Спекулянт, кто он для системы?

Спекулянт, кто он для системы?В постсоветских странах слово «спекулянт» несёт в себе явно негативную окраску. Причём тренд породили задолго до большевиков. С лёгкой руки завистников их обогащения, спекулянты обвиняются в паразитировании; якобы они не создают продукт, а пользуются лишь человеческим незнанием, его ограниченной рациональностью, трудной ситуацией, наживаясь на этом. Причём сам механизм паразитирования, как правило, внятно сформулировать критики подобной деятельности не в состоянии.

На западе дела обстояли бы чуть лучше, однако, выработанная терпимость к бизнес-процессам компенсируется тем, что спекулянты запада зарабатывают слишком уж фантастические суммы, что не может не притянуть гневную толпу именно на Уолт-Стрит, а не на Капитолийский холм. Ещё более удивительным является факт, что многие спекулянты испытывают «вину» за свои доходы, всячески оправдываясь и переживая за общественное осуждение их деятельности. И всё же, законы рынка достаточно беспристрастны. Если в результате обмена человек получает прибыль, значит, его функция отвечает общественному запросу на подобного рода деятельность. Задача исследователей была обнаружить и изучить данную функцию.

Форумы, социальные сети и чаты поклонников криптовалют полнятся не майнерами и идеологами криптоанархизма, а в первую очередь спекулянтами. Как поведёт себя дэш? Закупиться ли эфиром? Насколько откатится биткойн? Эти, и многие подобного рода вопросы, звучат сутками напролёт со всех щелей, как песни сирен в греческих мифах. Чего греха таить, такое явление, как форк, интересует многих, в первую очередь, как причина курсового колебания, хотя, казалось бы, зачем переживать по этому поводу? Форк это не эмиссия, а производство дополнительного номинала (альтернативной цепочки блоков), не производит конфискации покупательной способности в виде падения курса. Пользователь получает новый номинал, при этом, сохраняя при себе старый. Их сумма от этого не уменьшится, как в случае эмиссии покупательной способности. Снижение может происходить по другой причине; пользователи волнуются по поводу нарастающей неопределённости именно курса, и готовы сбросить, пусть даже на некоторое время, такой актив. В первую очередь, разумеется, это заботит именно спекулянтов.

Биржи, являясь агрегаторами для спекуляций на рынке, экономят время продавцу и покупателю любого товара (в т.ч. и денег). Высокая плотность спекуляций снижает разницу в ценах, демонстрируя актуальную объективную меновую ценность, что является крайне важной информацией. По крайней мере, ею дорожат все продавцы и покупатели, почему-то жаждущие её узнать. Причина этому проста; данная информация максимизирует выигрыш от обмена для его участников, а значит, и вероятность ошибиться, о чём они знают на собственном горьком опыте. Если сторонний наблюдатель придёт на рынок, то ему может показаться, что все продавцы сговорились и продают редиску по одной цене в результате именно сговора, хотя на деле, такая ситуация является результатом действия объективных законов ценообразования. Каждый продавец находит ту самую точку на кривой спроса и предложения, которая позволяет ему максимизировать прибыль. Поэтому, как правило, у самого входа на рынок, цена редиски будет чуть выше. Человеческая масса на данном участке представляет собой более плотный поток, чем в конце торговых рядов. И покупатель в свою очередь не обманут. Для многих ценность времени, потраченного на блуждания по рядам слишком высока, и он предпочтёт переплатить для экономии этого самого времени. Таким образом, в конечном счёте, люди, желающие сэкономить своё время, являются причиной подобной наценки, что заставляет людей желающих сэкономить деньги, потратить больше времени на поиск интересующего предложения по цене.

Таким образом, видна ценность информации о самой объективной меновой ценности на биржах – она позволяет сэкономить время, при этом минимизировать убытки (в том числе временные). Действуя абсолютно не согласованно, орда спекулянтов в виде продавцов и покупателей криптовалюты снижает курсовую разницу купли-продажи, раздувая для этого необходимый объём сделок. Те несколько или даже доли процентов, которые спекулянт получает в качестве прибыли, несравнимо меньшие потери для не спекулянта (например, производителя), чем если бы он действовал без информации с биржи. Более того, сам факт минимизации таких потерь делает криптовалюту саму по себе привлекательным активом. Стали бы продавцы переходить на биткойн, если бы ни одной биржи со спекулянтами не существовало в принципе? Именно спекулянты, ожидающие роста цены от какой-то «непонятной криптовалюты», не пожалели средств на её покупку, породив последующий сетевой эффект.

Первая биржа появилась за полгода до первой товарной транзакции (на самом деле, помимо знаменитой пиццы, к тому времени уже было предложение флэш-памяти за биткойн), что является, в какой-то степени нонсенсом. Ведь мы привыкли, что сначала появляется зерно или доски, а потом биржа зерна и досок. Но никак не наоборот. Оказывается, может быть наоборот, благодаря спекулянтам. И даже с зерном и досками мы можем открыть торговлю фьючерсами, обещаниями поставки зерна и досок, даже тогда, когда ещё не открыта лесопилка и не засеяно поле.

Конечно, производитель может не обращаться непосредственно к бирже, а пытаться продавать напрямую как фьючерсы, так и готовый продукт, но это создаёт для него высокие издержки, как для организации подобной платформы, так и для привлечения на неё клиентов. В то время, когда такой агрегатор как биржа, позволяет вести торговлю всем продавцам и покупателям в одном месте, экономя их время и средства. Можно даже не заботиться о том, как будет колебаться цена во времени, достаточно разово продать фьючерс в руки спекулянтам, которые возьмут на себя риски от колебаний цены по времени. Это позволяет более точно, с меньшим количеством ошибок и форс-мажоров, планировать деятельность предприятия. Кроме того, это позволяет отодвинуть отрицательный эффект масштаба от возрастания бюрократии отделов сбыта. В результате, система со спекулянтами даёт больший КПД предприятиям, чем без них, что подтверждает практика более высокой конкурентоспособности таких систем. Самая высокая производительность труда в мире, как мы знаем, в США и Японии, что соответствует развитости спекулятивных рынков этих стран. Колебания спроса и предложения, на которые пытались реагировать предприятия в СССР под руководством госплана, сокрушительно проиграли, не имея под рукой такого ресурса, как биржа. Впрочем, на потребительском рынке спекуляции всё же были, что смягчало участь потребителей, которые были освобождены от госплана собственными планами и субъективной оценкой.

Российские заводы часто строились в неправильных местах, неправильным образом. Политические и идеологические соображения заглушали здравые инженерные и экономические обоснования. В результате советская система промышленности для современной России в равной степени является как преимуществом, так и препятствием. Россия – не недоразвитая страна; она плохо развитая.

Лорен Грэхем

Следствием перехода фьючерса в руки спекулянтов, становится его желание максимизировать прибыль от перепродажи. Перепродажа другому спекулянту не исключает рыночную функцию попадания фьючерса конечному потребителю. Но в результате подобной чехарды и переноса ожиданий в будущее вследствие перепродажи, мы имеем гораздо меньшую волатильность цены конечного продукта. Если у нас производитель зерна продавал по 100 фьючерсов каждый год, то при уменьшении продажи фьючерсов до 50, увеличится цена не только этих 50 фьючерсов, но и всех которые есть на рынке на руках у спекулянтов, например, 150-ти. Это означает, что ещё до того момента, когда предложение хлеба в магазине начнёт сокращаться, начнёт расти его цена. Но учитывая, что для конечного потребителя растёт цена на больший объём продукции хлеба, сам рост цены не такой сильный, какой мог бы быть из-за двукратного падения производства. В нашем случае, цена на хлеб из-за существования спекулянтов на рынке зерна, плавно вырастет на 30%. Без спекулянтов цена бы выросла вдвое и довольно резко. Либо не успеть вырасти и опустошить магазинные полки (ведь магазин не в курсе о ситуации с объёмом предложения зерна на рынке). Кроме того, более ранний подъём конечной цены сдвинет кривую спроса вправо, что означает больший запас хлеба в наступающий трудный год. Как показала практика, потребителям совершенно не нравятся пустые полки магазинов, гигантские очереди и галопирующий рост цен. Ирония заключается в том, что в подобных явлениях обыватели обвиняют именно спекулянтов, хотя, как мы видим, проблема как раз в их отсутствии.

Из вышеописанных рассуждений проглядывается ещё одна полезная функция спекулянтов — условное кредитное плечо, которое они создают. Это те самые «пузыри», о которых многие мечтают, но которых многие боятся. Успех предприятия требует его расширения, что в свою очередь требует кредитных ресурсов. Для привлечения капитала предприятие выпускает на рынок ценные бумаги, которые расходятся по рукам спекулянтов, желающих лишь получить с этих бумаг прибыль. А у предприятия при этом сохраняется самый главный рычаг, с помощью которого оно может извлекать прибыль из выпуска таких ценных бумаг – монополия на эмиссию собственных бумаг. Оборотный капитал, текущая прибыль, выручка, доля рынка — ежегодная отчётность меняется медленно и неповоротливо, в то время как курсы акций скачут как безумные в обе стороны. Пользуясь этим, предприятие производит выкуп акций, в то время, когда они упали и эмиссию с продажей, когда они очень дороги в цене. Сама возможность такого явления появляется благодаря позитивному росту компании, что снова и снова привлекает «набег» спекулянтов на её акции. То есть, компания обязательно должна быть прибыльной на рынке. В итоге, компания получает приличный приток инвестиционного беспроцентного капитала, отчего в итоге выигрывает всё общество, т.к. общество оценивает продукцию этой компании достаточно высоко, чтобы компания была прибыльной и росла. Ещё более уникальным явлением становится совершение ошибки такой компании и выход в минус. Акции падают «отнимая» возможность компании получать беспроцентный капитал буквально по мановению невидимой руки рынка. Потребитель и рынок в миг решают, что данный производитель должен срочно что-то изменить, в противном случае терпеть его никто не будет. И всё это благодаря спекулянтам, чутко реагирующим на информацию на рынке, в т.ч. на финансовую отчётность. Банки менее поворотливы в этих процессах, как в выдаче займов, так и в собственных ошибках по оценке активов, как раз по причине ограниченных источников информации. Хотя насколько известно, информация на рынке имеет рассеянный вид и её точность скорее подчиняется теореме Кондорсе, массовой оценке, чем какому-нибудь лицензированному правительством рейтинговому агентству.

Как мы видим, ценность спекулянтов в нашей жизни огромна, это перераспределение рисков, активов и распространение информации, что суммарно и в отдельности существенно облегчает нам жизнь в мире неопределённостей. Эту роль сложно переоценить, и те баснословные суммы, которые получает спекулянт (в случае успеха), лишь отражают его активность и исполнительность в указанных функциях.

 

Автор: kamendant

 

 



Categories: Бизнес, Биржи, Инвестиции, Финансы, Экономика

Tags: , , ,

Leave a Reply

7 Комментарий на "Спекулянт, кто он для системы?"

Notify of
avatar
Анонимно
Гость

Забыли еще одну важную функцию спекулянта, помимо информационной при ценообразовании, — функцию поставщика ликвидности на рынок.

Но от этого он не перестает быть в целом паразитом, пусть и выполняющим некоторые полезные функции, как и любой паразит в природной экосистеме.

Паразитом спекулянт перестает быть лишь тогда, когда перенаправляет свой доход на благотворительность. Именно так и поступали все крупнейшие и при этом неглупые спекулянты в истории, и продолжают поступать по сей день (см. завещание Баффета).

Анонимно
Гость

Спекулянт как был лишним звеном и паразитом, так и остался. Реальной экономике он как вредил, так и вредит.
Понимаете ли, граждане упоротые капиталисты, понятие «нетрудовые доходы» не с потолка взято. И за то, что не сделано человеческим трудом, конечно, можно получить деньги, но с одним условием: их когда-то придётся отдать туда же, откуда взяли.
Обычно недалёкие капиталисты занимают в будущем. А потом удивляются, откуда проблемы с долгами, взявшимися, казалось бы, ниоткуда. Откуда кризисы и прочая фигня.
А раньше думать надо было. Так подумайте сейчас.

Семён Антонов
Гость

понятие “нетрудовые доходы” не с потолка взято

Как раз таки с потолка, товарищ упоротый марксист.

Анонимно
Гость
А вот и нет. Спекулянты нужны, поскольку продвигают на рынке товар/услугу, создается дополнительная конкуренция, поскольку скажем в этом городе без торгашей-спекулянтов товара бы не было и т.д. Создаются рабочие места. А так же спекулянты берут на себя риски, снимая их частично с производителя. Ведь нереализованный товар останется у спекулянта, а не поеден зада производителю. Иногда спекулянты торгую в минус. Так что следите за акциями. Вобщем-то сейчас на рынке сплошная спекуляция. То что порой сильно завышают цены, так этим должен заниматься регулятор. Однако стоит понимать, что спекулянты получают риск, некоторые даже прогорают. Производитель не будет вам продавать товар/услугу по себестоимости(иногда бывает,… Read more »
apogrebnoy
Гость

Хорошая статья)

А.Шер
Гость

Спекулянт — это спаситель!

trackback
Спекулянт, кто он для системы? | Заработок онлайн доступный каждому

[…] Source link […]

wpDiscuz