Бычий тренд Биткойна (часть 3)

0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Бычий тренд Биткойна (часть 3)

Представляем очередную часть из серии статей, посвящённой истории происхождения денег и Биткойна, а также его дальнейшей судьбе. В первой части поднималась тема происхождения денег, так что, не забудьте ознакомиться с ней, если пропустили, а вторая часть затронула тему Биткойна как средства сбережения, где также были проанализированы характеристики цифровой валюты.

Эволюция денег

Современная денежная экономика часто фокусируется на роли денег как средства обмена. В XX веке государства монополизировали эмиссию денег и постоянно подрывали их использование в качестве средства сбережения, создавая ложное убеждение, будто деньги – это прежде всего средство обмена. Многие критиковали Биткойн как плохие деньги, так как его цена слишком волатильна для использования в качестве средства обмена. Однако это подход не с той стороны. Деньги всегда развивались поэтапно, причём функция средства сбережения предшествовала средству обмена. Один из отцов маржиналистской экономики, Уильям Стэнли Джевонс, объяснял:

«В исторической перспективе… золото выступало, во-первых, товаром, ценившимся для орнаментальных целей; во-вторых, средством сбережения; в-третьих, средством обмена; и, наконец, мерилом стоимости».

Если использовать современную терминологию, деньги всегда проходили следующие четыре этапа:

  1. Драгоценность. На самой первой стадии своей эволюции деньги пользуются спросом исключительно из-за своих характерных свойств, обычно становясь прелестью своего обладателя. Ракушки, бусы и золото были драгоценностями, прежде чем перейти в более знакомое качество денег.
  2. Средство сбережения. Как только они станут востребованы из-за их характерных свойств достаточным количеством людей, деньги признаются средством сбережения стоимости во времени. По мере того, как товар будет всё более широко признаваться в качестве подходящего средства сбережения, его покупательная способность будет расти, так как всё больше людей будут хотеть заполучить его для этой цели. Со временем покупательная способность средства сбережения достигнет плато, так как оно будет у многих и приток новых людей, желающих заполучить его в качестве средства сбережения, сократится.
  3. Средство обмена. Когда деньги полностью утвердятся в качестве средства сбережения, их покупательная способность стабилизируется. После стабилизации покупательной способности издержки упущенной выгоды при использовании денег для заключения сделок сократятся до такого уровня, когда их будет уместно использовать в качестве средства обмена. В самые ранние дни Биткойна многие недооценивали издержки упущенной выгоды при использовании биткойнов в качестве средства обмена, а не зарождающегося средства сбережения. Знаменитая история о человеке, обменявшем 10 000 биткойнов (стоящих сейчас более $80 млн) на две пиццы, иллюстрирует данную путаницу.
  4. Единица учёта. Когда деньги будут широко использоваться в качестве средства обмена, товары будут оцениваться в них. Т. е. для большинства товаров будет доступен обменный курс в данной денежной единице. Распространено заблуждение, будто сегодня для многих товаров доступны цены в биткойнах. Например, хотя за биткойны можно купить чашку кофе, приводимая цена – это не настоящая цена в биткойнах, а запрашиваемая продавцом долларовая цена, переведённая в биткойны по текущему рыночному курсу USD/BTC. Если цена биткойна в долларах упадёт, сумма запрашиваемых продавцом биткойнов, соответственно, вырастет. Только когда продавцы будут готовы принимать платежи в биткойнах независимо от обменного курса биткойна к фиатным валютам, можно будет действительно рассматривать биткойн как единицу учёта.

Денежные товары, не являющиеся пока единицей учёта, можно рассматривать как «частично монетизированные». Сегодня такую роль выполняет золото, являющееся средством сбережения, но лишённое роли средства обмена и единицы учёта из-за правительственного вмешательства. Возможно также, чтобы роль средства обмена выполнял один товар, а другие роли – другой. Это характерно для стран с недееспособной властью, таких как Аргентина или Зимбабве. В книге «Цифровое золото» Натаниэль Поппер пишет:

«В Америке доллар слаженно выполняет три функции денег: он представляет собой средство обмена, единицу измерения стоимости товаров и актив для сбережения стоимости. В Аргентине, с другой стороны, хотя песо использовалось как средство обмена – для ежедневных покупок, – никто не использовал его в качестве средства сбережения. Держать сбережения в песо было всё равно что выбрасывать деньги. Поэтому люди обменивали все песо, которые они хотели сберечь, на доллары, чья стоимость сохранялась лучше, чем у песо. Так как песо было очень волатильным, люди обычно запоминали цены в долларах, которые служили более надёжной единицей измерения».

Биткойн сейчас переходит от первой стадии монетизации ко второй. Скорее всего, пройдёт несколько лет, прежде чем Биткойн с зарождающегося средства сбережения превратится в полноценное средство обмена, и путь к этому всё ещё полон риска и неопределённости. Поразительно, но у золота такой же переход занял не одно столетие. Никто из ныне живущих не был свидетелем монетизации золота в реальном времени, как это сейчас происходит с Биткойном, поэтому мы мало что знаем о пути, которым может пойти эта монетизация.

Зависимость от предшествующего развития

В процессе монетизации покупательная способность денежного товара стремительно растёт. Многие утверждали, что рост покупательной способности Биткойна напоминает «пузырь». Хотя этот термин часто используется пренебрежительно, чтобы сказать, что Биткойн сильно переоценён, он невольно уместен. Все денежные товары объединяет то, что их покупательная способность выше их полезной стоимости. У многих исторических денег и вовсе не было полезной стоимости. Разницу между покупательной способностью денежного товара и обменной стоимостью, которую он может иметь за свою внутреннюю полезность, можно рассматривать как «денежную наценку». С прохождением денежным товаром стадий монетизации (перечисленных выше) денежная наценка увеличивается. Однако наценка не движется по прямой, предсказуемой линии. Товар X, находившийся в процессе монетизации, может быть обойдён товаром Y, который больше подходит на роль денег, и денежная наценка X может снизиться или вообще исчезнуть. Денежная наценка серебра почти полностью исчезла в конце XIX века, когда многие правительства стран мира отказались от него в качестве денег в пользу золота.

Денежная наценка разных денежных товаров

Даже при отсутствии внешних факторов, таких как правительственное вмешательство или конкуренция в лице других денежных товаров, денежная наценка новых денег не следует предсказуемому пути. Экономист Ларри Уайт заметил:

«Проблема истории о пузыре, конечно, в том, что она согласуется с любым ценовым путём, а поэтому не объясняет конкретный ценовой путь».

Процесс монетизации имеет теоретико-игровую природу. Каждый участник рынка пытается предвидеть совокупный спрос других участников и, соответственно, будущую денежную наценку. Поскольку денежная наценка не привязана к какой-либо внутренней полезности, участники рынка при определении того, является ли денежный товар дешёвым или дорогим, и стоит ли его покупать или продавать, склонны принимать по умолчанию прошлые цены. Связь между текущим спросом и прошлыми ценами известна как «зависимость от предшествующего развития» и является, вероятно, главным источником путаницы в понимании поведения цены денежных товаров.

Когда покупательная способность денежного товара растёт с ростом его принятия, рыночные ожидания того, что является «дешёвым» и «дорогим», соответственно меняются. Точно так же, когда цена денежного товара падает, ожидания могут измениться в пользу общей веры в то, что предшествующие цены были «иррациональными» или завышенными. Зависимость денег от предшествующего развития иллюстрируют слова известного фондового менеджера с Уолл-стрит Джоша Брауна:

«Я купил [биткойны] примерно по $2300, и они сразу же удвоились в цене. Тогда я стал говорить себе: “Больше покупать нельзя”, – так как цена росла, хотя это предвзятое мнение, основанное лишь на цене на момент покупки. Затем, когда цена упала из-за запрета бирж в Китае, я стал говорить себе: “Хоть бы цена упала ещё ниже, чтобы я смог закупиться”».

На самом деле понятия «дёшево» и «дорого» в отношении денежных товаров фактически бессмысленны. Цена денежного товара не отражает его денежный поток или полезность, но вместо этого показывает широту его принятия в качестве различных ролей денег.

Зависимость денег от предшествующего развития ещё больше усложняет то, что участники рынка не выступают всего лишь беспристрастными наблюдателями, пытающимися покупать или продавать в предвкушении будущего поведения денежной наценки, но также активно проповедуют. Поскольку объективно верной денежной наценки не существует, проповедование превосходящих качеств денежного товара более эффективно, чем в случае обычных товаров, чья стоимость в конечном счёте привязана к денежному потоку или потребительскому спросу. Религиозное рвение участников рынка Биткойна можно наблюдать на различных онлайн-форумах, где владельцы активно рекламируют преимущества Биткойна и богатство, которое может принести инвестирование в него. Наблюдая за рынком Биткойна, Лей Дроген комментирует:

«В этом можно узнать религию – рассказываемую друг другу историю, с которой мы соглашаемся. Нам следует думать о кривой принятия религии. Она почти идеальна – как только кто-то её принял, он начинает проповедовать и рассказывать о ней всем. Тогда к нему примыкают его друзья и тоже начинают проповедовать».

Хотя сравнение с религией может придавать Биткойну ауру иррациональной веры, для отдельно взятого владельца совершенно рационально проповедовать превосходство денежного товара и его стандартизацию в обществе. Деньги служат фундаментом всякой торговли и сбережений, поэтому принятие превосходящей формы денег имеет огромные преимущества для умножения богатства всех членов общества.

Форма монетизации

Хотя не существует априорных правил касаемо пути монетизации денежного товара, за относительно короткую историю монетизации Биткойна обнаружился любопытный паттерн. Цена биткойна, кажется, следует фрактальному паттерну растущей величины, где каждая итерация фрактала совпадает с классической формой цикла зрелости технологий.

 

В статье о спекулятивной теории принятия/цены Биткойна Майкл Кейси утверждает, что расширяющиеся циклы зрелости представляют фазы стандартной S-кривой принятия, которой следовали многие революционные технологии по мере их широкого освоения обществом.

Процент американских домохозяйств

Каждый цикл зрелости начинается со вспышки энтузиазма по поводу новой технологии, и её цена поднимается участниками рынка, которые «достижимы» в данной итерации. Самые ранние покупатели в цикле зрелости обычно крепко убеждены в революционном характере технологии, в которую они инвестируют. Рано или поздно рынок достигает пика энтузиазма, так как приток новых участников, достижимых в цикле, иссякает, и в покупках доминируют спекулянты, больше заинтересованные в быстрой прибыли, чем в базовой технологии.

После пика цикла зрелости цены быстро падают, и спекулятивное рвение сменяется отчаянием, публичным порицанием и ощущением, будто технология вовсе не революционная. В итоге цена достигает минимума и образует плато, где к изначальным инвесторам, имевшим сильные убеждения, присоединяются новые, которые смогли вынести боль падения и оценили значение технологии.

Плато длится долгое время и образует то, что Кейси называет «стабильным, скучным минимумом». Во время плато публичный интерес к технологии убывает, но она продолжает развиваться, и число убеждённых приверженцев постепенно растёт. Тогда создаётся новая база для следующей итерации цикла зрелости, так как внешние наблюдатели понимают, что технология не исчезает, и что инвестирование в неё может быть не таким уж рискованным, как казалось во время фазы обвала. Следующая итерация цикла зрелости привлечёт намного больше пользователей и будет иметь намного большие масштабы.

Лишь немногие участники итерации цикла верно предвидят, насколько высоко поднимутся цены. Цены обычно достигают уровней, которые казались абсурдными большинству инвесторов на ранних стадиях цикла. Когда цикл заканчивается, СМИ обычно присваивают обвалу популярную причину. Хотя заявленная причина (такая как сбой на бирже) может быть провоцирующим событием, она не является фундаментальной причиной завершения цикла. Циклы зрелости заканчиваются из-за того, что заканчиваются участники рынка, достижимые в данном цикле.

Показательно, что золото следовало классическому паттерну цикла зрелости с конца 1970-х по начало 2000-х. Можно предположить, что цикл зрелости представляет собой неотъемлемую социальную динамику процесса монетизации.

Историческое поведение золота

Волны цикла зрелости

С начала биржевых торгов в 2010 г. рынок Биткойна пережил четыре крупных цикла зрелости. В ретроспективе можно точно определить ценовые диапазоны предыдущих циклов зрелости рынка Биткойна. Можно также качественно определить волны инвесторов, ассоциируемые с каждой итерацией предыдущих циклов.

$0-$30 (2009 г. – июль 2011 г.)

В первом цикле зрелости рынка Биткойна преобладали криптографы, компьютерщики и шифропанки, которые уже были подготовлены для того, чтобы понять значение революционного изобретения Сатоши Накамото, и которые первыми удостоверились, что протокол Биткойна не имеет технических недостатков.

$30-$250 (июль 2011 г. – апрель 2013 г.)

Второй цикл привлёк как ранних пользователей новой технологии, так и стабильный поток идеологически мотивированных инвесторов, впечатлённых потенциалом негосударственных денег. Либертарианцев, таких как Роджер Вер, Биткойн привлёк благодаря той антиправительственной деятельности, которая станет возможной при массовом принятии зарождающейся технологии. Венсес Казарес, блестящий и влиятельный серийный предприниматель, также присоединился ко второму циклу зрелости Биткойна и популяризировал его среди некоторых из самых выдающихся технологов и инвесторов Кремниевой долины.

$250-$1100 (апрель 2013 г. – декабрь 2013 г.)

В третьем цикле зрелости в игру вступили ранние розничные и институциональные инвесторы, готовые бросить вызов ужасно сложным и рискованным каналам ликвидности, позволяющим купить биткойны. Главным источником ликвидности на рынке в этот период была японская биржа Mt.Gox, которой управлял прославившийся своей некомпетентностью и злоупотреблениями Марк Карпелес, позже попавший в тюрьму за причастность к краху биржи.

Стоит отметить, что рост цены Биткойна в вышеупомянутых циклах зрелости существенно коррелировал с увеличением ликвидности и простоты покупки биткойнов инвесторами. В первом цикле зрелости не было бирж, и приобретение биткойнов осуществлялось посредством майнинга или прямого обмена с тем, кто их уже намайнил. Во втором цикле зрелости стали доступны примитивные биржи, но покупка и вывод биткойнов с этих бирж всё ещё были слишком сложными для всех, кроме самых технически подкованных инвесторов. Даже в третьем цикле зрелости для инвесторов, переводящих деньги на Mt.Gox, чтобы приобрести биткойны, ещё оставались существенные препятствия. Банки не хотели иметь дела с биржей, а третьи стороны, содействовавшие переводам, часто были некомпетентными и/или преступными. Кроме того, многие из тех, кому всё же удалось ввести деньги на Mt.Gox, в итоге понесли убытки, когда биржу взломали и позже закрыли.

Только после краха биржи Mt.Gox и двухлетнего затишья в рыночной цене Биткойна появились зрелые и основательные источники ликвидности. В числе примеров – регулируемые биржи, такие как GDAX, и внебиржевые брокеры, такие как Cumberland Mining. Когда в 2016 г. начался четвёртый цикл зрелости, инвесторам было относительно легко купить и вывести биткойны.

$1100-$19600? (2014-?)

Сейчас рынок Биткойна переживает четвёртый крупный цикл зрелости. В текущем цикле зрелости доминируют те, кого Майкл Кейси описал как «раннее большинство» розничных и институциональных инвесторов.

Процент проникновения на целевой рынок

 

Поскольку источники ликвидности стали более основательными и зрелыми, теперь у крупных институциональных инвесторов появилась возможность участия посредством регулируемых фьючерсных рынков. Доступность регулируемых фьючерсных рынков подготавливает почву для создания индексных фондов на биткойне, которые привлекут в последующие циклы зрелости «позднее большинство» и «отстающих».

Хотя невозможно предсказать точную величину текущего цикла зрелости, разумно предположить, что цикл достигнет зенита в диапазоне от $20 000 до $50 000. Если этот диапазон будет намного превышен, на Биткойн будет приходиться существенная доля рыночной капитализации золота (у золота и Биткойна будет равная рыночная капитализация при цене биткойна около $380 000). Значительная часть рыночной капитализации золота обусловлена спросом центральных банков, и маловероятно, чтобы центральные банки или государства участвовали в текущем цикле зрелости.

На этом мы завершаем третью часть серии, посвящённой истории происхождения денег и Биткойна, а также их дальнейшей судьбе. Ознакомьтесь с первой частью, если до сих пор этого не сделали, не забудьте про вторую, и подписывайтесь на БитНовости, чтобы не пропустить продолжение!

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ