Блокчейн-саммит на личном острове Ричарда Брэнсона

91

Репортаж о “встрече на высшем уровне” блокчейн-сообщества на острове Нэкер в Карибском море. Рассказ о том, как люди в шлепанцах меняют глобальную экономику.

Молодая красотка помахала нам с красного пирса. Легкий морской бриз элегантно обтянул короткое платье вокруг ее тела. Махала она левой рукой, а правой держала шляпу с широкими полями для защиты от палящего солнца. Капитан заглушил мотор скоростного катера, и я спрыгнул на берег.

“Добро пожаловать на Нэкер. Меня зовут Кезия” – сказала девушка и развернулась. “Идем за мной”.

Температура была идеальной – в районе 25 градусов – как раз когда тебе ни холодно, ни жарко, полная идиллия с природой. Кристально прозрачная вода Карибского моря была лишь на пару градусов прохладнее. В приглашении было сказано “одеваться удобно и со смекалкой”, поэтому я нацепил белую пляжную рубашку и плавательные шорты.

36 часов длилось мое путешествие, и наконец, я добрался острова, который уже 10 лет является местом постоянного проживания британского миллиардера сэра Ричарда Брэнсона. Кезия подвела меня к гольф-машинке, припаркованной на песке. В голову почему-то пришли мысли о бухгалтерше острова, которая выполняла роль обнаженной живой тарелки на суши-вечеринке. Еще вспомнилось интервью Брэнсона, где он с улыбкой рассказывает об одном администраторе, который попытался запретить персоналу острова заводить романтические отношения с посетителями, однако, этого запрета хватило только на 2 дня.

На острове нет границы между бизнесом и личной жизнью, по крайней мере для сотрудников. Для тех моментов, когда Брэнсон хочет уединения, он купил еще один остров по соседству под названием Москито. Его соседом на этом острове является лишь старинный друг Брэнсона по кайт-серфингу Ларри Пейдж, CEO компании Google.

Причиной моего визита было собрание пары десятков предпринимателей и радикальных анархо-капиталистов из верхних эшелонов биткойн-тусовки. Корни этого события уходят в частную вечеринку на острове Нэкер, когда организаторы кайт-серфинговогой встречи под названием МайТай спросили Брэнсона не хочет ли он собрать на острове за кружкой пива все светлейшие умы из мира Биткойна. “Конечно” – ответил тогда он. Мне плохо представлялось, что из этого может получиться, но оказалось, что кто-то начал всерьез заниматься организацией встречи. “С нетерпением ожидаем увидеть вас в Раю” – было написано в приглашении на блокчейн-саммит.

Только избранные несколько десятков человек получили приглашения на остров. Изначально среди участников была лишь одна женщина, что вызвало волну недовольных комментариев от участников. Организаторы быстро это подправили, пригласив еще несколько представительниц слабого пола. Чтобы попасть на остров всех гостей ждала изматывающая дорога. Нэкер находится на самой восточной части Британских Виргинских Островов, 2 часа самолетом от Ямайки. Обычно, входной билет на остров стоит несколько тысяч долларов за каждый день пребывания.

Часть участников я встретил еще по пути. В ожидании парома я познакомился с парнем в джинсах и зеленой футболке, который оказался Майклом Зелдином, известным в США борцом с отмыванием денег, частым гостем на канале CNN. Также Майкл был американским представителем на саммите Большой Семерки, а теперь он – специальный советник юридической фирмы, представляющей интересы 17 из 20 крупнейших американских банков.

Рядом с Майклом стоял Брок Пирс, в купальных шортах и с карибским пивом в руке. Пирс заявляет, что именно он изобрел термин “генерируемый пользователями контент”. Он стал мультимиллионером к 17 годам. Когда он жил в Испании, он создал империю на онлайн играх, он майнил и продавал виртуальные валюты, за которые можно было покупать вещи и оружие в играх. Так он стал одним из самых влиятельных родоначальников крипто-предпринимательства. За пивком он рассказал мне, что является основателем и управляющим партнером своей собственной финансовой инвестиционной компании, и на сегодня является инвестором в 34 разных фирмы.

2Пирс, Зелдин и я получили приглашения на блокчейн-саммит, на котором намеревались “собрать вместе лучшие умы цифровых инноваций” и “определить будущее”. По сути, происходящее являлось концентрацией денег и власти в центре карибского бассейна на личном острове миллиардера, с целью совместного сговора. Кульминация события была назначена на вечер второго дня – “финальный ужин блокчейн-саммита”. Завязывание знакомств во время коктейльной вечеринки и кормления лемуров.

Гольф-машинка прокатилась несколько метров по узкой каменной дорожке на песке и остановилась напротив двухэтажного деревянного дома. “Остальные уже обедают внутри. Я предлагаю вам выпить чего-нибудь, оглядеться и присоединяться к нам”, – сказала Кезия.

“Мне понадобятся деньги?” – спросил я.

Она рассмеялась, покачала головой и удалилась.

Я слышал шум гостей, доносившийся со второго этажа. Первый этаж был сделан в стиле тропического бара, открытым со всех сторон. На большом телевизоре показывали теннисный матч. Музыка регги была слышна из скрытых динамиков. В центре бара коричневое создание, с головой собаки и туловищем обезьяны, допивало кем-то оставленную выпивку. Предположительно это был один из тех самых лемуров, которых Брэнсон привез с Мадагаскара, спасая их от истребления. Он также доставил на остров еще сотни других видов, чтобы спасти их, – “Великие Хиты Матери Природы”. Лемур поначалу нагло уставился на меня, затем снова занялся своим напитком.

Брэнсон, очевидно, думал в основном о двух вещах, когда обустраивал свой остров-рай: секс и выпивка. Его личная вилла была построена на Бали местными мастерами, затем разобрана, доставлена, и возведена вновь на наивысшей точке острова Нэкер. Деревянное джакузи было установлено прямо на крыше, где развивается флаг Британских Виргинских Островов – Юнион Джек на голубом фоне с лозунгом “Будьте бдительны”. Отсюда виден весь остров: пляжный домик, теннисный корт, два пруда, множество разбросанных по территории любовных гнездышек для уединения, и, вдалеке, несколько других островов. Прямо напротив дома – мерцающее бирюзовое бесконечное Карибское море уходящее за горизонт.

Остров Нэкер был одним из мест отдыха принцессы Дианы. В своем письме Брэнсону она признавалась в любви к этому месту. Брэнсон несколько раз использовал остров как плацдарм для встреч на самом высоком уровне. Например, однажды он собрал вместе политиков и предпринимателей, таких как Тони Блер и Ларри Пейдж, чтобы спасти планету от изменений климата. По условиям договора с местным правительством, Брэнсон обязался построить курорт на острове, сразу после покупки острова в 1979 году. Тогда ему было всего 28 лет. За 65 тысяч долларов в день вы сейчас можете арендовать весь остров на компанию из не более 30 человек. Также я увидел солнечные панели, которые снабжают остров электричеством. На скрытом от глаз посетителей пирсе рабочие занимались разгрузкой лодки, которые курсировали без остановки, снабжая остров всем необходимым, включая солнцезащитный крем и энергетический напиток под названием “Киска”.
3
Мы живем в эпоху буйства прогресса, которую можно сравнить с концом 19го века, когда новые технологии, такие как железные дороги и телефон, изменяли все вокруг и позволяли генерировать богатства, о которых раньше не могли и мечтать. В наше время мы также видим небывалый расцвет числа супер-богатых людей. Сегодняшние Рокафеллеры – это Цукерберг, Пейдж, Гейтс, и, конечно, Брэнсон. Сегодня на планете насчитывается около 1800 долларовых миллиардеров. За последние несколько лет их состояния увеличились так значительно, что они стали задаваться вопросом, что же им делать со всеми этими деньгами. В тоже самое время, в одной долине рядом с Сан-Франциско (речь идет о Кремниевой долине) есть огромное множество высокотехнологичных предпринимателей, которым позарез нужны деньги на развитие их бизнес идей, им нужно чертовски много денег.

Целью этих предпринимателей является перестройка существующих индустрий с использованием новых технологий, захват рынка, и получение значительной прибыли. Они называют это “пробой” (disruption). Например то, что сделал AirBnB в отельной индустрии, или Uber в такси. Чем больше целевая индустрия, тем лучше. Google даже создал специальный департамент под названием Google X для супер-амбициозных проектов, пытающихся захватить мир, настолько нереальных, что большинство считает их глупостью, но только не мультимиллирдеры, которые могут легко поделиться парой миллиардов на их реализацию.

Но скоро в Кремниевую Долину придут тяжелые времена, впервые со времен лопнувшего .com пузыря 2001 года. Сегодняшний пузырь, возможно, не такой большой, по крайней мере на это надеется большинство специалистов, но наверняка не знает никто. Тем не менее, когда мы прибыли на остров, было ощущение, что срочно нужны новые просторы для мечтаний, стартапы в новых областях, которые изменят целые индустрии с мультимиллиардными капитализациями, и большим потенциалом для венчурных инвесторов. Одну из таких идей и прокачивает Ричард Брэнсон. Его состояние составляет 4.9 миллиарда долларов, и он инвестировал много миллионов в десятки биткойн-стартапов, включая 30 миллионов в проект blockchain.info, популярный биткойн-кошелек и обозреватель блокчейна.

В своей речи, открывающей нашу встречу, Брэнсон призвал гостей оценить свои бизнес идеи по шкале “эффекта на общество”. Речь была сопровождена музыкальной паузой в исполнении мировой звезды виолончели Зои Китинг, которая провела с нами все время на острове, с восхищением выкладывая в Инстаграм селфи с гигантскими черепахами Брэнсона.

Я проследовал из джакузи на крыше, минуя несколько террас, в холл с огромными потолками, способными вместить высокие пальмы. В центре свисал блестящий дискотечный шар. Я приметил несколько книг на удобных диванах, расставленных в холле, с заголовками вроде “Тур по будущему для оптимиста или эксперимент в индустриальной демократии”.

Представьте себе рождение Интернета. Это явление примерно того же масштаба.

На другой стороне бара было несколько рядов плетеных стульев и большой телевизор со словами “Блокчейн саммит – Видение”. Для меня было понятно, что это собрание людей, время которых стоит очень дорого. Эти люди не встречаются просто для развлечений, хотя по возможности и пытаются совместить приятное с полезным.

Даже выбор места проживания Брэнсоном не выглядел случайностью. Он официально переехал на остров в 2006 году по причинам, связанным со здоровьем, как он заявил. Но Британские Виргинские Острова, или сокращенно БВО, частью которых является остров Нэкер, являются самым популярным оффшорным налоговым раем в мире. Развив сложную сеть компаний в БВО, сейчас Брэнсон почти не платит никаких налогов в родной Великобритании. А там многие наслышаны про остров Нэкер. Это чудо-остров, который служит живим примером, как отдельно взятый человек может противостоять целому государству.

Для администрации саммита организаторы пригласили известного публициста, специализирующегося на финансовых технологиях, автора колонки в Wall Street Journal, Майкла Кейси. В прошлом году он опубликовал “Век криптовалюты”, книгу о цифровых валютах в роде биткойна, основанных на принципах блокчейна.

Блокчейн, как Кейси разъясняет в книге, – это регистр, всеобщая банковская книга, цифровая структура, которая содержит записи о каждой биткойн-транзакции каждого человека. В отличие от нашей текущей денежной системы, где каждый банк ведет свой собственный централизованный регистр для подтверждения правильного перемещения денежных средств, блокчейн децентрализует верификацию, создавая общую публичную базу данных, которая хранится на каждом подключенном к ней компьютере. Таким образом, блокчейн позволяет каждому биткойн-пользователю брать на себя функции банка.

Но это лишь одно применение. Блокчейн не только позволяет создать надежную электронную валюту. Также эта технология может заменить еще и все компании, юридические фирмы и агентства, главной работой которых является управление активами. Также недавно биткойн-сообщество было разделено из-за споров о будущем блокчейна, и о том, сможет или нет блокчейн расти достаточно быстро и дешево при сохранение текущего дизайна. Но этот вопрос не был темой саммита. Никто не хотел нагонять туч на чистое небо.

4

На пляже я насчитал кучу парней слегка за 30. Все одеты в шорты, выглядят скучающими. Бородатый гигант по имени Оливер Лакет проигрывал музыку на маленьком трубообразном бумбоксе, который подростки часто используют в парках. Он рассказал, как недавно купил Роллс Ройс за 10 тысяч долларов в интернете, с одной лишь целью – сжечь его мощными огнеметами на видео, чтобы сделать рэп-клип. Это стало вирусным видео и быстро распространилось через подписчиков по всему интернету. “Удачная покупка, правда?”, спросил он. Все остальные согласились. Компания Лакета “Audience” работала над продвижением Обамы в социальных сетях в свое время. А до этого Лакет работал в Диснее. Его считают кем-то вроде министра пропаганды.

Вдалеке я заметил катамаран с дюжиной людей. Возможно, Брэнсон был там. “Хотите кое-что попробовать?”, спросил меня пляжный работник. Он подвел меня к стенду, наполненному сёрфбордами, парусниками и масками для ныряния. Рядом на стене висела фотография, на которой Брэнсон, широко улыбаюсь на камеру, несется по воде, ветер раздувает его волосы. Он на сёрфборде, держит кайтсерфинговый парус перед собой, а на его спине рюкзаком висит, обхватив его ногами, голая девица модельной внешности.

Голландец, на вид лет пятидесяти, который представился как Марк, захотел покататься на доске с веслом, и я решил к нему присоединиться. Марк инвестирует в стартапы. Он прилетел из Ванкувера. Я поинтересовался целью его визита. Тренер нашел участок со спокойной водой и положил на нее доски для нас.

“Биткойн явно превращается в серьезную вещь”, ответил Марк, пытаясь встать на шаткую доску. “Посмотри кто приехал на остров – президент Samsung, шеф стратегического развития Eranst & Young. Ты слышал, что любимый экономист Обамы, Ларри Суммерс, сейчас занимается биткойн-банком. А про основателя Visa?”

В тропическом баре я наткнулся на Майкла Кейси. Он выглядел как классический американский военный телерепортер с огромными микрофонами, только Майкл – австралиец. Мы заказали “обезболивающее” – отличный коктейль в кокосе, и начали беседовать.

“Со времен кризиса 2008 года финансовая система была полностью поломана. Они долго пытались скрыть этот факт, печатая все больше долларов, но деньги – это всего лишь продукт, и сейчас у нас его явный переизбыток. Посмотри, что происходит в Швейцарии. Отрицательные процентные ставки. Тебе приходится заплатить, чтобы занять кому-то денег. Конечно люди будут искать другие активы, недвижимость или что-то еще. Но вот что им использовать как валюту?” – Кейси покачал головой.

“Фундаментальной проблемой финансового кризиса было то, что все было слишком взаимосвязано. Централизация. Это было уже достаточно бредово, но стало еще хуже. На сегодня, вся международная экономика зависит от двух центральных банков. И вы называете ее стабильной? Биткойн – это альтернатива всей этой сломанной системе.”

Приближалось время вечерних коктейлей. Я прошел вместе с Лакетом и австралийцем назад из тропического бара в виллу Брэнсона. Австралиец показал нам его комнату, которая стоит 2000 долларов за ночь. И это еще хорошая цена, бюджетная – но даже ее австралийцу пришлось делить со своим соседом по комнате – пожилым футуристом Маршалом Турбером. С балкона Кейси запечатлел на фото закат.

“Это такое волнующее время. Представь себе быть свидетелем рождения Интернета. Это явление примерно того же масштаба.” – сказал Майк.

5

Первые гости прибыли еще днем ранее, но никто четко не представлял что нас ожидает. Вернувшись в большой холл, Кейси разместился на диване рядом с тучным лысым человеком в кроваво-красной поло футболке. Он рассказывал о том, как он написал конституцию Перу. Это был Хернандо де Сото, советник разных правительств, возможно, самый известный пропагандист рыночного капитализма в Латинской Америке, который по его мнению является лекарством от всех бед, в последнее время – даже от терроризма.

Кейси сказал, что когда у де Сото появляется вопрос о России, то он просто звонит Путину, и тот сразу отвечает. Билл Клинтон однажды назвал де Сото “величайшим экономистом из ныне живущих”. Премьер министр Виргинских Островов лично отправил ему визу, чтобы удостовериться в его прибытии на встречу вовремя. У де Сото пугающе большие волосатые руки, которые он перемещает как гигантские крабьи клешни. Этим утром перуанец рассказал участникам об их главной миссии: вернуть капитализм к жизни. По правде говоря, истинный капитализм пока еще не сформирован.

Бедность, согласно теории, которая принесла де Сото международную известность, – это не результат эксплуатации, а лишь досадное исключение. Другими словами, бедные люди не участвуют в капитализме, потому что им нечего предложить взамен. Например, нищие граждане строят лачуги, но юридически не владеают ими, т.к. нет органа или закона, который бы позволил их зарегистрировать. Если бы они имели какую-нибудь официальную бумагу, сертифицированное право на собственность, то лачуга имела бы определенную стоимость. Они могли бы ее продать, или взять кредит под залог имущества на открытие бизнеса. Чтобы вытащить людей из нищеты, их ценности должны быть индивидуально привязаны к ним непосредственно. Они должные иметь права собственности на свое имущество.

В большинстве стран это практически невозможно. Де Сото открыл папку с бумагами: больше трех десятков заявлений нужно заполнить для регистрации компании в Перу. “Физический блокчейн”, который требует сотни дней для обработки транзакций. Если такие моменты исправить, бедность в мире исчезнет, и мировой капитализм расцветет. Собравшиеся были восхищены его словами.

Напротив де Сото сидел Брайн Форде, молчаливый человек, который до недавнего времени был главным технологическим советником Обамы. А сейчас он возглавляет компанию по исследованию цифровых валют Digital Currency Initiative при научной лаборатории в Массачусетском Институте Технологий. А также путешествует по всему миру, пытаясь уговорить правительства разных стран и руководства компаний дать блокчейну шанс показать себя.

Далее мы были приглашены на ужин с видом на сотни кричащих фламинго. Горел огонь, повара стояли у буфета, и длинный белый стол ожидал нас. Кроме персонала никто не следовал официальному дресс-коду ужина “вечер в белом”. Большинство было в шортах. Деловые костюмы – это фасад цивилизации, слишком строго и официально. Неожиданно, на морской глади сразу за буфетом появился плавник акулы. Один из гостей ухмыльнулся и бросил туда куриную кость. Надпись на его футболке звучала: “Берегите воду, пейте шампанское”.

6

Я сел напротив Пола Броди, худощавого управляющего из Сан-Франциско с короткими седеющими волосами. Oн с восторгом рассказывал о том, как Брэнсон разгромил его на теннисном корте сегодня в 7 утра. “Впечатляюще для 65-летнего”, сказал он.

Броди перепробовал всех персональных тренеров на острове. Небольшая утренняя зарядка, где все включено. Я спросил его сколько он заплатил, чтобы попасть сюда. “Хмм… Компания все оплатила. Мои командировочные – 36000 долларов на 3 дня, плюс перелет, плюс размещение на острове – 8000… Всего около 50 тысяч долларов.”

“Ни одно государство в мире не сможет больше контролировать биткойн.”

Броди считается восходящей звездой в Кремниевой Долине. Его муж (да, да, муж) участвовал в переговорах о покупке Фейсбуком компании Instagram. Сам Броди, еще когда работал в IBM, имел под управлением 6000 человек, его фокусом была работа над Интернетом Вещей (IoT). Сейчас он работает в Ernst&Young в качестве американского “стратегического лидера”. Каким-то образом наш разговор зашел о велосипедах. Он сказал: “О, я обожал крутить педали, пока меня не сбила машина. Я пообещал себе, что не сяду снова на велосипед, пока на улицах все машины не станут самоуправляемыми.” Наш сосед по столу подытожил оптимистично: “Да, люди слишком ненадежны. Мы должны вычеркнуть их из уравнения”.

Рядом с Броди сидел Джефф Гарзик, один из ключевых биткойн-разработчиков. На встрече он занимался поиском инвесторов, которые помогут ему вывести на орбиту биткойна проекты-спутники, для создания “специальной сети биткойна”. “Ни одно государство в мире не сможет больше контролировать биткойн,” обещал он.

Позже я наткнулся на группу людей из обслуги, расслабляющихся на диванчике. Они передавали по кругу электронную сигарету, наполненную жидкой марихуаной. Один из них сказал, что каждый день нужны усилия 120 человек для поддержания острова, или 3 сотрудника на каждого гостя. Еще он сказал, что его зарплата 1200 долларов в месяц. Это, к слову сказать, ставка Броди за один час.

***

В районе 9 на следующее утро на завтрак можно было выбрать: бекон, яйца, помидоры, круасаны, капустный сок для детоксикации, гранола и бутылки шампанского с золотыми наклейками “Личный остров сэра Ричарда Брэнсона”. Накладывая себе мюсли я и не заметил как оказался лицом к лицу с самим Брэнсоном.

“Привет”, сказал он мимоходом с дружелюбной улыбкой. Загоревший, в серой футболке и купальных шортах, с золотой, почти светящейся шевелюрой, которая хорошо сочеталась с его большим ртом и гигантскими зубами, которые обрамлялись темной бородкой. Он взял стакан фруктового сока и удалился жевать свои мюсли. Я последовал за ним на веранду с длинным деревянным столом, достаточно большим, чтобы разместить все 30 человек, которые гостили сейчас на острове.

“Блокчейн позволит капитализму более полно выйти на просторы Интернета.”

Жизнь миллиардера, как я начинал понимать, похожа на реалити-шоу в прямом эфире. Де Сото, Форде, Кейси и Лакет тут же окружили Брэнсона. Все пытались продать ему свои проекты и планы, используя минимально возможное количество слов. У тебя есть 90 секунд, чтобы попытаться убедить лучшего инвестора, которого ты имеешь шанс встретить в своей жизни, принять участие в твоем проекте. Брэнсон, с его почти 5 миллиардами долларов и репутацией инвестора в самые дикие безнес-идеи, – это потрясающая возможность.

Брэнсон спокойно слушал, поедая свои мюсли и попивая кофе. Иногда он задавал вопросы спокойным голосом. Его заикание было под контролем (Брэнсон с детства страдает дислексией). Он хотел было вернуться к буфету, но у него получалось пройти не больше нескольких метров, как его вновь перехватывали и начинали рассказывать о новой идее или фотографироваться (и немедленно выкладывать фотки в онлайн, тем самым тут же увеличивая рыночную стоимость человека на фото рядом с Брэнсоном).

7

Около 10 часов мы собрались на главное событие. 35 участников, включая 7 женщин, собрались перед экраном в большом холле. Некоторые из них приготовили короткие презентации. Броди, звездный управленец, объяснял, что в ближайшем будущем практически все будет онлайн.

“Каждый тостер будет иметь чип как сейчас в iPhone. Если устройство получает возможность выходить в онлайн, что с ним происходит? Мы можем собирать данные о его использовании, замерять и улучшать производительность. В фитнесе появились наручные браслеты, которые могут считать наши шаги. В недвижимости появилось AirBnB, и мы можем сдавать наши квартиры, когда нас нет дома. Машины мы тоже можем сдавать, когда они нам не нужны.”

Броди продолжал: “Новый потенциал открывается повсеместно. Если бы был индекс, рассчитываемый на основании потенциала, то его потенциал и возможности торговли были бы невероятны. Блокчейн – это как раз инструмент для определения ценности в Интернете, где все может покупаться и продаваться.” После этих слов де Сото прямо таки просиял.

Блокчейн по сути позволит капитализму более полно перейти на просторы Интернета. В прошлом эти попытки не увенчались успехом, потому что в цифровой среде все копируется слишком легко. Отсюда следует, что ничто не уникально, поэтому цифровой контент, такой как музыка, картинки, текст, почти всегда бесплатен, либо должен защищаться невероятно хорошо. Возможность блокчейна, хранить в себе каждый кусочек кода, может полностью убрать возможность копирования песни, например, потому что можно легко отследить всех законных обладателей цифровых копий. Цифровые журналы, основанные на блокчейне, будут иметь уникальные копии, прямо как бумажные. Они смогут продаваться и покупаться как физические объекты.

Следом, длинноволосый компьютерщик Патрик Диган продемонстрировал одно из возможных применений этой идеи. Он использовал блокчейн для создания цифровых паспортов, позволяющих людям регистрировать их собственность. Диган рассказал об “умных контрактах”: цифровых договорах, которые исполняют сами себя в автоматическом режиме. Например, взятые в аренду автомобили не будут заводиться, если договор аренды не был оплачен. Обслуживающий персонал будет не нужен. Диган очень оптимистично настроен. Блокчейн может автоматизировать всю бюрократию. Он может заменить миллионы работников. Невероятный потенциал. Самые влиятельные мировые банки сформировали консорциум под названием R3, чтобы использовать эти идеи.

Большинство выступающих сходилось во мнении, что блокчейн идеи значительно улучшат жизнь людей. Один выступающий помянул визионера Бакминстера Фуллера, и показал его книгу “Космический корабль Земля”, с его любимой цитатой из нее “на честность каждого человека опирается судьба всего человечества“. Затем он представил рейтинговую систему для людей, где все непрерывно оценивают друг друга. Подобно тому, как в такси сервисе Uber, клиенты оценивают водителей, и водители оценивают клиентов, и эти отзывы находятся в открытом доступе.

Но для гостей показалось проблемой довольно большая сложность практического бизнес-применения этой идеи. Реакция аудитории была довольно неоднородной. Хотя, все дружелюбно поаплодировали.

В завершении Лакет (сжигатель Роллс-Ройсов), продемонстрировал, что развитие Интернета и блокчейна не только верно в духовном плане, но и глубоко естественно. Природа сама организованна в сети. В качестве доказательства, он продемонстрировал фотографии грибных сетей и сравнил их с визуализацией социальных сетей. Это вызвало лихорадочные аплодисменты.

Во время короткой паузы участники собрались на террасе с гигантской шахматной доской для групповой 3D фотографии. Когда фото-дрон появился из голубизны небес, все помахали руками в качестве группового приветствия.

За ланчем, который подавался в нижнем бассейне, общее настроение было весьма эйфорическим. Как только я погрузился в воду, девушка направила загруженную напитками лодку в мою сторону. “Саке коктейль?” Затем прибыл украшенный цветами каяк с суши. Дорогой французский повар в купальных шортах вовсю орудовал на кухне. Под покровом пальмы скрывался бар, откуда доносился электро-поп группы Ratatat, композиция “Cream on Chrome”.

За кокосовой водой в баре я разговаривал с инвестиционным банкиром с прилизанными гелем волосами. Он был слегка под кайфом.

“Блокчейн – фантастическая идея! Мой бизнес получает прибыль в первую очередь от работы с Китаем. Это чертовски тяжело – куча регулирования, прозрачности и ограничений. Огромные расходы на мониторинг расходов… Блокчейн… Я думаю, эффективность увеличится невероятно.”

“Каким образом?”, – спросил я.

“Когда все будет работать через блокчейн… Я смогу уволить половину своей команды. Юристы, нотариусы, банкиры – они всего лишь делают то, что блокчейн выполняет автоматически.”

Затем женщина в обтягивающем черном платье с огромной шляпой отвлекла его внимание. Гости начали собираться к вечеринке.

Свежая рыба была превосходна, ее, должно быть, поймали далеко отсюда, т.к. загадочный вирус сделал всю местную рыбу несъедобной. Темноволосый мужчина в возрасте около 35 подгреб ко мне. Он торгует биткойнами в Лондоне и Франции.

“Огромные секторы государства не делают ничего полезного, только занимаются менеджментом активов и исполнением контрактов. Не только центральные банки, но и паспортные столы, регистрационные офисы, регистраторы земли и недвижимости.”

В это время управляющий венчурный инвестор скользнул в воду рядом с нами с Blackberry в руках и прокомментировал “C’est une revolution” (Это революция).

Мы вылезли из бассейна и молодой худощавый араб появился передо мной, с улыбкой произнеся “Салам”. Мой друг объяснил, что этот парень приехал из Арабских Эмиратов. Возможно, он первый блокчейн инвестор из этой страны. Возможно, он даже богаче, чем Брэнсон. Но несмотря на это, Брэнсон запретил арабу брать с собой на остров телохранителей.

Мы пришли на пляж и взяли маски с трубками. Я проплыл вдоль берега. Мне на глаза попалось пульсирующее шарообразное создание, пол-метра в диаметре. Тут было полно странной и большой рыбы.

***

Около семи я встретил Тину Ху, которая возглавляет информационный сайт посвященный биткойну. Она публикует апдейты постоянно, даже когда красится.

“Я не могу позволить себе выглядеть плохо. Я почти всегда онлайн.” Тина была одной из нескольких женщин, которых пригласили после критики гостей в сторону организаторов за приглашение исключительно мужчин. Остальные женщины включали в себя аэрокосмического инженера из космической компании Брэнсона, известного адвоката, Элизабет Розиелло, CEO расположенной в Найроби компании BitPesa, которая позволяет производить обмен между биткойном и локальными африканскими валютами.

Это здорово для криптовалюты, что идут изменения. Биткойн никогда не получит массового распространения, покуда его воспринимают лишь как деньги для интернет-гангстеров. Этим же утром неприметный человек с невероятным зачесом на голове и в абрикосового цвета льняной рубашке, ранее работавший на Министерство Юстиции США, предложил биткойнерам начать сотрудничество с государственными органами. Так сказать, стратегическое перемирие.

9

Мы добрались до тропического бара как раз вовремя. Шеф-повар приготовил марокканской еды, возможно, в честь прибывшего с Ближнего Востока специального гостя. Стол был в форме буквы “U”. Собралось порядка 70 гостей. Я заметил Брока Пирса, Майкла Зелдина, несколько женщин в платьях. Из песка торчали факелы. Разливали новозеландское розовое вино. Напротив меня сидел Тед Роджерс, который выглядел как капитан команды по гребле. Роджерс – директор биткойн-хранилища Xapo, в команду которого присоединился Ларри Саммерс после снятия своей кандидатуры на должность председателя Федеральной Резервной Системы США.

Роджерс заявил, что биткойн-предприниматели должны перебираться с пиратских островов в нормальные страны. Xapo имеет одно представительство в Аргентине, еще одно в Швейцарии. Он считает, что Швейцария может стать неплохим плацдармом для биткойна. Там самая оптимальная культура приватности и нет лезущего не в свои дела правительства. Регуляторы работают вполне на приемлемом уровне, с ними можно разговаривать. Он объяснил, что в швейцарском городе Цуг уже есть значимое биткойн-сообщество, туда даже приезжал Брэнсон.

Цуг – маленький город с населением 30 тысяч человек, когда-то был швейцарской столицей для оффшорного банкинга. Благодаря своей репутации с ориентацией на свободный рынок, город стал одним из лидирующих в мире узлов для крипто-тусовки. Тем не менее, там так скучно, что Xapo пришлось обосноваться в получасе езды на север, в самом большом городе Швейцарии, Цюрихе. В январе CEO Xapo Венцес Касарес вошел в состав директоров компании PayPal.

Существует 2 типа миллиардеров. Одни делают деньги на работе в системе, а другие, как Брэнсон, делают деньги на ее разрушении.

Звуки виолончели донеслись с теннисного корта. Там гости расселись на подушках, разложенных полукругом. Брэнсон восседал на диване в центре с арабским шейхом по левую руку. Виолончелистка Зои Китинг покинула сцену. Де Сото встал, он выступал следующим. На какой-то момент Брэнсон остался один.

Я обратился к нему “Сэр”, он глянул в мою сторону. “Вы когда-то подписали контракт с Sex Pistols”.

Он кивнул, обнажив зубы в улыбке. Брэнсон путешествовал по Темзе в 1977 на корабле Queen’s Silver Jubilee, в то самое время когда самая революционная панк-группа сделала свой знаменитый выпад по поводу британской королевы. Вмешалась полиция, было дело об “оскорблении Величества”, об этом везде трубила пресса. Скандал моментально сделал песню Sex Pistols хитом продаж, и принес Брэнсону кучу денег. Существует 2 типа миллиардеров. Одни делают деньги работая на систему, а другие, как Брэнсон, делают деньги на ее разрушении.

Я спросил его: “Вот это, сейчас, то же самое что и тогда? Против государства, против банков?“.

Сэр Ричард ухмыльнулся и ответил: “Конечно, чувак. Ты все правильно понял!” И поднял руку, предлагая хай-файв.

“Капитал!” – прокричал де Сото, грозно сканируя взглядом толпу. “Это слово было выгравировано рядом с изображением головы Цезаря на римским монетах”. Его голос был настолько силен, что даже виолончелистка его внимательно слушала. Де Сото поднял кулак. “Голова – это сила, и сейчас эта голова – вы.”

Брэнсон смотрел на все с огромным удовольствием, как ребенок, увидевший как его модель самолета впервые смогла оторваться от земли. Де Сото показал на аудиторию и сказал: “вы – передовая группа создателей нового капитала“.

“Да, да!” – заорал Брэнсон со своего дивана и начал хлопать. Остальные присоединились, и аплодисменты наполнили весь остров.

8

Автор: Ханнс Грессеггер (экономист, консультант, автор книги “Капитал – это я!”)

Источник: motherboard



Categories: Банки, Бизнес, Важное, Инвестиции, Финансы, Экономика

Tags: , , , , , , , , , , ,

36 replies

  1. А как же бессмертная мафия?
    Хотя, в принципе, можно тоже роботами заменить.

  2. уета детектед… бронсон сосайти…

  3. Чиноник, бюократ, гарант не является человеком – это функция. На него не могут распространятся не какие права человека. Функцию нужно реализовывать самым дешовым програмным способом.

    • Робот депутат. База данных, несколько логических микросхем и две кнопки: “принять”; “отклонить”. Отсутсвие детей в Лондоне и ротового отверстия. Цена два бакса. Издержки одна батарейка на весь срок депутатства.
      :-))

  4. обычно самые важные моменты в таком режиме и решаются…
    а не во дворцах со свитой и толпами смистов, приглашенных акредитированных и подконтрольных…
    когда люди находят общий изык и приход к общему знаменателю, неважно в шлепанцах или босиком, главное понимание и решение глобальных задач и проблем…

    • Ну чем не заседание крупного Центробанка? Только в более свободном выражении

      • Тебе ж уже ответили. Главное не сеттинг, а принятые решения и консенсус. На заседании крупного банка нет решений и консенсуса. Там из 20 человек 2-3 реально решает, остальные – упомянутая свита.

  5. Роботы не создаются из воздуха. Кому-то придется все это проектировать и постоянно улучшать. Нужен софт, апдейты к нему.
    Бюрократия может и исчезнет, но толпа людей – нет. Просто все люди, что не обладают хоть чем-то ценным, будут так же бездельничать, управляя роботами на своей “работе”.
    Как станки и заводы были средствами производства, так на их место придут армии роботов всех мастей, для обслуживания которых понадобятся электрики, электронщики, механики, управляющие и прочий обслуживающий персонал.
    И прежде, чем такой момент правда наступит, ИИ в роботах заменят люди. На удаленке. Как в Суррогатах. Гибридный вариант перехода людей от реала к онлайну, а потом и вовсе к полному уходу в сеть.
    Кстати, экзоскелеты уже используются. Первая ласточка, что позволит распространить зарядные станции для скелетов, чтобы потом от них заряжать оболочки и в итоге роботов.

    • Sure? А как-же роботы, которые будут ремонтировать роботов? R2D2 из StarWars допустим грубый прототип, но в перспективе разовьются регенеративные технологии, которые благодаря нанитам приблизят машины к живым организмам по возможностям к самовосстановления. Конечно можно фантазировать, что человечеству будет чем занять миллиард программистов, но я как программист вижу что базового кода уже написано достаточно, и все идет к созданию ИИ-компилятора собирающего целевое решение по запросам. Даже Microsoft сдалась и не собирается выпускать новую Windows, потому что эффект ложной новизны уже банально не выливается в хорошие продажи.
      Очень сомневаюсь, что люди смогут заменить ИИ в роботах. Вы скажем способны выполнять 50 рутинных операций в секунду, в режиме 24/7? А контролировать пару сотен переменных, данные с десятков датчиков при требуемой задержке в 1/10000 долю секунды?

    • Романтика зашкаливает, но главное не погрузиться в матрицу окончательно и все же не упустить момент когда не нужно будет столько людей в этом мире=)

  6. Как-то посжатее надо бы излагать, какое мне дело до чужого счастья? Мне есть дело до чужих влиятельных решений.

    • А если бы ты написал статью о своем счастье? Да и в чем собственно смысл, в деньгах?

  7. Bezrabotica eto horosho. Mnogo svobodnoe vreme, ludi mozhet razvivatsa. Vopros stoit otkrit, kak podelit plodi progresa na vsejh obidatelei mira.

    • С помощью математических правил на блокчейн, конечно же. То есть исключая чиновников-распределителей из цепочки.

  8. Заценил. Обильное повествование. Форк себе. Пора чейнить вордпресс. )

  9. Очень сочное повествование, прям смаковать хочется. Но что интересно, собрались очень умные люди с мозгами заточенными на видение будущего, венчурные инвесторы и генераторы идей. И никто похоже и мельком не заметил, как прогресс несет невиданную ранее безработицу, а значит и коллапс рыночного капитализма в том виде, в каком мы его знает. Менее чем через полвека 95% самых популярных нынче профессий станут просто невостребованными, везде дешевле и надежнее будет использовать умные машины вместо людей. И как выясняется сейчас, блокчейн тоже позволяет избавиться от неприятнейших расходов на зарплаты. Но ребята, подумайте уже, когда технологии окончательно победят, коммунизм наступит или вы как-то устроите продажу ваших гениальных решений армии из 8 миллиардов безработных?

    • Очень интересный вопрос..прогресс стимулирует безработицу, но ведь заставлять людей рыть канавы ради того чтоб просто их занять это тоже не совсем разумная идея…

      • Во времена Великой Депрессии, армию безработных использовали на строительстве дорог…
        Работа найдётся всегда! Просто управленцев станет меньше.

      • Базовый безусловный доход, экспременты уже ведутся. Если вся бюрократия станет безроботными сколько средств можно пустить на полезные дела, от них легче откупится содержанием в пределах разумного потребления. Бюрократия выгодав себе лично сотню баксов наносит ущерб экономики на милионы. Не только эконмике бюрократия наносит ущерб но запретами и развитию всего человечества. Сколько стоят услады самолюбивых “управленцев” – на их величие? Да за эти деньги можно все населенире обеспечить нормальным уровнем жизни, не упоминаю про их военные ирушки. Вот поле для внедрения роботов!!!

    • Луддитская тема? 🙂 Ваш вопрос – попытка разглядеть, что будет происходить в римановом пространстве из трехмерного евклидова.

      В текущей финансовой парадигме, когда все люди обязаны “что-то делать”, чтобы не сдохнуть с голода – человек действительно обязан рыть траншеи для оправдания своего существования. Иначе взбунтуются – а кому это надо? И вообще, человек существует для зарабатывания денег – всё вокруг них, не так ли? 😉

      В условиях, когда прибавочную стоимость начнет создавать автоматика – на всем, что можно автоматизировать – высвободится колоссальное количество человеческой энергии, которую можно будет направить на творческие задачи во всех областях. Может быть тогда наконец-то откроется дорога в космос и (по-нормальному) в микрокосм.

      С точки зрения простого обывателя, это будет выглядеть так:

      1. Прибавочная стоимость на всех алгоритмизируемых работах (условно: рытье траншей) создается автоматикой.
      2. Право на жизнь гарантировано самим фактом рождения. Минимальный уровень жизни (пища и вода, одежда, жилище, транспортные возможности “эконом-класса”) каждый получает автоматически, по праву рождения. Скандинавия уже сейчас испытывает это направление. На блокчейне заниматься распределением благ “по минимуму” станет еще проще.
      3. Каждый, кто хочет больше, чем минимум – имеет возможность приложить себя в творчестве, которое не алгоритмизируется, но позволит человечеству развиваться – вместо того, чтобы одни всю жизнь работали батарейками, а другие с этой энергии (деньги = энергия) рассекали на яхтах. На яхтах и островах, кстати, норм. Только стоимость на них собирать надо не с рытья траншей.

      Сформулировал это не я, а другие люди и достаточно давно уже. Сейчас начинает появляться аппарат для воплощения этого чудного нового мира. Вопрос не в том как обобрать народ половчее – или выкинуть за борт, а в смене фокуса с одного вида работ – на другой, более полезный. С увеличением эффективности в конечном итоге.

      • Что-то похожее и предлагает(да ещё и 30 лет назад предлагал) проект Венера. Вещи, которые казались утопичными ещё вчера, теперь реальность.

        • Венерический проект ничего не предлагал и не предлагает, кроме утопических лозунгов, спизженных у коммунистов.

      • Что это за условия, при которых прибавочную стоимость начнёт создавать автоматика? Каких условий не хватает автоматике, чтобы создавать прибавочную стоимость, то есть давать гарантированную прибыль, при торговле хоть биткойном, хоть валютами, хоть любыми другими финансовыми инструментами? Если в этой сфере, у автоматики лучше получается создавать не прибавочную, а убавочную стоимость, то с какой стати в иных сферах, у неё получится что то иное?
        Право на жизнь гарантированное самим фактом рождения, как и иные естественные права, это замечательно, только вот кем или чем оно может быть гарантированно? Пока, к сожалению, и уже очень давно, наблюдается движение к отказу, от естественных прав как таковых.

        • Трейдинг плохо алгоритмизуется. Я имею ввиду до состояния, когда описанная в роботе стратегия 100% выигрышная. В нем все построено на знании психологии толпы и владении информацией. В определенном смысле, работа творческая. Ну и потом, валютный рынок сам по себе не создает никакой прибавочной стоимости. Он только перераспределяет.

          Человек – генератор энтропии. Это единственная функция, с которой никогда не справится автомат.

          Что это за условия, при которых прибавочную стоимость начнёт создавать автоматика?

          Первейшее условие – принятие обществом того факта, что людей на работах, где не присутствует творческий фактор, может заменить автоматика. Например, клерки всех мастей, чиновники, бухгалтера – все они имеют совершенно определенный набор входных данных, совершенно определенный, заданный процесс, и выходные данные, как результат своей работы. Бухгалтеров, кстати, в малых предприятиях и заменяют уже на облачные бухгалтерии.

          В этом видео человек собирает движок. Делает он это не по необходимости, а потому, что “ручная сборка это круто и очень дорого”. Обратите внимание, он вкручивает болты только там, где не предполагаются нагрузки. критичные узлы в любом случае обрабатывает автомат. Так что пока – человек обеспечен работой на AMG. Пока покупатели готовы платить за понты.

          Второе условие, это наличие необходимых автоматов. Они появляются постепенно, только-только начали. Беспилотные авто освободят водителей. Квадрики заменят сотрудников доставки. Андроиды заменят людей, занятых в сфере обслуживания. Пока что конкретно роботы – дОроги, и непонятно когда подешевеют. Но блокчейн вовсе даже не дорог.

          это замечательно, только вот кем или чем оно может быть гарантированно?

          Я не вселенский разум, ответов на конкретные вопросы у меня нет. Я только обрисовал к чему катится мир. А только даже в наше время дешевле подкармливать. Пример тому – ВАЗ-банкрот в 90-х и начале 2000-х. В Тольятти больше не было никакой работы для тех тысяч людей с завода. Предприятие не закрыли. Людей не уволили. Очаг социальной напряженности не создали. Хорошо это или плохо, что толпа народа жила на халяву за счет налогоплательщиков – другой вопрос. Но никакого негатива не возникнет, если толпа людей будет жить за счет роботов 🙂

          • Такая модель распределения называется безусловный основной доход. С учетом культурного расслоения непонятно когда указанное будущее наступит и наступит ли вообще, с учетом постепенного самоуничтожения цивилизации.

            • А я ничего и не говорил о сроках, или о том, что все однажды проснутся в новом чудном мире. Система не сдастся без боя, но как было сказано, Сэр Ричард Брэнсон и компания из тех предпринимателей, которые предпочитают её ломать.

              Самоуничтожение же путем тотального потребления в полном соответствии с Кейнсианской моделью вполне может остановить смена этой самой модели.

            • Думается дело тут не в культурном расслоении, а в давно наблюдаемом движении к отказу от естественных и неотъемлемых прав, как таковых. Ведь с правовой точки зрения, безусловный основной доход это одно из естественных и неотъемлемых прав. ВВП любой страны создаётся не на пустом месте, а на базе созданного предыдущими поколениями. Эти предыдущие поколения не уполномочивали ни отдельных людей, ни какие то группы, распределять этот продукт, по своему усмотрению, ни полностью, ни частично. Поэтому, если какая то часть ввп изымается и распределяется, то никакого иного правового способа распределения, кроме как безусловный основной доход, не существует.

          • Вот никогда не слышал о том, чтобы не только общество, но даже отдельные люди не принимали того факта, что людей на работах, где не присутствует творческий фактор, может заменить автоматика. Все всё понимают и принимают, но это никак не мешает, не смотря на просто взрывное развитие информационных технологий, увеличению числа чиновников и клерков всех мастей. Значит дело совсем не в недостатке каких то технологий или автоматов, а в чём то ином. А прибавочная стоимость, думается, ничем иным, кроме как этим самым творческим фактором, не может быть создана в принципе.

            • Биткойн исключает необходимость в третьей стороне. Нравится ей это или нет.

              А прибавочная стоимость, думается, ничем иным, кроме как этим самым творческим фактором, не может быть создана в принципе.

              Что же дают миру за свою зарплату все те люди, перекладывающие бумажки в миллионах различных компаний по всему миру? Или те, кто зачем-то с завидным упорством роет траншеи у меня во дворе? Кто каждую весну кладёт асфальт, который вскрывается ровно через год? Водит общественный транспорт? Сидят на кассах в супермаркетах? Повсеместно моют полы? Следят за технологическими линиями на производствах? Классификатор можно расширять до бесконечности.

              Окей. Я понял. Заагрились на марксистскую прибавочную стоимость и записали меня в коммунисты. Хорошо. Пусть будет просто стоимость. Она же ценность. Эквивалент затраченных усилий в единицу времени жизни.

            • Да никто вас никуда не записывал. А рабство миру ничего не даёт, оно просто разрастается в нём подобно раковой опухоли и его не интересует что там исключает биткойн, оно и в нём изыщет себе тьму бесполезной работы. Воспользоваться пользой которую могут дать технологии, не преодолев рабство не возможно, а это уже задача не техническая и путей её решения пока не видно.

            • Дело в цене автоматизированных решений и энерции мышления. Как только соотвествующие решения появятся и их цена будет приемлемой указанных работников станут заменять.

            • Я убежден, что рабство или свобода – суть внутренние состояния человеческой личности. Начал же я совсем не о том, а о вариантах развития в свете страхов (кстати, степень не свободы) Александра Петрова о том, что платить за новый чудный мир будет некому, потому что все будут безработные. Надеюсь, я достаточно доходчиво объяснил, почему этого не произойдет.

      • Контрацепция так-же включена в прогресс. Безработные пусть кайфуют, кол-во людей автоматически редуцируется до необходимого уровня. Может и до нуля

    • БОД?

    • Прям в точку. 1 минуту назад промелькнула мысль о коммунизме. Согласен, главное во всей этой романтике держать баланс и обеспечить или задействовать всех в этой сети.

Trackbacks

  1. Мой блокчейн саммит на личном острове Ричарда Брэнсона — The Sun Shines Brightly

Поделитесь своими мыслями

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s