Где выход из экономического тупика?

Экономист Николай Кащеев рассказывает о том, в чем заключается новое состояние мировой экономики, обозначаемое термином «new normal», и как может ответить на тупик роста новая распределенная экономика.

default-xw

Низкая инфляция, которая является главной характеристикой new normal и с которой, как выяснилось, непросто справиться даже нетрадиционными методами вроде массированного QE, имеет несколько причин.

Об одной говорили не раз. Это материальное расслоение и вымывание среднего класса в развитых странах, что сказывается на уровне доходов и потребления, поддерживаемого до поры до времени кредитной активностью. С 1967 г. реальные доходы высшей квинтили американцев выросли на 76%, средней – на 23%, низшей – на 18%. Каждая из этих квинтилей достигла пика благосостояния в свое время: высшая – в 2006 г., средняя – в 2000 г., низшая – в 2009 г. С пиковой величины до конца 2014 г. их реальные располагаемые доходы снизились примерно на 2, 7 и 17% соответственно.

Процесс вымывания средних доходов является объективным: технологии заменяют людей. С пика занятости в обрабатывающих отраслях 1980 г. по сей день число рабочих мест в промышленности США сократилось более чем на 20%, при этом с 1980 г. объем промышленного выпуска вырос более чем в 2 раза.

Важное примечание: нельзя сказать, что американское общество движется к бедности. Напротив, прослойка людей с высшим уровнем доходов растет по численности. С 1970 г. по настоящее время число богатых увеличилось в 2,5 раза, бедных – в 2 раза, средний класс – в 1,4 раза, население в целом – на 60%. Теперь средний класс – это лишь 50% взрослого населения против 60% в 1971 г.

Распространение новых технологий – еще одна прямая и самостоятельная причина низкой инфляции, помогающая сокращать издержки в экономике. Например, средняя себестоимость добычи сланцевой нефти до сих пор падала примерно на 10% в год, а стоимость солнечных батарей обрушилась с 1990-х гг. практически в 10 раз, с немногим менее $6 за мощность в 1 Вт до 50–60 центов.

Ну и, конечно, низкие издержки производства в Юго-Восточной Азии – сборочном цехе мира. Возможно, бывшем, потому что с учетом стоимости транспортировки, страховки и со стремительным ростом ULC (стоимости единицы труда) в Китае привлекательность этого региона с точки зрения сокращения издержек существенно снизилась после 2009 г.

Ограничение роста доходов среднего класса, предел кредитной парадигмы развития, который нам очертили события 2008–2009 гг., опасность численного снижения среднего класса в развитых экономиках (развивающимся приготовиться), увеличение численности так называемого прекариата (люди с непостоянными доходами), рост имущественного расслоения – все это приводит к «замечательному тандему»: низкий рост экономики плюс низкая инфляция. Тупик роста из-за ограничения спроса. Каков ответ?

Вариант: гарантированный социальный минимум. Швейцария это обсуждает, Финляндия уже собирается вводить (800 евро на человека). Вряд ли это можно назвать полноценным выходом. Во-первых, это не решает проблему неравенства. Разве что нейтрализует возможную радикализацию. Образ жизни людей на велфере может сам по себе означать деградацию значительной части населения, что является опасным и для общества, и для экономики, даже высоко роботизированной.

Более привлекательным ответом на указанные вызовы может стать нечто иное: массовое снижение планки (стоимости) доступа к экономической активности и революционное упрощение ее ведения. Помимо регулятивных барьеров перед теми, кто хочет начинать свое дело – даже самое кустарное – с нуля, стоят более серьезные препятствия: капиталоемкость проектов и доступность капитала вообще. Снизить эти барьеры призвана так называемая распределенная экономика. Ее главным лейтмотивом является децентрализация, что полностью соответствует цивилизационному вектору развития человечества – от вертикальных структур, скрепляемых внешним, «естественным» насилием со стороны лидеров (групп лидеров), к горизонтальным, основанным на добровольном, осознанном консенсусе участников тех или иных объединений. Первыми ласточками возникающей распределенной экономики будут энергетика (уже становится) и 3D-печать, позволяющая в дальнейшем переносить производство хотя бы частично из цехов в места проживания так называемого просьюмера (prosumer), производителя и потребителя продукции в одном лице.

Дело за малым. За трансформацией финансовой и банковской системы в направлении горизонтальной, распределенной структуры. Финансовая и банковская системы если еще не столкнулись в полной мере, то по крайней мере начинают ощущать воздействие нескольких новых факторов, как среднесрочных, так и долгосрочных. Долгосрочные напрямую связаны с тем, о чем мы говорили только что: материальное расслоение, вымывание среднего класса, следовательно – изменение качества массового клиента, изменение его поведения. При этом банки после долгого периода вольницы 1990–2000-х попали под более плотную опеку регуляторов, что снижает их конкурентоспособность по отношению как к традиционной «теневой» банковской системе (инвестиционные компании, хедж-фонды и т. п.), так и к новым технологичным формам финансовых организаций (платформы для краудфандинга, новые платежные системы и т. п.).

Еще одна проблема – глобальный характер экономики, и особенно финансов, которые так и остаются главным рычагом управления национальными хозяйствами почти всех стран мира, требуют искоренения странового и регионального эгоизма. Действительно, действия ФРС и ЕЦБ так или иначе воздействуют на весь мир вплоть уже до его самых дальних уголков где-нибудь в Африке, но, принимая решения о ставке или даже эмиссии денег, похоже, ни ФРС, ни ЕЦБ, ни усердно их копирующий в методах и энергичности стимулов Банк Китая не обращают должного внимания на это обстоятельство.

В финансовой и банковской системе сложилось явное противоречие между ее глобальным характером и региональными методами управления экономикой национальных центральных банков. Мне кажется, с помощью технологий эту дилемму можно начать разрешать намного быстрее, чем с помощью политических методов, таких, например, как создание «мирового центрального банка» с еще большими полномочиями, чем МВФ и Базельский комитет. Вряд ли кто-либо сегодня среди крупных экономик готов поступиться своим суверенитетом в такой степени. Однако технология заставит! Вместе с логикой эволюции.

Как может выглядеть новая распределенная финансовая система? Технологии для ее создания почти готовы, и некоторые ее элементы создаются прямо сейчас.

Цифра в $20 млрд уже известна многим – это экономия, которой, по оценкам, может достичь банковская система развитых стран от применения технологии блокчейна (blockchain). Эта оценка является очень приблизительной и скорее всего консервативной. Goldman Sachs, один из пионеров применения технологии в финансовом секторе, говорит о том, что, например, при выплате покупателю секьюритизированных ипотечных кредитов банка денег, поступающих от должников банка в ходе обслуживания кредита, с помощью данной технологии можно сэкономить 0,5 п. п. стоимости инструмента.

Сфера применения блокчейна намного шире, чем финансы. Эта технология идеально подходит для создания распределенного мира без границ на стыке виртуальности и реальности. Она должна была, обязана была появиться для обслуживания фундаментальных изменений в ходе эволюции нашей цивилизации, ее экономики и финансов.

Блокчейн (цепочка блоков) – технология, изначально созданная для реализации проекта криптовалюты. В конкретном случае – биткойна, но на самом деле любой криптовалюты.

Блокчейн – это открытая всем желающим и одновременно анонимная база данных, распределенная по архитектуре, т. е. без единого центра, хранящая свои копии на компьютерах – узлах сети. В нее помещаются все необходимые сведения обо всех сделках со всеми единицами того или иного актива, например каждой единицы криптовалюты, причем только после специального процесса верификации, исключающего любые манипуляции с этой базой. Новый блок, содержащий сведения о нескольких сделках, помещается в цепь-базу только после выполнения так называемым майнером весьма трудоемкой задачи по верификации блока, т. е. снабжения его неким идентификатором, связанным с предыдущим блоком в цепи.
Таким образом, блок помещается в распределенную (облачную) базу данных без единого сервера в результате консенсуса всего сообщества, вовлеченного в работу с ней, является гарантированно адекватным – и притом открыт для просмотра всеми желающими, хотя и не содержит личных данных участников сделок. Что это, если не почти идеальная распределенная горизонтальная структура в области финансов?

У технологии блокчейна существует ряд реализаций, которые делают ее по-настоящему прорывной. Это прежде всего умные контракты. Поскольку особенностью блокчейна является снятие ряда рисков – ликвидируется потребность в посредниках, отдельных регуляторах, в тех, кто обеспечивает исполняемость сделок, – например, клиринговых центрах, депозитариях, держателях залогов и т. п., – замечательным свойством умных контрактов становится то, что они на 100% исполняемы, так как осуществляются только с верифицированными активами, и притом автоматически. В контрактные отношения могут вступать люди, которые никогда не встречались, не имеют друг о друге никакого представления или свидетельств о своей надежности от третьих лиц. Надо ли говорить, что это радикально понижает стоимость входа в бизнес и его ведения?

Дешевые и быстрые сделки с помощью блокчейна, кроме всего прочего, позволяют включиться в бизнес и инвестирование большим массам людей с малыми и очень малыми средствами. Такие технологии делают доступными микроплатежи объемом в несколько центов.
Наконец, реализация технологии digital assets, соединяющей «интернет вещей» с финансами и – шире – умными контрактами, позволяет создать «интернет всего», internet of everything, когда, например, недвижимость и автомобили передаются из рук в руки людьми, которые никогда и нигде не встречаются. Возможности технологии на этом не исчерпываются.
Технология блокчейна фактически является тем самым ключом к децентрализованной демократичной экономике, о которой мы говорили. Сочетание распределенной экономики и распределенных финансов решают, как минимум в значительной степени, указанные в начале статьи проблемы.

Ряд стран выглядят наиболее готовыми уже сейчас к такому переходу. Несмотря на то что Филиппины первыми заявили о своей готовности поместить национальную валюту песо в блокчейн, на мой взгляд, к новой экономике комплексно готовы страны с наиболее развитым горизонтальным обществом, такие как, например, Швейцария (конфедерация с элементами прямой демократии), США (почти конфедерация с обилием горизонтальных общественных структур), Швеция и вообще Скандинавия («коммунальные» страны, активно продвигающие новую энергетику). В весьма малой степени пока готов к этому переходу Китай, но это лишь временно – скорость его социального развития лишь нарастает.

После Великой рецессии глобальные трансформационные процессы неизбежны, и они идут. Будущее создается сейчас. Сегодня, когда говорить об экономике без рассуждений о технологии становится просто невозможно, упустить момент, возможно, означает отстать навсегда.

Автор: Николай Кащеев, директор по исследованиям и аналитике Промсвязьбанка

Источник: Ведомости



Categories: Econmag, Общество, Финансы, Экономика

Tags: , , ,

Leave a Reply

9 Комментарий на "Где выход из экономического тупика?"

Notify of
avatar
Анонимно
Гость

Получается по сути, все эти банковские блокчейны никак не защищены от внешних атак извне, если допустим один из пулов захочет атаковать такой чейн? И применение ему только как закрытая бд, причём не особо быстрая и легко атакуемая 51%? Если так, тогда биткоину нечего опасаться.

Злой разбойник Бармалей
Гость

роботы вытесняют людей из массовых профессий -> средний класс скукоживается -> потребление и экономика затухает — пока все логично

потом перепрыгивают на децентрализованные системы
как децентрализованные системы (блокчейн, 3D-принтеры и т.п.) помогут среднему классу быть конкурентноспособнее роботов ?

Анонимно
Гость

Никакой логики на самом деле нет. Человечество делает это на протяжении всей своей истории, и ничего не скукоживалось и не затухало, а зачастую и наоборот, а тут вдруг, начало, с какого то перепуга, скукоживаться и затухать.

Анонимно
Гость

Недвижимость и автомобили передаются из рук в руки людьми, которые никогда и нигде не встречаются. Для этого нужно ликвидировать границы. Реально нац.лидеры начинают городить эти границы даже в интернете. Для сетевой экономики общество должно упралятся не всякими там нац. лидерами, а свободной от них сетью. Этому поможет интернет вещей и развитый ИИ.

Asd_Skala
Гость

Одни копипасты

Анонимно
Гость

Автор как всегда забыл упомянуть, что это все закрытые блокчейны с 0 безопастностью.

wpDiscuz