За пузырём Биткойна — часть 5: Блокчейн и надежды на децентрализацию

4
ПОДЕЛИТЬСЯ

За пузырём Биткойна — часть 5: Блокчейн и надежды на децентрализацию
Сегодняшней публикацией мы завершаем большой цикл статей, посвящённых теме пузыря Биткойна. Если вы не читали предыдущие части этой серии, то можете воспользоваться ссылками в конце статьи. Автор старался быть максимально объективным, и довольно доходчиво разложил всё по полочкам. Надеемся, эти материалы будут вам полезными.

«Подумайте об интернет-пузыре 1990-х и всей той замечательной инфраструктуре, которую он нам дал, – говорит Диксон. – По сути, мы берём этот эффект и сжимаем его до размера приложения»

Даже у децентрализованных криптодвижений есть свои ключевые узлы. В случае Эфириума один из таких узлов – это бруклинская штаб-квартира организации ConsenSys, основанной Джозефом Любиным, одним из первопроходцев Эфириума. В ноябре Аманда Гаттерман, 26-летняя директор по маркетингу ConsenSys, провела для меня экскурсию по этому пространству. В первые минуты нашей встречи она вежливо предложила мне чашечку кофе, но обнаружила, что кофемашина на кухне не работает. «Как мы можем исправить интернет, если даже не можем сделать кофе?» – пошутила она.

Термин «штаб-квартира» показался не очень подходящим для этого помещения, расположенного в промышленном Бушуике, в двух шагах от мекки любителей пиццы Roberta’s. Парадная дверь украшена граффити и наклейками; внутренние лестницы, похоже, последний раз ремонтировались во времена администрации Кулиджа. Сеть ConsenSys, существующая лишь около трёх лет, сейчас включает более 550 сотрудников в 28 странах, причём она не привлекала ни цента венчурного капитала. Как организация, ConsenSys не вписывается в привычные категории: формально это корпорация, но она также содержит элементы некоммерческих организаций и профсоюзов. Общая цель участников ConsenSys – усиление и расширение блокчейна Эфириума. Они поддерживают разработчиков, создающих новые приложения для платформы, в числе которых MetaMask – программа, сгенерировавшая мой адрес Эфириума (о котором рассказывалось в первой части). Но они также предоставляют консультационные услуги компаниям, некоммерческим организациям и правительствам, ищущим способы интеграции смарт-контрактов Эфириума в свои системы.

Настоящее испытание блокчейна будет связано – как и многие онлайн-кризисы последних нескольких лет – с проблемой персональных данных. Сегодня наши цифровые персональные данные разбросаны по десяткам или даже сотням разных сайтов: у Amazon есть информация о вашей кредитной карте и история ваших покупок; Facebook знает ваших друзей и семью; Equifax хранит вашу кредитную историю. Когда вы используете любой из этих сервисов, вы, по сути, просите разрешения воспользоваться некоторыми из этих данных для выполнения задачи: заказать рождественский подарок для своего дяди или зайти на Instagram, чтобы посмотреть фотографии вчерашнего корпоратива. Но все эти фрагменты ваших персональных данных не принадлежат вам; они принадлежат Facebook, Amazon и Google, которые могут продавать части этой информации рекламодателям, не спрашивая вашего разрешения. Вы, конечно, можете по желанию удалить свои аккаунты, и если вы прекратите заходить на Фейсбук, Цукерберг и акционеры его компании перестанут зарабатывать, сдавая в аренду ваше внимание своим настоящим клиентам. Но ваши персональные данные с Facebook или Google не являются переносимыми. Если вы захотите присоединиться к другой многообещающей соцсети, вы не сможете перенести свою сеть контактов с Твиттера на новый сервис. Вам нужно создать эту сеть с нуля (и убедить ваших друзей сделать то же самое).

Блокчейн-евангелисты считают, что всё должно быть наоборот. Ваши цифровые персональные данные должны принадлежать вам – от даты рождения до сетей друзей и истории покупок, – и вы должны иметь возможность свободно одалживать некоторые из этих данных сервисам по своему усмотрению. Так как персональные данные не были предусмотрены в оригинальных интернет-протоколах, и учитывая сложность управления распределённой базой данных до Биткойна, такая автономная форма хранения персональных данных была практически невозможна. Теперь же это достижимая цель. Эту проблему пытается решить ряд блокчейн-сервисов, включая новую систему персональных данных uPort, разработанную ConsenSys, а также систему Blockstack, на данный момент базирующуюся на платформе Биткойна. (Тим Бернерс-Ли руководит разработкой похожей системы Solid, которая даст пользователям контроль над их персональными данными). Эти конкурентные протоколы имеют несколько разную структуру, но все они разделяют общее видение того, как должны функционировать персональные данные в действительно децентрализованном интернете.

Что помешает новому блокчейн-стандарту персональных данных последовать тому же Циклу Тима Ву, который привёл Facebook к такому доминирующему положению? Наверное, ничто. Но представьте, как могут развиваться события на практике. Кто-то создаёт новый протокол для определения вашей сети контактов с помощью Эфириума. Это может быть просто список адресов Эфириума; другими словами: вот публичные адреса людей, которые мне нравятся и которым я доверяю. Такой способ определения сети контактов вполне может набрать обороты и в конечном итоге вытеснить закрытые системы, определяющие вашу сеть на Facebook. Возможно, когда-нибудь каждый человек на планете будет использовать этот стандарт для составления карты своих социальных связей, точно так же как сейчас каждый пользователь интернета использует для обмена данными TCP/IP. Но даже если эта форма персональных данных станет повсеместной, она не даст таких возможностей для злоупотребления и манипуляции, какие встречаются в закрытых системах, ставших де-факто стандартами. Я могу разрешить сервису наподобие Фейсбука использовать мою социальную карту, чтобы фильтровать для меня новости, сплетни или музыку исходя из активности моих друзей, но если этот сервис мне надоест, я смогу попробовать другие альтернативы без лишней возни. Открытый стандарт персональных данных даст обычным людям возможность продавать своё внимание тому, кто больше платит, или вообще держать его подальше от рынка.

Гаттерман предполагает, что такую же систему можно применять даже для более критических форм персональных данных, таких как медицинские данные. Вместо того чтобы хранить, например, ваш геном на серверах, принадлежащих частной корпорации, информация будет храниться в архиве персональных данных.

«Может быть много корпоративных субъектов, которым я не хочу сообщать эти данные, но, возможно, я желаю пожертвовать их медицинскому исследованию, – говорит она. – Я могу использовать свой автономный блокчейн-идентификатор, чтобы одной группе разрешить их использовать, а другой – нет. Или же я могу в одном случае их продавать, а в другом предоставлять бесплатно»

Архитектура токенов также даст блокчейн-стандарту персональных данных дополнительное преимущество над закрытыми стандартами, такими как Фейсбук. Как отмечали многие критики, обычные пользователи платформ соц.сетей создают почти весь контент без вознаграждения, тогда как компании захватывают почти всю экономическую стоимость этого контента посредством продаж рекламы. Соц.сеть на основе токенов, по крайней мере, даст ранним пользователям долю прибыли, вознаграждая их за труды по увеличению привлекательности новой платформы.

«Если кто-то действительно сможет придумать версию Фейсбука, где пользователи владеют долей в сети и получают деньги, – говорит Диксон, – то это будет весьма убедительно».

Будет ли эта информация в большей безопасности в распределённом блокчейне, чем за сложными фаерволами таких гигантских корпораций, как Google или Facebook? В этом отношении история Биткойна действительно показательна: возможно, он никогда не будет достаточно стабильным, чтобы функционировать как валюта, но он представляет убедительное доказательство того, насколько безопасным может быть распределённый реестр.

«Посмотрите на рыночную капитализацию Биткойна или Эфириума: $80 млрд, $25 млрд, – говорит Диксон. – Это значит, что в случае успешной атаки на систему можно заполучить больше миллиарда долларов. Знаете, что такое «баг-баунти»? Кто-то говорит: «Если вы взломаете мою систему, я дам вам миллион долларов». Так что Биткойн сейчас – это девятилетнее многомиллиардное баг-баунти, и никто его не взломал. Кажется, это достаточно хорошее доказательство».

Распределённый характер новых протоколов персональных данных может предоставить дополнительную безопасность. В системе персональных данных, предложенной Blockstack, информация о ваших персональных данных – социальных связях, истории покупок – может храниться онлайн где угодно. Блокчейн просто предоставляет криптографические ключи, позволяющие разблокировать эту информацию и поделиться ею с другими доверенными провайдерами. Система с централизованным хранилищем данных сотен миллионов пользователей – то, что эксперты по безопасности называют «золотым дном», – намного привлекательнее для хакеров. Чтобы бы вы предпочли, украсть сто миллионов кредитных историй, взломав сто миллионов персональных компьютеров и разыскивая нужные данные на каждой машине, или взломать одно «золотое дно» в Equifax и получить такое же количество данных в считанные часы? Как говорит Гаттерман: «Разница та же, что и между грабежом одного дома и целой деревни разом».

Архитектура блокчейна во многом формируется прогнозами того, как этой архитектурой могут злоупотреблять, если она обретёт более широкую аудиторию. В этом – часть его привлекательности и силы. Блокчейн использует энергию спекулятивных пузырей, делая возможным широкий обмен токенами между настоящими сторонниками платформы. Это предотвращает получение контроля над всей базой данных одним человеком или небольшой группой. А криптография защищает от слежки и хищения персональных данных. Этим блокчейн напоминает политические конституции: его правила разработаны с учётом того, как эти правила могут эксплуатироваться в будущем.

Много внимания уделялось анархо-либертарианской стороне Биткойна и других не фиатных валют; сообщество полно слов и фраз («автономный»), звучащих как лозунги какой-нибудь вооружённой банды в Монтане. И тем не менее, в своём потенциале по подрыву большой концентрации власти и исследованию более открытых моделей собственности, идея блокчейна предлагает привлекательную возможность для тех, кто хотел бы более справедливого распределения богатства и исчезновения картелей цифрового века.

Мировоззрение блокчейна может также казаться либертарианским в том смысле, что оно предлагает негосударственные решения таких капиталистических излишков, как информационные монополии. Но верить в блокчейн – не обязательно значит противостоять регулированию, если это регулирование преследует соответствующие цели. Брэд Бёрнхэм, к примеру, считает, что регуляторы должны настаивать на том, что каждый имеет «право на хранилище персональных данных», где будут находиться различные элементы его онлайн-идентичности. Но от правительств не требуется разработка таких протоколов персональных данных. Они будут разрабатываться на блокчейне, с открытым кодом. В идеологическом плане такое хранилище персональных данных будет настоящей командной работой: созданное как общее интеллектуальное достояние, финансируемое спекулянтами токенов, поддерживаемое государственными регуляторами.

Как и изначальный интернет, блокчейн является идеей с радикальными – почти коммунитарными – возможностями, которые в то же время привлекли некоторые из самых фривольных и регрессивных аппетитов капитализма. Наши первые дни онлайн проходили в мире, определяемом открытыми протоколами и общим интеллектуальным достоянием; вторая же фаза прошла в мире, где всё больше преобладают закрытые архитектуры и частные базы данных. Эта история преподнесла нам достаточный урок для подтверждения гипотезы о том, что открытое работает лучше, чем закрытое, по крайней мере когда речь идёт о базовом уровне. Но у нас нет простого пути обратно к эре открытых протоколов. Вряд ли исследования Министерства обороны США подарят какой-нибудь мессианский интернет-протокол нового поколения, как это было в случае интернета первого поколения почти 50 лет назад.

Да, сейчас блокчейн, возможно, напоминает худший спекулятивный капитализм, и да, его чертовски сложно понять. Но в открытых протоколах прекрасно то, что люди, открывающие и осваивающие их на раннем этапе, могут подталкивать их в удивительных новых направлениях. Сейчас блокчейн – единственная реальная надежда на возрождение этоса открытых протоколов. То, оправдает ли он свои эгалитарные обещания, в значительной мере зависит от тех, кто использует платформу, кто, как выразился Хуан Бенет, принимает эстафету у ранних онлайн-первопроходцев. Если вы считаете, что интернет в его нынешнем воплощении не работает, то систему не изменить с помощью одних лишь аналитических статей и регулирования. Нужен новый код.

На этом мы завершаем цикл статей, посвящённый теме пузыря Биткойна. Если вы пропустили предыдущие части из серии, то ознакомиться с ними можно здесь:

Часть 1: Начало
Часть 2: GPS, Facebook, и открытый протокол
Часть 3: Filecoin, Сатоши Накамото и Ethereum
Часть 4: ICO и экономика токенов

И не забывайте подписаться на БитНовости, чтобы получать всю самую актуальную информацию.

Источник

4 КОММЕНТАРИИ

  1. И как этот чудо-блокчейн *защитит* ваши персональные данные? Допустим, вы дали к ним доступ некоторой компании, которая тут же их куда-то там скопировала и перепродала всем, кто готов был хоть что-то за них заплатить. Вот и все дела.
    И вообще, по-моему, надо совсем долбануться, чтобы хранить персональные данные в блокчейне — это всё равно, что закачать в блокчейн фото ключа от вашей квартиры с указанием адреса (по фотке сейчас легко делают копии).
    Хранить список своих «социальных связей» в блокчейне — то же самое. Для кого? Для следователей? Или для громил, чтобы они знали, через кого можно выйти на вас?

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ