Возможен ли мирный политический протест в “Стране Свободы”?

paypal-header-810x456

Кейт Уилсон Дауни – не из тех, кто отсиживается в стороне. В восемнадцать лет, он открыл свое первое дело. А во время арабской весны, оказывал серьезную помощь демократическим активистам в Иране и других странах. За свою политическую деятельность он подвергся преследованиям – однако, не в авторитарных странах, а в “Стране Свободы” – США.

Однажды Кейт проснулся в собственном доме с дулом винтовки M4 у головы. После того, как ворвавшаяся в его дом в январе 2011 года группа захвата ФБР предъявила ему ордер на обыск, правительство США запретило ему выходить в интернет и пригрозило пятнадцатилетним тюремным сроком. Его преступление заключалась в организации мирных интернет-протестов для защиты свободы слова.

Правительство обрушилось на Кейта, потому что он решил открыто выразить свой политический протест.

Кейт — участник команды PayPal14, состоящей из четырнадцати американцев, арестованных за протест против PayPal в декабре 2010 из-за участия этой компании в незаконной финансовой блокаде WikiLeaks. Орудием протеста группа избрала DDoS-атаку. Суть DDoS-атак в использовании множества компьютеров для того, чтобы создавать больше соединений с вебсайтом, чем может быть им обработано, таким образом делая сайт недоступным для пользователей. Фактически DDoS-атаки — это инструмент протеста для онлайн-выражения гражданского неповиновения. В этом случае около 10 000 протестующих использовали LOIC (низкоорбитальную ионную пушку) – модифицированный инструмент стресс-тестирования сети — вместе с сетью IRC-каналов для координации DDoS-протеста в знак поддержки права на свободу слова WikiLeaks как журналистской организации.

Спецслужбы против протестующих

Тот, кто проводит DDoS-атаки — будь то протестующие или правительственные спецслужбы — может легко избежать обнаружения. Один из способов— использование VPN (виртуальной частной сети) — нескольких серверов, объединенных в одну сеть, скрывающих ваш IP-адрес. Однако, Кейт решил не использовать VPN во время участия в протесте, потому что видел в этом акт гражданского неповиновения. Он посчитал, что просто обязан поучаствовать в этом, как гражданин, обладающий знаниями, необходимыми для такого протеста.

Агенты ФБР после ареста спросили у него, использует ли он какие-либо способы, чтобы не раскрывать себя в сети. Кейт рассказал им о VPN, и тогда агенты поинтересовались, почему же им вообще удалось его обнаружить.

“Можете до посинения рассказывать мне о том, что мои действия незаконны, но вы никогда не убедите меня в том, что я поступаю неправильно”, — ответил Кейт агентам. Он твердо верит в то, что гражданский долг заключается в том, чтобы быть информированными, знать о планах правительства и защищать свободу прессы.

“Профессия журналиста — это единственная профессия, защищаемая Конституцией. Если нет свободы прессы — нет и свободы. Они контролируют изложение фактов”.

Правительство ополчилось на WikiLeaks в связи с файлами о войне в Ираке и дипломатическими телеграммами США. Госдепартамент США попросил PayPal прекратить обработку платежей для WikiLeaks как часть более широкой незаконной финансовой блокады. PayPal обрабатывал платежи WikiLeaks через немецкий некоммерческий фонд, занимающийся благотворительностью по всему миру в области сбора средств для обеспечения свободы информации. PayPal тут же согласился “подсобить правительству”. В ответ на это, группа PayPal14 начала свои атаки на PayPal.

Из попавшего к WikiLeaks армейского меморандума видно, что в программе анализа разведывательных данных Минобороны США WikiLeaks расценивается как “угроза армии США в защите потенциала боевых возможностей, контрразведки, секретных операций (OPSEC) и безопасности данных (INFOSEC)”. По логике этого меморандума, все независимые СМИ представляют потенциальную угрозу. Эта же логика прослеживается в новой инструкции Министерства обороны, в которой журналисты классифицируются в качестве “непривелигированных участников конфликта“. Министерство обороны угрожает свободе слова, рассматривая WikiLeaks как угрозу национальной безопасности. Кейт делает более глубокие выводы.

“Это нарушение принципа свободы прессы, WikiLeaks — это журналистская организация. Банки без какого-либо приказа от правительства не имеют права указывать мне, куда отправлять свои деньги”.

Верховный суд в деле граждане против Избиркома (2010) вынес решение о том, что у корпораций есть право тратить любые суммы на финансирование политических кампаний, т. к. финансирование — это своего рода политическое выражение. Кейт и другие протестующие считают, что сейчас защита равенства политического выражения в США важна как никогда.

Не говорите: DDoS-атаки это хакерство, а хакерство — это утечки информации, а утечки информации — это терроризм. О боже, терроризм! О боже, кругом террористы! 

Говорите: Так у меня есть свобода слова, или нет?

Цена репрессий

Это дурацкое “дело хактивистов” на самом деле обошлось Кейту, другим участникам PayPal14 и налогоплательщикам США дороже, чем вы себе представляете.

Кейт был обвинен в правонарушении, заключавшемся в нанесении ущерба защищенному компьютеру без необходимых полномочий, что было квалифицировано как преступление в соответствии с Актом о компьютерном мошенничестве и злоупотреблении (CFAA). Он заплатил $5600 в качестве возмещения убытков в день своего ареста — кредиткой, которую потом не мог погасить, потому что остался без работы. Еще 10 участников группы PayPal14 получили год условно, потому что они не смогли оплатить судебные издержки даже в кредит. Их условное заключение заканчивается в конце этого месяца.

До того как федералы на несколько месяцев запретили Кейту пользоваться интернетом, он был главой IT-компании. Этот запрет разрушил его бизнес, потому что он не мог делать свою работу. В результате две музыкальные студии и две местные кофейни оказались без своего технического специалиста. Позже калифорнийский судья отменил этот запрет, после того как за PayPal14 вступился серьезный адвокат, но было уже слишком поздно. Правительство не предоставило Кейту никакой компенсации.

Налогоплательщики же, со своей стороны, оплатили семизначный счет за операцию федералов против PayPal14. Прямая стоимость одного лишь дела Кейта для налогоплательщиков составляет: 4,5 года “освобождения из-под стражи до рассмотрения дела в суде”, ($10/день* 365 * 4,5 = $16 425), ежемесячно или раз в два месяца анализы на наркотики ($42 * 18 * 4,5 = $3402), потеря налогов от того, что Кейт не мог работать (приблизительно $21 500) и компьютерные проверки намерений обвиняемого — как будто бы эта тактика могла быть эффективной против технического специалиста в деле, которое грозило ему арестом, — более $41 376. Умножьте эту сумму на четырнадцать и получится, что примерная стоимость для налогоплательщиков составила 579 тысяч долларов без учета расходов на расследование и административных расходов, таких как оплата высокопоставленных агентов ФБР, расходов на вооруженную группу захвата и т.п. — а это вовсе не дешево. Оценить стоимость федерального расследования очень сложно. Информация такого рода не разглашается. Тем не менее, по некоторым источникам стоимость расследования может с легкостью составить еще $500 000. Получается, что разгром маленькой группки мирных цифровых активистов за участие в паре мирных демократических акций обернулся семизначным счетом, который придется оплатить налогоплательщикам.

К тому же экономические издержки от того, что один только Кейт не мог работать ($30 000 * 4,5 = $135 000), составили $154 827. Социальные потери от того, что он не мог оказывать волонтерскую экспертную поддержку демократическим мирным активистам во время Арабской весны (40-50 часов/месяц – помощь с IRC * $60/почасовая оплата для его клиентов * 4,5 года * 12 месяцев/год = $145 800) — неизмеримы. Экономические издержки волонтерской работы Кейта составили бы еще одну шестизначную сумму, если считать по его прежней часовой ставке — если бы он не работал бесплатно.

Непропорциональное применение силы

Кейту также запретили год пользоваться Twitter. С его точки зрения, этот запрет был нужен для того, чтобы он не контактировал с другими протестующими, которые используют этот сервис для обхода полицейских запретов, что в случае Кейта вообще неактуально. Еще ему запретили использовать IRC на протяжении 4,5 лет — на весь период до рассмотрения дела в суде.

Это как если бы кто-то в знак политического протеста стоял со знаком у входа в книжный магазин, продающий запрещенные книги, а в наказание получил запрет заходить в магазины и работать в компании, изготавливающей знаки. И это все несмотря на то, что позже книжный магазин заявил властям, что не понес никаких убытков в результате этого протеста.

PayPal заявил об убытках из-за протеста в $5,6 миллионов. Однако позже компания заявила в Комиссию по ценным бумагам, что этих убытков в данном квартале не было. Это значит, что PayPal мог преступить закон, следуя инструкциям Правительства США о подавлении политических активистов.

“PayPal мог просто подать гражданский иск — не было причин выдвигать уголовное обвинение”, — считает Кейт. Однако именно уголовные обвинения PayPal, выдвинутые через Минюст, являются единственной причиной того, что Кейту и его команде было вынесено обвинение в уголовном преступлении. Согласно Акту о компьютерном мошенничестве и злоупотреблении (CFAA), сетевые атаки расцениваются как преступный сговор и нанесение ущерба защищенному компьютеру, даже если ущерб не был нанесен. Технически, нарушение Пользовательского соглашения Facebook — это также нарушение в соответствии с CFAA. Это конкретный пример туманности и нечеткости законов. Некоторые ученые и комментаторы, например Харви Сильвергейт, даже высказали предположение, что каждый человек совершает три тяжких преступления в день — если бы федералы захотели выдвигать обвинения.

И хотя считается, что Правительство США существует для защиты жизни, свободы и процветания граждан, в деле PayPal14 оно выступило против демократических активистов, атаковав мирных протестующих в их собственных домах. Правительство, по всей видимости, подтолкнуло частную компанию на мошенничество и лжесвидетельство. Принципиально неправильное восприятие группы Anonymous как террористической организации объясняет возникающий страх, который порождает такую реакцию.

“Для Правительства есть черное и белое, они не понимают, чем на самом деле являются группы вроде Anonymous — это платформа, сеть, здесь нет иерархии, это не одна группа, все люди могут присоединяться, делать предложения, помогать. Мы сумеем достичь своих целей, если все эти маленькие операции будут давать результаты”, — считает Кейт.

Однако ни широкая общественность, ни правовая система пока еще не успевают за технически-ориентированными активистами. Правительство не желает проводить четкую линию между такими группами как Anonymous или WikiLeaks — сетями негосударственных субъектов и групп, проводящих информационные операции, — то, что всегда делала свободная пресса, и террористическими группировками, такими как Аль-Каида, использующими информацию и физическую силу с политическими целями. Многие стремятся использовать силу, но это не единственный способ победить. Ведь многие участники таких групп как Anonymous на самом деле верят в то, что защищают ценности, на которых когда-то были основаны США. Судебное преследование участников такого мирного протеста — это огонь по своим.

Источник: rebelnews.com



Categories: Безопасность, Государство, Политика, США

Tags: , , , ,

8 replies

  1. Если автор считает что это мирный политический протест, то он в корне ошибается. весной хакеры устроили дос атаку на один французский журнал. Он закрылся на 2 дня и получил большие убытки. Дос палки тоже привел к существенным потерям, нужно выбирать другие методы воздействия – на законодательном, на местном, через повальное освещение ситуации

    • А почему всех хакеров гребут под одну гребенку, они могут действовать и в одиночку и в составе группы и по заданию правительства наверное тоже могут,
      кроме того все люди разные и могут действовать и по своим личным убеждениям и хакеры не исключение.

    • “PayPal заявил об убытках из-за протеста в $5,6 миллионов. Однако позже компания заявила в Комиссию по ценным бумагам, что этих убытков в данном квартале не было.”

      о каких больших убытка вы говорите?

  2. Запретить человеку пользоваться интернетом в наше время это сродни как раньше запрещать читать книги и газеты. Преступление против личности.

    • Незнаю, статья вызвала двойные ассоциации с одной стороны, палка ж не просто так ограничила работу с Викиликс, а действовала согласно распоряжению спецслужб, чего он Вашингтон тогда не поддосил. А с другой стороны, ну хочется парню быть в постоянном напряжении. Для этого везде повод найдется.

    • В штатах многих хакеров приговаривают к срокам большим и помимо всего прочего запрещают не только интернетом пользоваться но и даже компьютером.

  3. МИРНЫЙ политический протест – это демонстрации, митинги, пикеты, петиции… Но DDoS-атаки – это уже никак не назовешь мирным протестом. Это внесудебная расправа. Причем расправа не с преступником, избежавшим законного наказания, а с вполне себе законопослушной частной компанией. И не только с ней, а и с тысячами ее клиентов, которые вообще никаким боком не относятся ко всей этой истории. За такое надо бить по ушам.

    • Хотя по сути, блокирование доступа к ресурсу мало чем отличается от, например, перекрытия дороги. Всё зависит от целей, с которыми это делается. Но в них правительства разбираться уж точно не будут

Поделитесь своими мыслями

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s