ПОДЕЛИТЬСЯ

Правдивая история Ripple (часть 2)
Сегодня мы продолжаем публиковать подлинную историю компании Ripple. Если вы пропустили первую часть статьи, то обязательно ознакомьтесь с ней прежде чем начать читать эту статью. И помните, что хотя многие утверждения в статье сопровождаются ссылками, мы не гарантируем точность. Поправки по существу вопроса приветствуются в комментариях.

Спор между основателями компании

Как уже упоминалось, МакКалеб расстался с компанией не совсем по-хорошему. В мае 2014 г. ранний инвестор Ripple Джесс Пауэлл описал ситуацию:

«После ухода Джеда управление компанией приняло новое направление. К сожалению, от нашего с Джедом видения проекта в ранние дни теперь ничего не осталось. Я больше не уверен ни в руководстве, ни в способности компании оправиться после озадачивающего выделения основателями самим себе 20% XRP, которые, как я до недавнего времени надеялся, будут возвращены. До ухода Джеда из Ripple я просил основателей вернуть их XRP компании. Джед был согласен, но Крис [Ларсен] отказался – заведя ситуацию в тупик. Сегодня днём я снова вернулся к этой дискуссии, и, опять же, Джед был открыт, а Крис враждебен».

Ripple ответила Пауэллу заявлением о том, что он распространяет ложную и клеветническую информации, нарушая свои обязательства как члена совета директоров Ripple. В письме говорится:

«На самом деле, как Крис ранее говорил во время дискуссий с тобой и Джедом, он был и остаётся готов вернуть Ripple Labs большую часть своих учредительских XRP».

Пауэлл возразил, что Ларсен готов вернуть компании лишь часть своих XRP, да ещё и в виде займа. Пауэлл завершает письмо пояснением своего взгляда на создание Ripple и выделение основателям 20 млрд XRP:

«Мы с Джедом начали работать с Ripple в сентябре 2011 г. Крис присоединился, кажется, в августе 2012 г. До присоединения Криса у компании было два инвестора. Я не уверен, когда Джед и Крис выделили себе XRP, но, по их словам, это произошло до создания корпорации, состоявшегося в сентябре 2012 г. На мой взгляд, эти двое украли активы компании, взяв себе XRP без одобрения ранних инвесторов и без разделения этих средств с другими акционерами. Те монеты, которые они выделили себе до образования OpenCoin, я уверен, были заброшены. С сентября по декабрь 2012 г. было несколько перезагрузок реестра, и появилась новая версия Ripple, разработанная OpenCoin, явно за счёт ресурсов компании. Если бы Джед и Крис продолжали использовать старое ПО, чтобы сохранить свою бета-версию монет, то не было бы никаких проблем. Но к сожалению, Джед и Крис в декабре 2012 г. снова выделили себе XRP. Эти XRP, бесспорно, не были подарены Джедом и Крисом компании, они не существовали до образования компании и были созданы за счёт ресурсов компании. Эти XRP всегда принадлежали компании, и Джед и Крис их у неё отобрали. Я прошу их вернуть то, что они украли».

Пауэлл продолжил комментировать ситуацию на форуме Ripple:

«Совет директоров и инвесторы давно об этом знали. Я призывал их вернуть XRP с тех пор, как об этом узнал. Джед всегда был согласен, но Крис – нет, и Джед удерживал свою долю на случай, если когда-нибудь понадобится рычаг для более агрессивного убеждения Криса вернуть свою часть. Это не было регулярной темой обсуждения, я просто думал, что всё уладится, когда Крис поймёт, какой ущерб он наносит имиджу и принятию Ripple. Если бы моей целью было получение своей заслуженной доли, то, наверное, я бы действовал активнее, но я просто полагал, что рано или поздно все средства вернутся компании. Я был бы не против, если бы небольшая сумма XRP выплачивалась в счёт денежного вознаграждения или вместо акционерной доли, но, помимо этого, мы все обязаны покупать XRP по рыночному курсу, как и все остальные».

Компания ответила на непрекращающееся публичное давление Пауэлла через вице-президента по маркетингу Монику Лонг следующим решением:

«Соучредитель и CEO Крис Ларсен уполномочил создание фонда для распределения его пожертвования 7 млрд XRP малообеспеченным и людям, не имеющим доступа к банковским услугам. Этот план ранее находился в разработке, но теперь был ускорен и доработан независимо от формального соглашения всех изначальных учредителей. Крис считает, что это верное решение и лучший способ исключить дальнейшие факторы, отвлекающие от более широкой стратегии компании. Детали о фонде, его независимых директорах и пожертвованиях будут сообщены дополнительно».

Процитированный ответ, судя по всему, ослабил давление на Ripple и Ларсена со стороны сообщества Ripple. Был основан фонд Ripple Works. Мы изучили налоговые декларации фонда за налоговые годы, заканчивающиеся в апреле 2015 г. и апреле 2016 г., где отображены следующие пожертвования XRP:

Дата Жертвователь Сумма (XRP)
Ноябрь 2014 г. Крис Ларсен 200 млн
Апрель 2015 г. Крис Ларсен 500 млн
Июль 2015 г. Крис Ларсен 500 млн
Ноябрь 2016 г. Ripple Inc 1 млрд

По состоянию на апрель 2016 г., спустя два года после взятия на себя обязательства, Ларсен, судя по всему, отдал в фонд минимум 1,2 млрд XRP из обещанных 7 млрд. Нам не удалось получить декларацию за налоговый год, заканчивающийся в апреле 2017 г., так как она, наверное, пока не доступна.

Спор и инцидент с заморозкой Ripple на Bitstamp

В 2015 г. Ripple воспользовалась опцией заморозки, введённой в августе 2014 г. Шлюз Bitstamp заморозил средства, принадлежащие члену семьи Джеда МакКалеба. Кто-то считает это иронией: изначально Ripple заявляла, что опция заморозки внедрена, чтобы шлюзы могли выполнять предписания надзирательных органов, однако первое реальное применение опции оказалось выполнением приказа самой компании Ripple против одного из основателей.

Судя по всему, член семьи МакКалеба продал Ripple 96 млн XRP (возможно, часть тех 2 млрд XRP, что были выделены членам семьи и не подлежат соглашению о неотчуждении) примерно за $1 млн. После приобретения XRP за USD Ripple попросила Bitstamp применить опцию заморозки, чтобы конфисковать $1 млн, только что потраченных Ripple на покупку токенов. В 2015 г. Bitstamp подала в суд и на Ripple, и на МакКалеба, чтобы определить наилучший образ действий.

Согласно судебным документам:

  • У МакКалеба было 5,5 млрд XRP;
  • У двух детей МакКалеба было 2 млрд XRP;
  • Ещё 1,5 млрд XRP было у благотворительных организаций и других членов семьи;
  • В марте 2015 г. Джейкоб Стефенсон, родственник МакКалеба, предложил Ripple купить у него 96 млн XRP;
  • Ripple согласилась купить у Стефенсона 96 млн XRP почти за $1 млн, проведя сложную транзакцию, которая «манипулировала рынком, необоснованно завысив цену XRP и введя в заблуждение других покупателей». В процессе Ripple заплатила больше реальной стоимости и потребовала, чтобы Стефенсон вернул $75 000;
  • Главный юрист Bitstamp был также советником Ripple, и поэтому имел место конфликт интересов.

Спор МакКалеба и Ripple продолжался до февраля 2016 г., когда компания, подразумевая, что МакКалеб нарушил соглашение о неотчуждении XRP 2014 г., заявила о достижении окончательного решения:

«Джед ушёл из Ripple в июне 2013 г., когда компания называлась OpenCoin. С тех пор он не выполнял никакой роли в стратегии или деятельности Ripple. Тем не менее он удерживал существенную долю XRP и акций компании. В августе 2014 г. мы заключили соглашение о неотчуждении, определявшее сроки и лимиты продаж Джедом XRP. Целью соглашения было гарантировать распределение его XRP конструктивным для экосистемы Ripple образом. С апреля 2015 г. Джед участвовал в судебном разбирательстве касаемо нарушения соглашения 2014 г.».

МакКалеб ответил своим взглядом на ситуацию, указав, что также доволен окончательным соглашением.

«На этой неделе положен конец давнишней проблеме. Stellar и я наконец достигли разрешения спора с Ripple. Решение показывает, что заявления Ripple были совершенно безосновательными. Ripple пошла на уступки в обмен на то, чтобы Stellar и я согласились отозвать иск».

Согласно окончательному соглашению, $1 млн родственника МакКалеба был разморожен, Ripple согласилась оплатить все судебные расходы, и 2 млрд XRP стали доступны для пожертвования в благотворительный фонд. МакКалеб получил право продать оставшиеся у него XRP, вероятно больше 5 млрд, согласно условиям, приведённым в следующей таблице.

Соглашение 2014 г. Пересмотренное соглашение 2016 г.
  • Продажи МакКалеба в первый год не должны превышать $10 000 в неделю;
  • Во второй, третий и четвёртый год продажи не должны превышать $20 000 в неделю;
  • В пятый и шестой год продажи не должны превышать 750 млн XRP в год;
  • В седьмой год продажи не должны превышать 1 млрд XRP в год;
  • После седьмого года продажи не должны превышать 2 млрд XRP в год.
  • МакКалеб обязан пожертвовать 2 млрд XRP в благотворительный фонд;
  • МакКалеб должен сохранить право собственности на 5,3 млрд XRP; однако контролировать средства будет Ripple;
  • МакКалеб и благотворительный фонд в общей сложности могут продавать следующий процент от среднего дневного объёма:
  • 0,5% в первый год;
  • 0,75% во второй и третий год;
  • 1,0% в четвёртый год;
  • 1,5% в дальнейшем.

Источник

Консенсусный процесс Ripple

Консенсусная система

Технология Ripple, очевидно, подверглась ряду изменений, но основным рекламируемым элементом Ripple является консенсусный процесс. В 2014 г. Ripple использовала приведённую ниже картинку для иллюстрации консенсусной системы, которая представляет собой итеративный процесс, где серверы делают предложения, а узлы принимают эти предложения только при выполнении определённых условий кворума.

Ключевым уровнем считается 80% серверов, и после преодоления этого порога узел считает предложение окончательным. Изображённому на картинке процессу присуща некоторая сложность, и команде BitMEX Research не удалось подробно разобраться во внутренней работе системы или в том, где здесь конвергентные свойства, необходимые для консенсусных систем.

 

(Источник: вики Ripple).

В январе 2018 г. команда BitMEX Research установила и запустила копию Rippled в целях написания настоящего отчёта. Узел функционировал, скачивая список пяти публичных ключей с сервера v1.ripple.com, как видно на нижеприведённом скриншоте. Все пять ключей присвоены Ripple.com. Программа показывает, что для принятия предложения его должны поддержать 4 из 5 ключей. Поскольку все ключи скачаны с сервера Ripple.com, Ripple фактически полностью контролирует развитие реестра, так что можно сказать, что система централизована. Наш узел показывает, что срок действия ключей истекает 1 февраля 2018 г. (через несколько дней после скриншота), что означает, что программе нужно будет вновь посетить сервер Ripple.com, чтобы скачать новый набор ключей.

Скриншот Rippled в действии. (Источник: BitMEX Research).

Конечно, в централизованных системах нет ничего плохого. Подавляющее большинство электронных систем централизованы. Централизованные системы проще конструировать, они эффективнее, быстрее, дешевле, лучше справляются с предотвращением двойного расходования и легче интегрируются в другие системы. Однако, как видно на нижеприведённой картинке, Ripple рекламируется как распределённая система, и это можно рассматривать как введение в заблуждение.

Распределённая
Технология с открытым кодом, построенная на принципах блокчейна, с растущим числом валидаторов). Источник: Ripple.com

Помимо потенциально вводящего в заблуждение маркетинга, схема, включающая процесс кворума и порог 80%, может быть необязательной и, на наш взгляд, лишь дополнительно всё запутывает. Защитники Ripple могут заявить, что список пяти публичных ключей персонализируемый, так как можно вручную отредактировать файл конфигурации и ввести любые ключи. Действительно, на сайте Ripple есть список таких валидаторов. Однако нет никаких свидетельств о том, чтобы многие пользователи Ripple вручную меняли файл конфигурации.

Но даже если бы пользователи и меняли файл конфигурации, это бы им мало помогло. В таком случае нет никаких причин полагать, что система сойдётся на едином реестре. Например, один пользователь может подключиться к одним пяти валидаторам, а другой – к другим пяти валидаторам, и каждый узел будет выполнять условие порога 80%, но для двух конфликтующих реестров. Порог кворума 80% в группе серверов, насколько мы можем судить, не имеет конвергентных или консенсусных свойств. Поэтому мы считаем такой консенсусный процесс потенциально необязательным.

Валидация реестра

Хотя консенсусный процесс централизован, можно возразить, что пользовательские узлы Ripple всё же могут подтверждать данные о транзакциях всех участников. Можно утверждать, что такая модель предоставляет некоторые гарантии или практичность, несмотря на её вычислительную неэффективность. Хотя развитие реестра – централизованный процесс, если серверы Ripple обработают недействительную транзакцию, пользовательские узлы могут забраковать соответствующие блоки, и тогда вся сеть застопорится. Такая угроза может обеспечивать честность серверов Ripple. Однако эта угроза, возможно, не так уж отличается от существующего пользовательского давления и правовых структур, обеспечивающих честность традиционных банков.

Судя по всему, в Ripple отсутствуют 32 570 блоков с начала реестра, о которых узлы не могут получить информацию. Это значит, что невозможно провести аудит всего блокчейна и полного пути изначальных 100 млрд XRP с момента запуска. Это может вызвать обеспокоенность, особенно с учётом комментариев Пауэлла, откуда следует, что на раннем этапе могли иметь место перезагрузки реестра. Дэвид Шварц объяснил значение недостающих блоков:

«Для среднего пользователя Ripple это не имеет никакого значения. В январе 2013 г. из-за бага на сервере Ripple были потеряны заголовки реестров. Были собраны данные со всех активных серверов Ripple, но этого было недостаточно для построения реестров. Сохранились необработанные транзакции вперемешку с другими транзакциями, без какой-либо информации о том, какая транзакция отправилась в какой реестр. Без заголовков реестров не существует простого способа восстановить реестры. Чтобы построить реестр N, необходимо знать хеш реестра N-1, что всё усложняет».

Заключение

В настоящем отчёте много внимания было уделено спорам, в основном связанным с контролем над XRP, включая обвинения в краже. Возможно, подобные споры не слишком уникальны, особенно учитывая быстрый, неожиданный рост стоимости экосистемы. По сути, эти споры могут не слишком отличаться от имевших место в истории некоторых крупных технологических гигантов, упоминавшихся во введении к статье.

Более существенен, чем споры, тот факт, что система Ripple практических во всех отношениях выглядит централизованной, а поэтому, вероятно, лишена каких-либо интересных технических характеристик, таких как цензуроустойчивость, которыми обладают монеты наподобие Биткойна, – хотя это не значит, что Ripple или XRP обречены на провал. Компания обладает значительным финансовым капиталом и показала относительную эффективность в маркетинге и формировании деловых партнёрств, и это может означать успех в принятии токена XRP среди бизнесов или потребителей. В таком случае выдвигаемые критиками Биткойна аргументы могут быть ещё более актуальными для XRP. Вот эти аргументы:

  • Отсутствие инфляции – наивная экономическая политика;
  • Цена токена слишком волатильна и спекулятивна;
  • Регуляторы могут прикрыть систему, если она станет популярна;
  • Вероятно, самое важное: почему бы не использовать доллар США? Банки могут разработать конкурентные цифровые системы на основе традиционных валют (если таковые ещё не существуют).

Настоящая загадка касаемо Ripple в том, почему, учитывая большую рыночную стоимость системы, молчат все критики Биткойна? Возможно, ответ на этот вопрос применим как к критикам Биткойна, так и к некоторым его сторонникам. Большинство людей, скорее всего, судят на основе воспринимаемой культуры и характера причастных, а не на основе технических характеристик.

 

Источник

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ