Контракты, код и сложность

abc

Возможность брать обязательства — это еще и необходимость отвечать по искам. — Томас Шеллинг

Никто не собирается вести с вами бизнес, не зная, что у него будет выход, если вы начнете вести себя нечестно. Уже 5000 лет назад люди создавали контракты на глиняных табличках, чтобы им было что предъявить королю в обоснование своей правоты в случае спора.

Люди — оппортунисты, и со временем научились быть очень пронырливыми. Начиная с древних греков, особо пронырливых людей называют юристами (на самом деле раньше их называли ораторами, но сути дела это не меняет).

Ораторам хорошо платили, потому что афиняне знали, что талантливый оратор — это огромное конкурентное преимущество. Если ваш контрагент нанимал в свою защиту Демосфена, без Цицерона рассчитывать вам было не на что.

С тех пор юриспруденция превратилась настоящую в гонку вооружений. Например, 40% сотрудников Oracle работают в юридическом отделе, и только потому, что их заклятые друзья из Google, Microsoft и других компаний поступают так же. Google тратит на лоббирование на федеральном уровне 17 миллионов долларов в год. На что идут эти деньги? Главным образом, на защиту патентов.

Как когда-то метко подметил Карл Маркс, конкуренция расточительна.

Но у конкуренции есть одно важное преимущество: она делает возможной эволюцию. Без конкуренции не было бы естественного отбора, и мы до сих пор плавали бы в первичном бульоне. Именно благодаря конкуренции мы стали сложными (и пронырливыми!) организмами. И именно благодаря тысячелетиям упражнений в пронырливости контракты и соответствующие законы стали настолько сложными.

Вы не знаете правила, пока не знаете исключения из правил. На практике исключения из правил — норма.

То, что контракты настолько сложны, это хорошо. Сложность позволяет очень точно распределять ответственность и риск между сторонами. Это делает сотрудничество более предсказуемым, что позволяет сторонам инвестировать в него больше ресурсов. За тысячи лет контракты стали куда более сложными, но никто не будет спорить, что они позволяют намного лучше управлять риском, чем глиняные таблички и Кодекс Хаммурапи.

По мере роста ставок растут расходы на судебные разбирательства, и в какой-то момент людям начало казаться, что защищать свои вложения в какое-то дело с помощью юридических инструментов слишком дорого. Можно ли получить предсказуемое управление риском каким-либо иным способом? Возможно, мы могли бы брать обязательства без необходимости отвечать по искам? Возможно, обязательства могли бы быть самоисполняемыми?

Смарт-контракты реализуют обязательства без угрозы привлечения к юридической ответственности.

Ранние смарт-контракты не защищены от хитрецов, как ранние глиняные таблички не защищали от демосфенов и цицеронов — поэтому когда-то люди, даже имея в своем распоряжении глиняные таблички, не торопились заключать договора на крупные суммы. На переход от открытых деловых партнерств Римской империи к Honor del Bazacle, первой современной корпорации с акционерным капиталом, потребовалось 1600 лет. У римлян была технология составления корпоративных уставов на папирусе — чего им не хватало, так это столетий опыта структурирования корпораций.

Сложность должна быть обоснованной, иначе она будет только запутывать, а не прояснять дело. Устав Honor del Bazacle был сложным потому, что в нем были выражены усвоенные за много лет принципы защиты бенефициаров:

Большинство ранних финансовых документов были совсем краткими. Почему же для создания корпорации потребовались метры мелкого текста?

Корпорация — это организация, созданная с тем, чтобы работать автономно — возможно, несколько веков. Устав Honor del Bazacle — это что-то вроде полного набора правил игры, которые необходимы для того, чтобы ни один игрок случайно или умышленно не мог разрушить игру или обманывать других игроков.

Благодаря этому Bazacle работает по сей день.

Несколько недель назад TheDAO создала корпорацию на смарт-контрактах, а какой-то хитрец забрал у нее изрядную долю денег. Теперь ее участники призывают к форку, который отменит этот неожиданный, но в чем-то предсказуемый результат.

У меня есть токены DAO, но я выступаю за то, чтобы хакеру оставили то, что ему удалось получить. Одно из важнейших свойств смарт-контрактов — это предсказуемое распределение риска. О риске потерять эфир мне было известно, о возможности внешнего вмешательства меня никто не предупреждал.

В конечном итоге, решение о форке будут принимать майнеры Эфириума, и это делает их чем-то вроде децентрализованного парламента. Но я не хочу выполнять функции парламентария — у меня нет ни склонности к этому, ни необходимых знаний и навыков.

Смарт-контракты замышлялись не как инструменты для голосования в суде — с этим прекрасно справляются и традиционные суды. Предполагалось, что смарт-контракты дадут сторонам возможность доверять взаимным обязательствам, и я хочу получить то, что мне было обещано.

Источник: ethclassic.ru



Categories: История, Криптография, Новичкам, Общество, Финансы, Экономика, Top

Tags: ,

2 replies

  1. Никто не собирается вести с вами бизнес, не зная, что у него будет выход, если вы начнете вести себя нечестно. Уже 5000 лет назад люди создавали контракты на глиняных табличках, чтобы им было что предъявить королю в обоснование своей правоты в случае спора.

    Не зная, что сможет натравить на вас репрессивную машину. Вся юридическая система основана на том, что никто не может обезопасить себя от государства и его головорезов.

    С тех пор юриспруденция превратилась настоящую в гонку вооружений. Например, 40% сотрудников Oracle работают в юридическом отделе, и только потому, что их заклятые друзья из Google, Microsoft и других компаний поступают так же. Google тратит на лоббирование на федеральном уровне 17 миллионов долларов в год.

    Если бы это была гонка реальных вооружений – то расходы увеличивали реальную (военную, физическую) безопасность этих корпораций. На деле же вооружается только государство и его головорезы. А расходы корпораций на юристов сродни прокачке персонажа в ММО-игре, по результатам сражения в которой администраторы распределяют ресурсы реального мира и бьют палками проигравших. Игроку может казаться, что прокачанный персонаж дает ему власть – но реальная власть есть только у хозяев этой игры, а игрок находится от них в зависимости, и чем больше он вложил в персонажа – тем болезненней будет возврат в реальный мир, в случае свержения хозяев игры. Поэтому в реальном мире этот игрок действует в интересах укрепления власти и военной мощи хозяев игры.

    На что идут эти деньги? Главным образом, на защиту патентов.

    На деле это означает, что государство бьет палкой по голове тех, кто свободно пользуется знаниями без разрешения от корпораций и уплаты налога на пользование знаниями.

Trackbacks

  1. Контракты, код и сложность — Club-bitcoin

Поделитесь своими мыслями

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s