом итогов голосования и распределением DASH между кошельками, связанными с победившими предложениями. Система Dash по умолчанию осуществляет выплату авансом и исторически не имела хорошей поддержки офчейн-механизмов, отслеживающих профинансированные предложения и придерживающих средства до выполнения работы – хотя такие структуры поддержки в последнее время стали продвигаться.

В недавно опубликованном бюджетном документе Cardano рассказ об управлении проектным фондом заканчивается выбором и финансированием победивших предложений.

Любая система, работающая на основе авансовых выплат успешным предложениям, будет уязвима к злоупотреблению. Альтернативы реализовать в децентрализованном виде непросто.

Репутация DAE также может стать существенным преимуществом для проектов с долевым управлением. Если DAE продемонстрирует справедливое поведение и принятие благоразумных решений, это будет способствовать её позитивному восприятию и внушать уверенность в реакции проекта на непредвиденные вызовы в будущем. Модели управления, предоставляющие больше власти лидерам или советам, более уязвимы к уходу или коррумпированности этих лидеров.

Распределение монет важно для проекта с долевым управлением из-за сильной взаимосвязи между финансами и способностью принимать решения. Если какой-то человек или группа контролирует достаточную долю для принятия односторонних решений, модель управления превращается в (неявную) диктатуру или олигархию.

Это было учтено при запуске Decred. Премайн в размере 1,68 млн DCR (8% от общего предложения) был поровну разделён между разработчиками, основавшими проект (получившими 4%) и людьми, подписавшимися на airdrop в январе 2016 г., перед запуском мейннета (2972 человека получили долю от остальных 4%, по 282 DCR каждый). Поскольку участникам PoS-голосования идёт лишь 30% от вознаграждения за блок, даже агрессивное использование DCR для получения тикетов с самого начала не позволит сохранить относительную долю обращающихся DCR. 60% новых DCR идёт непосредственно PoW-майнерам, и остальные 10% могут быть заработаны теми, кто работает над проектом.

В случае проектов с долевым управлением, чем больше процент общего предложения, распределённый в процессе премайна или ICO, тем больше влияние этого события и характера его участников на управление проектом в долгосрочной перспективе.

Выводы

Каждая криптовалюта имеет ту или иную форму управления. Хотя можно провести общее разделение на on-chain и off-chain процессы изменения правил консенсуса, в каждой из этих групп существует значительное разнообразие.

Называть ончейн-управление плутократическим – паникёрство. On-chain управление меняет значение по умолчанию с «мы можем изменить правила консенсуса, только если все значимые участники согласятся, иначе блокчейн расколется» на «мы изменим правила протокола, если это поддержит 75% или больше участников долевого управления» – но не отменяет возможность первого варианта.

Управление – важный фактор в конкуренции блокчейнов за принятие пользователями. Если какие-то формы управления более эффективно способствуют достижению этой цели, то они станут более распространёнными.

Сейчас у блокчейнов нет и не предвидится в обозримом будущем понятия уникального человеческого идентификатора. Тем не менее они знают, кто какие монеты/тикеты контролирует. Если мы хотим поэкспериментировать с формальным управлением, децентрализующим принятие решений посредством голосования, то присвоение права голоса на основе доли владения – единственный доступный нам действенный вариант.

Присвоение права голоса тем, кто тем или иным способом поставил свои монеты на кон, имеет ряд преимуществ:

  • это достижимо уже сейчас (без ущерба псевдонимности);
  • участники принятия решений представляют разные группы стейкхолдеров таким способом, который устойчив к атакам Сивиллы и даёт больший вес тем, у кого больше поставлено на кон;
  • широкая доступность участия влечёт за собой прозрачность.

В следующие несколько лет мы узнаем, хорошо ли работает такой подход, или можно ли сделать так, чтобы он хорошо работал. Эффективно функционирующая DAE, лежащая в основе успешного криптовалютного проекта, может иметь важное значение в пространстве блокчейнов и за его пределами.

Источник

2 КОММЕНТАРИИ

  1. Какой-то автор недалёкий. Рассказал про не самые лучшие примеры on-chain управления. Лучше бы уделил внимания наиболее удачному варианту децентрализованного управления, реализованном в BitShares, где голосуют стейкхолдеры за предложения работников, и блокчейн платит зарплаты этим работником, если их предложение получило поддержку.

    • Согласен, рассказывать про ончейн управление без рассмотрения успешных примеров типа bitshares как-то странно.

Добавить комментарий для Классен Отменить ответ

Please enter your comment!
Please enter your name here