Кто такие Интернет тролли

Trolls-can-wreck-lives.-006

В чем разница между троллем и кем-то, имеющим плохие манеры?

В настоящее время в Великобритании и некоторых других странах приняты так называемые Законы против Троллей. В общем и целом, они дают Интернет – провайдерам полную свободу в публикации контента, при условии, что они согласятся идентифицировать личность любого из своих пользователей. Чтобы затребовать подобные сведения, потерпевшая сторона должна будет доказать, что ее репутация серьезно пострадала; в таком случае она сможет получить доступ к информации о личности обидчика и, при желании, подать на него в гражданский суд. Интернет-оскорбление все же не расценивается как уголовное преступление. Однако, в этой связи возникает интересный вопрос: кто же такие вообще эти тролли.

Зачастую этот термин неправильно используется. Франк Циммерман, который был осужден условно за то, что осведомился у Луизы Мэнш, кого из ее детей ему оставить в живых, отнюдь не тролль. Таких, как он, именуют хейтерами (ненавистники от англ.Hate-ненавидеть). Угроза расправы выводит его за рамки обычного хейтера, превращая его в уголовника; однако он – хейтер, как ни крути. В песне Изабель Фэй хорошо описаны хейтеры: их точно нельзя приравнять к троллям, хотя многие люди (включая Фэй) используют оба этих термина как взаимозаменяемые. Тролли, зачастую, не намного приятнее хейтеров, у них просто другая цель. Они не хотят оскорбить определенного человека, а скорее спровоцировать спор и втянуть в него максимум участников, не ограничиваясь лишь первоначальной жертвой. Это чем-то напоминает рыбалку: ты закидываешь какую-либо глупость (наживку), и смотришь, как мир на неё клюет.

В наше время эффект от троллинга может быть поистине разрушительным, в особенности для людей, которые  подверглись нападкам потому, что с самого начала показали свою слабость. Оливия Пенпразе из Мельбурна, Австралия, в 2010 году начала вести блог, описывая свою депрессию. С тех пор она получила массу писем поддержки, среди которых, однако, было несколько троллей, советовавших ей покончить жизнь самоубийством, потому что она – уродина и лучше бы ей умереть. Не так давно, в возрасте 19 лет, она покончила жизнь самоубийством. В прошлом году в Ворчестере также поступила, не выдержав нападок, пятнадцатилетняя Наташа Мак Брайд. После ее смерти Шон Даффи высказал свое мнение о том, что никто ее не оскорблял, она просто была самая обыкновенная проститутка, за что получил 18-недельное заключение под стражу и запрет пользование соцсетями в последующие 5 лет. В этом вся соль троллинга. Они жаждут услышать негодование общественности: «как вы вообще можете такое говорить?». Ричард Вайзман, профессор психологии в университете Хертфордшира, который также делает классные видео, повстречал на своем пути немало хейтеров и не реагирует на их нападки. Он уверен, что это прямое следствие онлайн-общения («в Интернете сняты все социальные ограничения, и люди в какой-то момент осознают, что они могут свободнее выражать свое мнение, нежели в реальной жизни»). Также влияет и то, что круг общения в Интернете гораздо шире, чем в реальной жизни. Но в то время как ненависть никак не трогает профессора, с троллингом дела обстоят труднее: «Было несколько комментариев, которые были поистине расистскими. Я невольно вздрагивал. Сидишь и думаешь: неужели реально стоило такое писать?»

Троллинг на почве расизма, возможно, самое распространенное явление. К примеру, недавно Лиам Стейси был приговорен к 56 дням тюремного заключения за оскорбительные сообщения в твиттере типа «LOL» и «Муамба сдох, хахахха», после того как футболист Фабрис Муамба потерял сознание прямо на поле во время апрельского матча. В основном случаи троллинга остаются безнаказанными, а если процесс законодательного преследования и начался, то он часто заканчивается ничем. Тролли очень любят смаковать тему насилия над женщинами (недавно я была просто сражена заявлением человека, который “хотел поиметь Джози Лонг в глаза”), при этом такие оскорбительные заявления чаще всего оказываются безнаказанными.

Разумеется, троллить можно и менее агрессивно, достаточно всего лишь порыскать в Интернет-сообществах, где собираются люди мыслящие определенным образом, и высказать пару идей, которые выведут их из себя. Если вам интересно попробовать такой вид троллинга, чтобы лучше вникнуть в то, как это работает, то вы можете отправиться на Интернет сайт Guardian в раздел “свободное комментирование” и написать что-то вроде “люди не должны заводить детей, если они не могут себе позволить их содержание, и точка» или “мужчины любят худеньких, вот почему вы не найдете ни одного банкира у которого толстая жена, НЕ ТАК ЛИ?”. Или “Мужчины любят секс. Женщины любят нежности. ПРОСТО СМИРИТЕСЬ”. Или “никто даже не знает, что такого в газах, якобы создающих парниковый эффект. Да как я вообще могу относиться серьезно к «климатическим изменениям», когда никто ничего толком об этом не знает?”. Что интересно, эти посты, должна признать, меня слегка задевают, даже несмотря на то, что их написала я сама!

Вайзман считает это прямолинейной разновидностью пранкинга (розыгрыш, обман). « Это ведь контролируемый процесс, разве не так? Попытка задеть чувства людей. Другие люди считают, что ты искренен в том, что написал, а по факту ты пытаешься заставить их отреагировать. Прикинуться сторонником какой-либо идеи, чтобы получить определенного рода ответ. Так случилось, что ранее мы часто наблюдали такой трюк с либеральными ценностями, а сейчас это происходит с ценностями крайне нелиберальными».

Я полагаю, что троллинг – это нечто более гнусное, чем обыкновенный пранкинг. Однако, исходя из того, что подобные комментарии искажают или ломают ход беседы, мне видится в них попытка перевести спор в неконструктивное русло. Это может делаться с целью помешать людям с похожими взглядами извлечь что-то полезное из дискуссии. Такие люди могут обсудить разногласия, дабы перевести дискуссию в более здоровое русло, и рассмотреть ситуацию со всех сторон. Вставлять палки в колеса и отвлекать людей, постоянно напоминая им об их изначальной принципиальной позиции – прекрасный способ похоронить  конструктивный диалог.

Вывод отсюда следующий: не кормите троллей. Но и это в свою очередь деструктивно тем, что в глазах других вы можете показаться слабым, что лишь усилит позиции самих троллей. Также есть шанс, что вы примете за тролля человека с верной точкой зрения, но имеющего плохие манеры.

Зачастую, тролли кажутся довольно-таки милыми, когда вы разговариваете с ними. Порой они могут написать нечто вроде «когда же ты уже очнешься и поймешь, что вонючая шайка либералов разворовала эту страну», а через минуту «прости, я вспылил. Это все из – за пробки, в которой я тут застрял, возвращаясь из садоводческого магазина…» Гуманизация приводит к тому, что в Интернете люди ведут себя плохо, потому что не чувствуют ответственности за виртуальное общение. Наши стандарты вежливости напрямую связаны с физическим самоощущением. Лишенные одного аспекта мы автоматически чувствуем себя свободными и от другого. Называть Интернет-троллей «троллями» – не сильно то и помогает. Грубияны – куда более подходящее определение.

Источник: theguardian



Categories: Новичкам, Образование, Общество

Tags: ,

4 replies

  1. Свой свояка видит из далека. Троли и гос. бюрократия испольльзуют одни и теже методы. У них любовь на подсознательном уровне.

  2. Там зефир с колен поднимается, а вы про трелей пишите. Ну вы чего?

    • Там еще непонятно, действительно ли он поднимается, или налицо целенаправленный памп. Учитывая внезапные объемы, второе наиболее вероятно, кстати.

  3. Спасибо, интрнесно. Кто такие тролли и с чем их едят, добавил бы я)

Поделитесь своими мыслями

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s