Рэй Диллинджер: знал бы я, ЧТО мы начинаем

Рэй Диллинджер: знал бы я, ЧТО мы начинаем

В ноябре 2008 года я проверил код и безопасность исходного кода Биткойна в части блокчейна. Покойный Хэл Финни исследовал код и проверил язык скрипта, и мы оба проверили код учета. Сатоши Накамото, создатель-псевдоним и автор кода, чередовал ответы с новыми вопросами.

Намного позже я выпустил архив кода, который проверил. Тем не менее, это не весь исходный код той версии, и похоже, что Хэл никогда не выпустил свой [исходный код].

Была конкретная причина, по которой меня интересовал код блокчейна. В мае 1995 года, в качестве исследовательской работы при выпуске с курсов по сетевым технологиям, я создал то, что я считаю первым протоколом цифровых денег, который когда-либо использовал блокчейн в каком-либо виде — хотя он использовал его совсем не так, как Биткойн и его потомки. В этом протоколе у каждой «монеты» была своя маленькая цепочка, которая росла на одно звено каждый раз, когда её переводили от одного владельца к другому. Я был удивлен, когда эта идея вернулась снова в совершенно другом виде.

Несмотря на то, что криптографический код Сатоши был прочным, я нашел в протоколе две основных уязвимости. Во-первых, до тех пор пока сеть оставалась слишком маленькой, была вероятность того, что  какой-нибудь тролль (хакер) с мощной сетью мог атаковать цепь и откатить её назад, поэтому  для защиты цепи требовались значительные вычислительные мощности, пока существовала угроза такой атаки. Сатоши хэшировал как сумасшедший вначале и этого не произошло. Во-вторых, если бы сеть стала слишком большой, я бы беспокоился о масштабе и пропускной способности, о чем я беспокоюсь до сих пор.

Я проверял биткойн, также как мой профессор проверял мою исследовательскую работу, искренне не ожидая, что это будет хоть что-нибудь значить для огромного количества людей, но надеясь, что это будет постепенно повышать знания и осведомленность о связанных с ним (биткойном) проблемах. Спустя несколько недель, Сатоши и Хэл  запустили его (биткойн) и начали набирать больше людей для долгосрочной поддержки проекта, а я отошел в сторону.

Причин для этого было несколько. Но главной причиной было то, что я интересовался протоколами цифровых денег еще до 1995 года. Я был более осведомлен (наверно кроме Сатоши и Хэла), чем кто-либо еще о том, что до этого (ранее) были попытки запуска множества цифровых денежных систем. А путь к прогрессу, как заметил Чак Йегер, отмечен большими дырками в земле. То, что вы, вероятно, никогда не слышали о каком-либо из этого множества запусков говорит о том, насколько «успешными» они были. Я не видел причин ожидать другого результата и в случае с Биткойном.

Кстати, если вы станете искать в  архивах новостей что-нибудь о тех первых запусках {цифровых денежных систем} сейчас, то скорее всего вы найдете далеко не все. Найдутся такие проекты как Е-Голд, который завершился уголовным судом и, таким образом, попал в новости, и такие как Digicash и Марк Твен Банк, чей крах был вызван в результате окончания (закрытия) бизнеса.

Многие из тех, кто занимался первыми системами цифровых денег — сели в тюрьму, так как совершили откровенные преступления, злоупотребляя доверием людей.

В контексте безопасности — особенно в криптографии — доверие является эпитетом. На самом деле это почти ругательство. Довериться означает то, что что-либо или кто-либо имеет право нарушить вашу безопасность, действуя недобросовестно. Каждая доверительная модель (роль) по определению является слабым звеном безопасности. Вы можете понять, почему профессионалы в области безопасности в ужасе от того, когда люди говорят что «надёжные вычислительные модули» становятся стандартной частью компьютеров.

Хорошая безопасность — это попытка сократить ущерб, который может нанести эта доверительная модель(роль), даже если нельзя полностью устранить её [доверительную роль]. И до того момента, сокращение ущерба было лучшим, на что была способна любая система цифровых денег. Но Сатоши разработал, насколько я знаю, первую систему цифровых денег, не имеющую никакой доверительной модели вообще и, таким образом, не имеющую возможности злоупотреблять позицией Доверия.

Именно то, что Биткойна не основан на доверии, убедило меня в том, что Сатоши никого не обманывал . Он построил шоссе без платного моста. Люди могли использовать биткойн, без каких-либо обязательств платить за это. Он не продавал монеты, он раздавал их за решение хэшей. Он ничего не оставлял себе.

Он не пытался набить свои карманы за счет других. На самом деле я никогда не встречал человека настолько не заинтересованного в личном обогащении. Знаете старую поговорку про то, что вы способны на многое, если вас не волнует кто получит награду? Сатоши не желает награды. Два года спустя он ушел, оставив после себя псевдоним. И как бы трудно не было в это поверить, похоже, он даже не хочет, чтобы ему заплатили за это. Насколько известно, он добыл примерно миллион биткойнов и никогда не продал ни одного из них.

Первый анонимный мультимиллиардер абсолютно упрямо не желает продемонстрировать миру, что он никого не обманывает. Он даже не пользуется своим привилегированным положением первого добытчика криптовалюты для личной выгоды. Просто остановись и подумай об этом минуту, прежде чем продолжить.

Как только биткойн стал успешным, появились подражатели. Было выпущено более трех тысяч краткосрочных криптовалют, использующих тот же протокол. На данный момент большинство из них уже исчезло. Некоторое время я старался следить за ними по мере их исчезновения, и пытался записать хотя бы несколько слов о том, как и почему каждая из них потерпела неудачу. Но я больше не мог продолжать, и к тому же, это было слишком удручающе.

Стандарт поведения, который не устанавливает никаких сборов и никаких доверительных моделей, при котором создатель имеет такую же возможность добывать монеты как и другие, редко встретишь среди создателей альтернативных монет (альткойнов). Стандарт поведения Сатоши – который даже не обогатился на своем творении — не появился снова, насколько я знаю.

К сожалению, многие, кто запустил эти альтернативны, не знают, что они делают. Еще печальней, что многие из них знают что именно они делают, и по крайней мере, три четверти знают что они обманывают людей. И они очень стараются делать это, обычно, с помощью вопиющих манипуляций цен на акции и инсайдерской торговли на бирже, что для меня одно и тоже.

Они создали код с доверительными моделями, предназначенный специально для того, чтобы сделать такие платные шлюзы, отказавшись от которых, Сатоши убедил меня, что он не мошенник. Они даже заново открыли «бизнес модели» таких монет, как е-Голд и других цифровых денег выпущенных в предыдущие десятилетия, которые завершались тем, что люди отправлялись в тюрьму. Просто теперь все называют их ICO.

Новый язык, та же игра

Что бы я хотел отметить по этому поводу, так это то, что где-то среди всех этих мошенников и фальшивок, есть действительно хорошие идеи, которые попадут в пекло и сгорят, когда всё в целом развалится из-за скандалов и судебных преследований и так далее.

Кроме того, я бы хотел отметить, что нет абсолютно ничего плохого в выпуске акций вашей компании в виде токенов на блокчейне, а не через брокеров на стандартной бирже. Только делайте это законно, ради Бога! Обратитесь в Комиссию по ценным бумагам и биржам (SEC), или в соответствующий регулирующий орган в вашей юрисдикции, и получите разрешение на выпуск акций! Наймите кого-нибудь для реализации акционерного голосования в виде блокчейн транзакций. Если закон в вашей стране запрещает анонимных акционеров, то вам нужны идентифицированные участники (так же, необходима надежная система для присвоения или сопоставления идентификаторов). Это может работать. Это даже имеет преимущества. Но после краха, когда из-за мошенников обрушится эта форма привлечения инвестиций, ICO может стать анафемой, возможно даже вне закона.

Многие, кто создают ICO, не имеют реальных бизнес-планов. Они не объясняют, собираются ли они зарабатывать деньги  предоставляя услуги или продавая продукт. Вместо этого, они говорят мне, как они планируют продвигать свои монеты.

Давайте подумаем об этом минутку. Вы бы купили акции в бизнесе, где бизнес-план является гигантской кампанией продвижения ценности этих акций? Если они не создают ничего ценного и тратят деньги с продажи акций на их продвижение (и другие) расходы, то нет никакой бизнес-модели. Без другого дохода, остающиеся в бизнесе всегда будут требовать дальнейших раундов финансирования, и это будет всегда ослаблять стоимость любой акции. Это не настоящий бизнес-план. Я бы посоветовал не вкладывать в это деньги.

Инвесторы привыкли быть защищенными со стороны контролирующих органов, и «должная осмотрительность» у многих из них, в лучшем случае, поверхностная. На данный момент, такое отношение совсем не подходит для блокчейн-технологий. Во многих юрисдикциях, отношения между законом и людьми, занимающихся блокчейн технологиями, характеризуются невежеством, неприятием, нестабильностью или непониманием. Защиты инвесторов регулирующими органами может и не быть. Данные условия также могут ослабить важность законных инвестиций.

Узнайте, в какой точке мира находится компания, и где находятся её руководители. Узнайте, какие регулирующие органы должны иметь юрисдикцию. Узнайте, входят ли блокчейн технологии в компетенцию этих властей, и убедитесь, что власти осведомлены о том, что вы планируете купить. Убедитесь, что люди, занимающиеся этим, являются на самом деле теми, кем представляются (нет, я не шучу!) и что у вас есть правовая защита, если они не справятся. Убедитесь, что у них есть соответствующие бизнес-лицензии, учредительные документы, полномочия на выпуск акций (да, вот почему монеты на блокчейне легальны, если их продают на старте), и так далее. Если всё перечисленное выше вас удовлетворит, то вы, по крайней мере, имеете дело с настоящими бизнесменами. А если вы имеете дело с настоящими бизнесменами, то вы можете попросить бизнес-план и заниматься тем, что вы обычно понимаете как  должная осмотрительность.

Сатоши придерживался — и придерживается, я полагаю, — почти нечеловечески высокого стандарта поведения в плане отказа показать какой-либо отдаленный намек на возможный обман кого-либо. Я рад, что имел возможность поработать с ним и Хэлом над тем, что стало очень значимым проектом. Я верю, что как только нынешнее состояние неясности закончится, блокчейн технология, поможет миру гораздо значительней, чем все мошенники вместе взятые, схваченные или уничтоженные.

Но, Господи, посмотрите во что превращается сейчас то, что мы начали. Мне противно даже представить, на сколько миллиардов долларов в «крипто мире» совершается обманов, банкротств и краж, злоупотребляя верой людей и энтузиазмом к этой технологии на данный момент. И я понятия не имею, как мы могли бы предотвратить это.

Автор: Рэй Диллинджер, партнер-основатель и руководитель отдела исследований алгоритмов nE12

Источник

 

 



Categories: ICO, Безопасность, Инвестиции, Криптография, Персоны, Регулирование

Tags: , , ,

Leave a Reply

3 Комментарий на "Рэй Диллинджер: знал бы я, ЧТО мы начинаем"

Notify of
avatar
DPR
Гость

А что, на Битновостях появилась премодерация? Какой позор…

alex077
Editor

Не никакой премодерации, есть фильтры..

Teleg→@CtrlVMining
Гость

они были основателями технологии будущего!

wpDiscuz