Страх и ненависть в экономической науке

Говоря о криптовалютах, так или иначе, приходиться говорить и об экономике, что в свою очередь логично т.к. речь идёт о деньгах. Эмиссия, банки-корреспонденты, денежная масса, транзакции, коррекция, регуляторы, дефляция, эти и многие другие термины, переиначенные в возникшей парадигме вокруг биткойна, становятся обыденным лексиконом для тех, кто совсем недавно был далёк от данной науки. Данное обстоятельство вынуждает знакомиться с экономическими теориями, для более чёткого понимания логики подобных процессов, и здесь у людей происходит удивительное открытие. Оказывается, экономическая теория является не полной и не существует ясных или однозначных ответов на возникающие перед глазами вопросы.

Состояние неопределённости длится настолько долго, что уже сформировалось несколько школ, каждая из которых руководствуется своей логикой. У каждой школы есть ответы на те вопросы, на которые не отвечают остальные, либо они более выразительны. Но не может же существовать несколько вариантов принятия действительности для объективных законов природы? Мнений может быть сколь угодно, но истина всегда одна.

Когда на сцену мирового рынка вышел биткойн,148553.320xp для большинства экономистов планеты, его явление было схоже с бросанием петарды в муравейник; со стороны была ясна участь недовольных от искрящей трубки «муравьёв» не подозревающих о своей скорой кончине. Мы неоднократно были свидетелями похорон биткойна от тех или иных уважаемых аналитиков, несмотря на галопирующий рост числа транзакций и абонентов, что неудивительно т.к. единственное направление экономической науки которое объясняет ценность и необходимость биткойна, является по распространённому мнению — маргинальным.

Лишь один экономист из десяти является монетаристом, и лишь один экономист из ста, является австрийцем, и тем не менее, именно австрийская школа экономики, благоволит распространению криптовалют. Недирективное установление меновой ценности биткойна, даёт то необходимое рыночное преимущество твёрдых денег, за которое так ратуют австрийцы. Конечно, много споров и неоднозначных трактовок существует и в других науках, например психологии или истории, но в экономике мы видим качественную разницу слишком явно. Что же говорит нам австрийская школа?

180806_originalОсновной тезис австрийцев – это способность участников рынка анализировать движение цикла, либо регулятора в той же степени какой его анализируют экономисты, и действовать «против толпы». Например, если Центральный Банк в  момент кризиса готов спасать коммерческий банк, потому что он «слишком большой чтобы упасть» и об этом узнает сам коммерческий банк, значит последний, будет корректировать свои риски относительно собственной политики, тем самым приближая кризис. Ещё одним классическим примером является атака Сороса на британский фунт в 1992-ом году; под залог имеющихся у него долларов были взяты в кредит британские фунты стерлингов на сумму около 5 млрд. фунтов. Эти фунты продавались (на них покупались немецкие марки), что вызывало падение курса фунта по отношению к марке (и, как следствие, к другим валютам тоже). Банк Англии пытался противостоять падению фунта, это не помогло и 16 сентября 1992-го года, Банк Англии объявил о прекращении интервенций. Курс фунта рухнул. Когда курс фунта обрушился, возврат кредита в фунтах обошелся Соросу на 1 миллиард (по другим версиям, на 2 миллиарда) дешевле в долларовом эквиваленте.

Проще говоря, когда экономисты устанавливают закономерность и пишут формулы, далее внедряют их в макроэкономическую политику, в этот самый момент закономерность меняется по причине её установления. Таким образом, факт наблюдения в экономике, в чём-то повторяет мысленный эксперимент Шрёдингера из квантовой механики. Напрашивается вывод, что данные обстоятельства делают регуляцию бессмысленным занятием, по крайней мере, бессмысленным в её централизованном виде в лице государства. Если в физике учёные не спорят касательно данного положения, то что не так с экономистами?

Можно понять людей, которые выполняют госзаказ. Подобно врачам у боксёрского ринга, которые страхуют боксёров; любой врач скажет, что лучше отказаться от боя для сохранения здоровья, но они так же понимают, что бой необходим, для получения заработной платы и удовлетворения личных потребностей. Можно ли винить врача в карьеризме, в том что он провоцирует увеличение количества травм боксёру из-за того что их анестезирует? Возможно, подобно клятве Гиппократа, в экономике следует использовать клятву Адама Смита?

Ещё одной категорией экономистов являются люди, которые просто верят в то, что удобно, не занимаясь самостоятельно исследованиями вопросов. Это типично академический склад ума, который принимает информацию, основываясь на авторитетах и их моделях. И действительно, их выбор стабильности можно принять как рациональный. Зачем тратить силы и энергию, когда уже есть предложение по решению проблемы? Проще отрицать неугодное явление, такое как криптовалюта или даже ратовать за его запрет. Эти люди на текущем этапе пока ограничиваются неверием успеха в биткойн, но их дальнейшая позиция слишком очевидна. Без возможности и главное без необходимости вести макроэкономическую политику, многие теоретические конструкты безнадёжно рушатся.foto.cheb.ru-23118

Если с академиками всё ясно, то кто те авторитетные люди, которые пишут для них теории? Это та категория экономистов, которые открыто, признают необходимость своего творчества по причине необходимости существования государства как такового. И их интеллектуальные усилия направлены на то, чтобы оправдать его политику в текущем промежутке времени. Данная вера достаточно искренна, при этом не стоит заочно их обвинять в лицемерии. Вопрос о необходимости государства для исследователей до сих пор является открытым. В этот спор растянутый через века изначально затеянный древнегреческими философами, сегодня уже ввязались социологи, антропологи, психологи и сопутствующие специалисты. Исследователи ратующие за государство, прекрасно понимали осознавали проблему и даже понимали недостатки своей позиции (сохранения государства), в частности неизбежное усиление государства, эффект храповика. Известный либерал Хайек, как-то спросил интервенциониста Кейнса, не опасается ли он, что его ретивые адепты станут злоупотреблять его советами о необходимости государственных расходов. «Ну, я всегда смогу их одернуть» — ответил Кейнс и умер в следующем году. С другой стороны, зачем таким как он, нужно волноваться об этом, ведь в мире всегда будут существовать либеральные экономисты как Хайек, которые смогут государство сдержать?

А пока, карьеристы, академики и рационализаторы вместе толкают государственную машину в одном направлении. Совершенно неудивительным становится факт нападок на людей, которые остаются честными до конца, как и общее недоумение, когда они оказываются правы в очередной раз. В таких условиях чиновник между вариантами вмешательства и невмешательства всегда будет выбирать первый вариант, т.к. именно он обеспечит надёжные баллы лояльности, как и среди чиновников; участников регуляции, так и среди населения требующего принятия мер, а не бездействия. Экономист, стоящий на позициях австрийской школы будет вынужден покинуть его кабинет за ненадобностью.

Обыватель же, не обременённый заботами о государстве, не обязан рассуждать так же. Если Вы принимаете революционные идеи заложенные Сатоши, которые решают проблему государственного грабежа в виде инфляционного налога, Вы автоматически принимаете австрийскую теорию сами того не осознавая. Дело даже не в том, что нельзя сидеть на двух стульях одновременно. Ведь если слепо поверить противникам биткойна, он приведёт мир к катастрофе, а это противоречит позитивным прогнозам австрийцев и прочих сторонников. У Вас вполне может быть меркантильный подход и желание просто заработать, до момента пока мир развалится. Просто согласно концепциям мейнстрима, даже появление и распространение данного явления, невозможно ни по одной их книге и вступает в противоречие с теорией. Приобретая и пользуясь биткойном, Вы тем самым играете «против толпы» доказывая бесполезность директивного навязывания государственных денег и контролируемых государством платёжных систем, какими бы не были Ваши мотивы.

Что ещё описывает австрийская теория о человеческой деятельности? Вероятно, пора отбросить догмы распространяемые авторитетами, сидящими на окладе из бюджета и открыть для себя этот  огромный и интересный предмет изучения.misesduevce



Categories: Важное, Образование, Регулирование, Экономика

Tags: , , ,

Leave a Reply

24 Комментарий на "Страх и ненависть в экономической науке"

Notify of
avatar
trackback
Уполовинивание биткойна вызывает синдром FOMO – Bit•Новости

[…] отличного понимания Сатоши законов экономики (Австрийской школы) и поведения […]

Аноним2
Гость

Государства победили

Часть спроса будет переключена на Etherium, который не ограничен в денежной эмиссии

В биткойне сделают 25 долларов за транзакцию.

Аноним2
Гость

Но захватят блокчейн, заблокируют переводы и разрешат переводить только с идентифицированных адресов

Аноним2
Гость

Промахнулся

Это про государство

Юрий
Гость

Можно метафоризировать через примеры из квантовой физики, но гораздо более короткий и точный путь — опереться на работы В.Лефевра 70-х годов: Алгебра конфликта, Конфлиткующие структуры. Через это и книги Сороса интерпретируются с достаточной точностью
.

Matroskin
Гость

Статья — камень в огород тех экономистов-теоретиков которые не хотят изучать преимущества криптовалюты в целом. Которым проще отмахнуться от новых технологий, и одобрять запрет.

Анонимно
Гость

Эти экономисты-теоретики видят преимущество фиатных денег, которые можно бесконечно создавать из воздуха и давать в кредит. Дефляция это по своей сути — запланированное устаревание, через которое вынуждают потребителя снова и снова приобретать новую продукцию. Подгоняя людей дефляционным кнутом их заставляют работать и зарабатывать напечатанные из воздуха деньги, обслуживая экономическую систему, государство и крупный капитал. Смысл дефляционных денег — заставить человека работать еще больше и отдавать плоды своей деятельности банкирам, государству и крупному капиталу.

Анонимно
Гость

Вы, наверное, имели в видц инфляцию?

Анонимно
Гость

Да, конечно инфляцию.

zenitzz
Гость

Я думаю, что биткойн не инвестиции, потому что инвестиции что-то мы можем провести, как золото может быть более подходящим, если мы называем биткойн является валютой.

LastClingon
Гость

Многие рассматривают биткойн именно как инвестиции, кто-то рассчитывает, что они будут краткосрочными, кто-то настраивается ждать курса несколько лет.

Spacewalker
Гость

Совершенно согласен, не думаю, что основное большинство пользователей битка покупают им товары или расплачиваются за услуги, потому что несмотря на все победные реляции про новые торговые точки для приёма всё же думается оборот битка как валюты не столь огромен.

Анонимно
Гость

Функция денег в качестве оборотного, обменного средства — это все лишь одна из возможных сторон приминения. Деньги могут выражаться в функции эквивалента, меры счета. В этой связи биткойн уже себя проявляет, ценность других криптовалют выражается в связи со стоимостью биткойна. Выступая в качестве средства сохранения ценности, по аналогии с функцией золота, биткойн также занимае вкусную нишу. А с учётом того, что у биткойна высокая ликвидность, это даёт ему возможности по скорейшему распространению. Как ни крути , а биткойн это лучшая форма денег нашего времени.

arvicco
Администратор

Золото (с общей триллионной капитализацией актива) прекрасно себя чувствует в качестве альтернативного средства сохранения стоимости, не являясь при этом валютой. Дай-то бог Биткойну достигнуть хотя бы 10% успеха золота.

Анонимно
Гость

Всего-то 100 лярдов? Середина 2017, начало 2018. И это если девелоперы продолжат так же долго выкатывать релизы Core. Если же процесс чутка ускорится, то и рынок раньше отреагирует. Почему такой оптимизм? Убогое нечто — ДАО, за считанные дни набирает сотню лямов… Биткойн, при фундаментальных сдвигах, способен на несколько порядков больше.

Аноним2
Гость

Ну если государства начнут майнинг мощности покупать?

drstark
Гость

Ну и флаг им в руки. Все равно не намайнят больше чем уже намайнено.

Аноним2
Гость

Но захватят блокчейн, заблокируют переводы и разрешат переводить только с идентифицированных адресов

Анонимно
Гость

Серьёзно? Вы точно сказали «государства»? Просто государств много, и каждое будет хотеть своей личной выгоды. Блокчейн биткойна не имеет границ, следовательно повлиять на него точечно не выйдет. С учетом того, что полный Всемирный сговор маловероятен, то и захват биткойна это фантастическая история.

Аноним2
Гость

Захват блокчейна с целью получения прибыли от транзакций по 100 долларов за транзакцию (под видом борьбы за децентрализацию) — это очень прибыльное дело

Банки встали в очередь и нервно потирают руки.

Анонимно
Гость

Однако почти все государства (а может быть и все) активно внедряют финансовую политику США и FATF ради тотального контроля за финансами.

Аноним2
Гость

Серьезно

Россия или Китай решат что биткойн угрожает их фиатом валютам.
Потратят 1 процент бюджета на майнеры и захватят 90 процентов хешрейта.

15 трлн 1 процент — 150 млрд рублей в год.
50 тыс 1 майнер 5 TH
3 млн майнеров
15 000 PH а сейчас вся сеть 1500 PH

Семён Антонов
Гость

Справедливости ради, прежде чем купить эти бешеные петахэши, их должен кто-то произвести. А с этим могут быть серьёзные проблемы. Фабрики не стоят без загрузки в ожидании этого мегазаказа.

Семён Антонов
Гость

Разрабы core сменят алгоритм майнинга. Все пользователи перейдут на обновлённый клиент. Старые майнеры пойдут тушить пуканы, курс очень серьёзно пошатнётся с таких катаклизмов, но за несколько лет всё устаканится.

Я думаю, использование неасикоустойчивого алгоритма для майнинга битка ещё сослужит плохую службу.

wpDiscuz