Что движет феноменом криптовалют: Как растёт ценность в сетях с «Доказательством работы» — Часть 6

10
ПОДЕЛИТЬСЯ

Следующие две части (шестая и седьмая) эссе за авторством экспертов фонда Iterative Capital посвящены тому, как Биткойн, бесплатная программа, созданная хакерами, может конкурировать со зрелыми и мощными финансовыми системами, строящимися на основе фиатных валют, всё более и более становящимися цифровыми, и как будет выглядеть это соперничество в будущем.

В данной части мы обсудим, чем отличается процесс развития проектов на основе Биткойна от производства коммерческого ПО, а в части 7 оценим эффект от этих отличий.

Часть 1. Что не так с криптовалютным бумом
Часть 2. Исторический контекст
Часть 3. Как организованы ключевые игроки
Часть 4. Человеческий консенсус в криптовалютных сетях
Часть 5. Машинный консенсус через «Доказательство работы»

Какие качества способствуют росту ценности криптовалютных систем?

В данной части мы соберём вместе пять удивительных и нелогичных идей, которые воспринимаются как разумные для всех хакеров, разбирающихся в криптовалютах.

Мы установили, что бесплатные программы с открытым исходным кодом, разработанные в «стиле Нью-Джерси», быстро опередили коммерческих конкурентов и легли в основу интернета. Мы можем разделить источник преимуществ этого подхода к созданию ПО на две категории: тяга разработчиков и тяга оборудования.

1. Притяжение разработчиков

Мы будем использовать термин «притяжение разработчиков», чтобы обозначить проект, находящийся в «здоровом», активном состоянии и привлекающий разработчиков, которые хотели бы внести вклад в его развитие. Когда в проекте сильно притяжение разработчиков, опытные специалисты с удовольствием жертвуют своё время, энергию, идеи, делают баг-фиксы и уделяют вычислительные ресурсы проекту.

Сатоши Накамото видел Биткойн как платформу для приватной экономической активности, которую бы обслуживала свободно организованная группа добровольцев. Платформы наиболее полезны, когда стабильны. В стабильных платформах мало багов, у них есть чёткие функции, что делает их идеальными для «предприимчивых последователей» — это экономические акторы, которые не хотят брать на себя риск основания нового проекта, но готовы вкладываться в существующее дело, если оно приносит им существенные дивиденды. Простая, стабильная и полезная платформа, в которой предусмотрено участие сторонних активистов, будет привлекать разработчиков и сторонников, как это описано в ранее указанном исследовании MIT.

Наличие большего числа разработчиков и последователей ещё больше повышает стабильность платформы. Тезис, который гласит, что «при достаточном количестве глаз все ошибки становятся мелкими», известен как закон Линуса, названный в честь создателя Linux. Это значит, что, чем более доступен исходный код, тем больше у него преимуществ от публичного тестирования, изучения и экспериментов. Результатом такой активности становится стабильная программа.

В частной компании, которая создает собственный код, важная задача отладки ложится на немногих разработчиков, имеющих доступ к базе кода. У проектов открытого распределения, таких, как Биткойн, существует колоссальное преимущество в виде привлечения бесчисленного числа «глаз», но только пока работает механизм предотвращения ложных изменений, которые, в противном случае, приведут к потере времени для других участников. Тогда это будет не лучше, чем среднестатистический проект разработки корпоративной программы!

Система стимулов Биткойна позволяет заимствовать лучшее от двух миров. Как в проекте с открытым распределением, в нём может быть занята группа разработчиков, не задетая застоями или «балканизацией». Разработчики получают работу в значимом проекте без какой-либо ненужной «технической задолженности».

В отличие от предшествующих проектов с открытым исходным кодом, однако, в Биткойне есть стимул для разработчиков к тому, чтобы оставаться на том же направлении и версии программы вместо того, чтобы подвергаться риску хард-форка. Хотя форк — это простой путь к окончанию технических споров, в сети с каким-либо активом разделение несет скрытую экономическую угрозу: оно может быть воспринято рынком как действие, делающее платформу менее стабильной и, таким образом, менее ценной, что может обрушить цену сетевого актива. Как и коммерческая компания, организационная структура Биткойна подталкивает разработчиков к разрешению разногласий и сохранению общности группы для финансовой выгоды каждого её отдельного члена.

Таким образом, Биткойн — это первый проект бесплатной программы с открытым исходным кодом с интенсивностью коммерческого продукта. Технологи могут накапливать богатство, работая на реальной платформе, но также обладают уникальным правом тратить столько времени и сил, сколько считают нужным, без фиксированного расписания или трудового договора. В сравнении с работой в корпоративной разработке это крайне предпочтительные трудовые условия.

2. Притяжение оборудования

Мы будем использовать термин «притяжение оборудования» как общий показатель доступности для машин. Сети с высоким притяжением оборудования могут устанавливаться и работать на самых разных машинах, от различных производителей, использующих разный код. Высокий уровень притяжения оборудования отражает сеть, где есть много хорошо функционирующих клиентов (Mac, Windows, Linux) на множестве разных устройств, с различными уровнями ресурсов, включая старые и недорогие машины, используемые в странах с развивающимися экономиками. Не существует ограничений на то, кто может управлять оборудованием или присоединяться к сети.

Концепция притяжения оборудования уходит корнями в вирусные программы, созданные в «стиле Нью-Джерси», в которых приоритет отдаётся низкой ресурсоёмкости, чтобы те были совместимы с многими старыми или дешёвыми компьютерами:

«Филисофия «Чем хуже, тем лучше» означает, что упрощение имеет высший приоритет. Это, в свою очередь, значит, что Unix и C становится просто портировать на одни и те же машины. Следовательно, ожидается, что если 50-процентная функциональность Unix и C — это удовлетворяющий уровень, то они начнут появляться везде. А так ведь и случилось, верно? Unix и C — это предельные компьютерные вирусы».

Транзакции в Биткойне содержат небольшой набор данных, и его блокчейн растёт медленно. Это гарантирует способность сети к масштабированию пользовательской базы без необходимости значительного повышения аппаратных ресурсов от «предприимчивых последователей». Если Биткойн как P2P-сеть будет производить данные на большем уровне, тогда повысятся и требования для отдельных пользователей, снижая притяжение оборудования. Это плохо для стабильности и таким образом снижает способность сети быть платформой. В конечном итоге, к тому моменту, когда система получит новых пользователей, её будут использовать все меньше и меньше людей, что сделает её неудачной по стандартам философии «Чем хуже, тем лучше».

Высокие уровни притяжения оборудования отражаются в низком барьере для «новоприбывших», которые хотят построить сервис на основе сети, использовать приложение кошелька или запустить полный узел; они могут сделать это без необходимости приобретения или конфигурации специализированного оборудования. Рост активности «новоприбывших» означает увеличение количества «глаз» в сети, повышая стабильность, то есть, притяжение разработчиков. Это порождает цикл положительного влияния.

И наоборот, система, которая начинается с низкой тяги оборудования, требуя для своей работы быстрые, дорогие компьютеры, может никогда не достичь адекватного количества пользователей:

«Как только вирус распространился, возникнет необходимость улучшить его, возможно путём приближения степени его функциональности к 90%, но пользователи уже вынуждены принять худшую версию программы. Следовательно, программа, построенная по принципу «Чем хуже, тем лучше», сначала получит признание, во-вторых, заставит пользователей ожидать меньше, в-третьих, будет развита до уровня, на котором станет «правильной штукой».

Как только оригинальная программа распространяется, её становится сложнее изменить; каждый отдельный пользователь должен обновить программу, чтобы интегрировать изменения. Далее, чрезмерная зависимость от обновления программы позднее приведёт к возникновению технического долга, поскольку некоторые пользователи не смогут обновиться, и на разработчиков начнёт давить необходимость поддерживать старые версии программы.

Таким образом, «стиль Нью-Джерси» также диктует, что «важно помнить о том, чтобы изначальный вирус оказался хорош. Если так, тогда его распространение гарантировано до тех пор, пока вирус можно перенести на разные устройства».

Комментарии от Накамото, оставленные 17 июня 2010 года, говорят о том, что при создании дизайна Биткойна главной сложностью было придумать, как предусмотреть одновременно притяжение разработчиков и оборудования, но чтобы при этом «функциональность сети приближалась к 90%» от того, что хотят люди прямо сейчас:

«Природа Биткойна такова, что сразу же после того, как состоялся релиз версии 0.1 Биткойна, ключевой дизайн остался без изменений. По этой причине я хотел создать сеть, которая бы поддерживала любой тип транзакций. Проблема была в том, что каждый типа требовал специальный код поддержки и поля данных вне зависимости от того, использовался он, или нет, а затрагивал только одну ситуацию. Мы были бы завалены такими ситуациями. Решением стал скрипт, который обобщил проблему таким образом, что позволил участникам обмена описать свою транзакцию как предпосылку к оценке узла сети. Узлы должны понимать транзакцию только до той степени, чтобы быть способными оценить, выполнены ли условия отправителя… В будущих версиях могут быть добавлены новые образцы для увеличения списка типов транзакций и узлов, которые поддерживают текущую или последующую версии, способные получать их… Но дизайн уже поддерживает огромное разнообразие возможных типов транзакций, которые я разработал несколькими годами ранее. Сделки условного депонирования, облигационные контракты, третейский арбитраж, мультиподписи и так далее. Если Биткойн завоюет популярность, мы захотим глубже исследовать эти функции в будущем, но они должны быть предусмотрены с самого начала, чтобы быть доступными позднее».

Это бескомпромиссное (но несколько расширенное) обоснование дизайна делает Биткойн вирусной программой, а также полезным для широкого круга потенциальных пользователей.

Притяжение разработчиков влечёт за собой притяжение оборудования

Хакерам нравится писать программы, и они начнут работать над протоколом сети до её запуска и до того, как её монеты обретут какую-то ценность. До тех пор, пока первоначальный дизайн является надежным, криптовалютная сеть, подобная Биткойну, будет накапливать ценность после запуска. Это предоставило хакерам возможность выделять время для добровольной работы над тем, чтобы сделать Биткойн более стабильной платформой для «предприимчивых последователей», у которых может быть меньше навыков и ресурсов, но зато будут «глаза». Сети наподобие Биткойна, которые не имеют притяжения разработчиков, захватывают майнеры, устанавливающие «тонкий баланс ужаса».

Это значит, что в проектах с высоким уровнем притяжения разработчиков различные добровольцы вносят вклад в развитие системы, создают и тестируют клиентские приложения. Это повышает уровень притяжения оборудования путём расширения списка устройств, совместимых с сетью. Повышенный уровень притяжения оборудования увеличивает количество новых разработчиков, которые могут использовать программу без покупки нового оборудования или модификации имеющегося. Этот цикл положительного влияния начинается с притяжения разработчиков.

Некоторые участники получат доступ к вычислительным ресурсам, полезным для майнинга в сети. Так как монеты генерируются майнерами в качестве прибыли, можно сказать, что ценность «жертвуется» добровольцами-разработчиками в пользу майнеров. С присоединением к сети большего числа майнеров, желающих получить прибыль, каждому отдельному майнеру становится сложнее получить контроль над сетью, что предотвращает появление у сети «головы», которую может отрезать регулятор или саботажник. С этой точки зрения сеть Биткойна достигает изначальной цели Сатоши Накамото через использование волонтёрской разработки, которая координируется стимулами и машинами.

Обогащение майнеров — это уступка, на которую разработчики идут только в том случае, если им нравится внесённый ими вклад. Если процесс внесения личного вклада сложный и неприятный, уровень притяжения разработчиков падает. Ухудшается качество ПО, исчезает поддержка некоторых устройств. Так как программа работает на всё меньшем количестве машин, степень притяжения оборудования падает, что, в свою очередь, снижает количество программистов, которые могут получит доступ к платформе без каких-либо усилий или затрат. Это порочный круг; когда он возникает, крупнейшие и богатейшие майнеры получают возможность консолидировать мощности или сформировать картель, что даст им контроль над сетью. Это разрушает основание, установленное Накамото в начале проекта.

Резюме

В этой части мы определили «разумные» преимущества системы стимулов в Биткойне. Мы выяснили, как в ней используются уроки, извлечённые из хакерского подхода к разработке ПО, и как это способствовало появлению проекта, в развитии которого могут легко принять участие разработчики. Мы также установили, что удовлетворённость этой системой производит незаметные улучшения, которые в конечном итоге увеличивают ценность сети. В следующей части мы исследуем разнообразие способов, с помощью которых инвесторы могут ухватить эту ценность.

Подписывайтесь на BitNovosti в Telegram!

Делитесь вашим мнением об этой статье в комментариях ниже.

Источник

10 КОММЕНТАРИИ

  1. «И права закрыть канал у них уже не будет»
    Как так не будет? Закрытие канала это расчет электронной подписи и публикация в блокчейн. Право на расчет и публикацию еще никто не ограничивал. Другой вопрос, захотят ли все ВНЕЗАПНО закрывать свои каналы в один момент? Да и вообще захочет ли кто-то закрывать канал?

    «Во-первых, довольна большая часть будет пользоваться транзакциями на блокчейне.»
    Откуда такая информация? Что БУДЕТ в будущем, мы увидим в будущем. На данный момент в сети Lightning Network есть 5000 нод, 16000 каналов и 500 BTC (смотреть здесь https://1ml.com/). Учитывая что сеть стартовала примерно год назад, я считаю это большой прирост. Вы можете быть другого мнения, но это (как мое так и ваше мнение) вряд-ли повлияет на распространение сети.
    «Вне зависимости от стоимости комиссии на транзакцию.»
    Бред. Для оплаты кофе никто не захочет стоять у кофейни и ждать 10 мин. пока его транзакция будет вложена в блок. Мгновенные транзакции и маленькие комиссии без ущерба на децентрализацию — причина по которой Lightning Network разрастется.
    «Вы представляете, какого размера должны быть комиссии»
    Нет, величину комиссий устанавливает рынок. Здесь нету какого-то дяди решающего какие должны быть комиссии. Пользователи сами для себя решают, когда им комиссии слишком большие и когда им переходить/не переходить в Lightning Network.

    «Насколько помню, чтобы LN вышел на масштабы уровня Visa, размер блока в Биткоине должен быть 100мб»
    Плохо понимаете работу Lightning Network. Сеть Lightning Network может во много раз обогнать Visa, так как транзакции Visa обязательно проходят через их сервер, а транзакции Lightning Network идут от платильшика к получателю, через какое-то количество промежуточных узлов (явно меньшее чем все узлы в сети). То есть если на данный момент в Lightning Network есть 5000 узлов, то сеть может функционировать как 5000 серверов Visa, при условии что каждый узел такой-же быстрый как и сервер Visa. Поскольку узлы по слабее, ну допустим в 1000 раз, то получаем Lightning Network=5*Visa по мощности обработки платежей.

    • «Закрытие канала это расчет электронной подписи и публикация в блокчейн.» — так Вы же отдали все место для открытия каналов. Если кто-то будет закрывать, значит кто-то не сможет открыть канал.

      » Во-первых, довольна большая часть будет пользоваться транзакциями на блокчейне.» — Так и сейчас никто не оплачивает кофе биткоинами через блокчейн. Тем не менее, 300 тыс. транзакций в день.
      Эти транзакции ведь не уйдут просто так из блокчейна. С чего Вы решили, что эти транзакции уйдут в LN? Люди, которые по 100тыс.$ переводят с биржи и на биржу, не пойдут в LN. Так что тем, кто будет массово открывать каналы, еще придется побороться за место под солнцем в блокчейне. А там уже очень мало места.

      «Насколько помню, чтобы LN вышел на масштабы уровня Visa, размер блока в Биткоине должен быть 100мб»
      Плохо понимаете работу Lightning Network. »
      Вообще-то, это расчеты разработчиков LN. Причем тут моё понимание LN? Очередной раз объясняете , как устроен LN. Уверяю Вас, я прекрасно понимаю, как он устроен. Может, просто задумаетесь, почему же для разработчиков нужен такой большой размер блока. 🙂
      Подсказка:
      Мастштаб Visa — это 2 млрд. карт на сегодняшний момент . Чтобы было такое же количество открытых каналов, понадобится 8 лет. 8 ЛЕТ, Карл!

  2. Очень хитрая и запутанная логика у автора. Мне кажется, что автор перенес многие моменты с опенсорсного программирования на Биткоин, но при этом не учел некоторые нюансы.
    Например:
    «Транзакции в Биткойне содержат небольшой набор данных, и его блокчейн растёт медленно. Это гарантирует способность сети к масштабированию пользовательской базы без необходимости значительного повышения аппаратных ресурсов от «предприимчивых последователей»»
    На самом деле это также гарантирует, что с какого-то момента «способность сети к масштабированию пользовательской базы» практически исчезает. И с Биткоином мы уже близки к этому моменту.:)

    Если возьмем линукс, то поддержка слабых компьютеров — это плюс. Это расширяет круг пользователей. Но при этом же никак не ограничиваем рост пользователей. Ведь линукс преспокойно запускается и на новых компьютерах.

    А с Биткоином не совсем так. Ограничение роста блокчейна позволяет запускать его на слабых компьютерах. Но при этом с какого-то момента резко ограничивается рост числа новых пользователей. И мы можем получить парадоксальную ситуацию. Из-за поддержки тысячи слабых компьютеров мы препятствуем подключению миллионов новых пользователей.

      • Если я правильно понял, то L2 — это второй уровень. Множество пользователей второго уровня — это подмножество пользователей первого. А если первый уровень ограничен, то второй тоже.:)

        • В первом уровне нужна одна транзакция (открытие канала), дальше можно множество транзакций проводить через второй уровень. Это схоже с интернет-кабелем проведенным в деревню, где нет интернета: один раз проводишь кабель, дальше запросы по кабелю посылай сколько угодно.

        • Я понимаю, как все устроено. 🙂
          Если взять, что в среднем каждый пользователь Биткоина делает 2 транзакции в месяц (на самом деле это уже очень мало) , то сеть может держать 5 миллионов пользователей. Максимум.
          Все, дальше роста пользователей не будет.

        • Читайте предыдущий комментарий «одна транзакция (открытие канала), дальше можно множество транзакций проводить через второй уровень». В биткойн может каждый месяц приходить по 5 миллионов пользователей, которые и будут открывать каналы и заполнять блоки транзакциями по открытию каналов. Закрывать канал, пока им пользуешься, нет смысла.

        • Следуя Вашей логике, Биткоин за год осилит 60 млн. пользователей.
          И права закрыть канал у них уже не будет. Смешно. 🙂

          Во-первых, довольна большая часть будет пользоваться транзакциями на блокчейне. Вне
          зависимости от стоимости комиссии на транзакцию. Поэтому за право открыть канал этим 5 миллионам надо будет побороться. Вы представляете, какого размера должны быть комиссии, чтобы выдавить ВСЕХ обычных пользователей из блокчейна.

          Во-вторых. Раз уже у Вас все надежды на LN, почитайте про нее. Насколько помню, чтобы LN вышел на масштабы уровня Visa, размер блока в Биткоине должен быть 100мб. Ни много, ни мало, а в 100 раз больше, чем сейчас. С чего бы? Ведь 1мб должно хватать за глаза. 🙂

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here