Напечатанный пистолет: оружие в войне между контролем и свободой слова

liberator-3d-gun-vv-02Недавно исполнилось 2 года с того момента, как Коди Уилсон (Cody Wilson) получил письмо от Госдепартамента США с требованием удалить чертежи его напечатанного из пластика пистолета из сети Интернет. В противном случае его ожидали обвинения в нарушении запрета на международный экспорт вооружений.

Сейчас Уилсон оспаривает это письмо. Делая это, он подогревает противостояние между сторонниками контроля оружия и защитниками свободы слова в эпоху, когда грань между смертельным оружием и набором единиц и нулей размывается как никогда раньше.

Адвокатская группа Defense Distributed защищает производство пистолета Уилсона и совместно с группой по правам на оружие «Фонд Второй Поправки» (Second Amendment Foundation). Они подали иск против Госдепартамента и нескольких других органов, включая Секретаря Штата Джона Керри (John Kerry). В своём заявлении они утверждают, что агентство Департамента, которое называется Дирекция по защите торгового регулирования (Directorate of Defense Trade Controls, DDTC), нарушило первую поправку о свободе слова, запретив Defense Distributed публиковать файл для 3D печати однозарядного пластикового пистолета, известного как Либератор, вместе с коллекцией печатаемых частей пистолета на своём веб-сайте.

AR-15

Один из вариантов комплектации штурмовой винтовки AR-15

В своём письме к Defense Distributed, DDTC ссылается на давно вызывающий споры набор правил, известный как Регулирование Международного Трафика Вооружений (International Traffic in Arms Regulations, ITAR), который регламентирует то, в каких случаях и каким образом американцы могут импортировать или экспортировать оружие через границу США. Другими словами, просто опубликовав файл для 3D печати на веб-сайт, Defense Distributed, по мнению DDTC, потенциально нарушают режим экспорта оружия, как если бы они поставили ящик AR-15, скажем, в Мексику. Однако, согласно иску группы, вне зависимости от того, является Либератор оружием или нет, его чертежи — это «форма речи», а свобода слова американцев, в том числе и онлайн, защищена законодательно, даже если представленная информация позволяет создать оружие парой кликов мышкой.

«Интернет доступен по всему миру, поэтому публикация чего-либо в Интернете приравнивается к экспорту, но Госдепартамент оправдывает этим предварительное ограничение на Интернет-публикацию,» — говорит Алан Гура (Alan Gura), адвокат, ведущий этот иск. Он использует правовой термин «предварительное ограничение», чтобы указать на цензуру речи до публикации. «Это вопиющая, необузданная узурпация власти над словом, которая…недопустима, согласно нашей конституции.»

«Если код — это речь, конституциональные противоречия очевидны…Но что, если код — это оружие?» — спрашивает Коди Уилсон, основатель Defense Distributed, радикальный либертарианец, который бросил Техасский Юридический Университет, чтобы основать группу по борьбе за право на огнестрельное оружие. «Скорее всего, ничто не сможет встать на пути его распространения среди людей, но они всё же настаивают на необходимости оставить  за собой эту власть».

Возвращение криптовойн

За ITAR уже тянется длинная история использования как угрозы для Американцев, публикующих неоднозначный код. В 90-х такое же регулирование было использовано для нападков на криптографов, которых обвиняли в том, что они опубликовали онлайн первые свободно доступные инструменты сильной криптографии. Согласно правилам ITAR, куски неуязвимого криптографического программного кода, наподобие PGP, считаются военными боеприпасами. Изобретатель PGP Фил Циммерманн (Phil Zimmermann) на три года даже попал под следствие Департамента Юстиции. Эти трения получили известность в истории, как криптовойны.

В конечном итоге, Депртамент Юстиции забросил это расследование, так и не выдвинув никаких обвинений и ничего не пояснив. Но до того, как это случилось, криптограф Дэн Бернштейн (Dan Bernstein) подал в суд на Госдеп, заявив, что ITAR — это неконституционное нарушение Первой Поправки. Тогда он победил. Но правительственные адвокаты подали апелляцию, и контроль за криптографическим программным обеспечением был передан от Госдепартамента в Министерство Торговли, и таким образом защитили ITAR от признания неконституционным в рамках дела «Берштейн против Соединённых Штатов».

Иск Уилсона, спустя два десятилетия, снова испытывает ITAR на совместимость с Первой Поправкой. Только на этот раз битва идёт не за код, ошибочно признанный оружием.  Обсуждаемый код действительно является оружием.

«Это второй камень в их огород», — говорит Уилсон. «Очень остро чувствуется духовная преемственность Бернштейну.»

Однако далеко не все юристы убеждены, что аргумент Первой Поправки о свободе слова, используемый Defense Distributed, в этот раз окажется столь же убедительным, как и в деле Бернштейна. «Запрос Госдепартамента на удаление контента, вероятно квалифицируется как предварительное ограничение, к которым суды относятся крайне враждебно», — написал адвокат по интеллектуальной собственности Ансел Халлибартон (Ansel Halliburton) в статье для Techcrunch после того, как письмо Госдепа было направлено Defense Distibuted. «Но возможность скачать файл, нажать «Печать» и получить детали для оружия может подтолкнуть некоторых судей назвать оружием CAD-файлы и разрешить правительству регулировать их соответствующим образом.»

Сам Фил Циммерманн, которому в 1993 году грозило уголовное преследование за нарушение ITAR, говорит, что поддерживает иск Defense Distributed и верит в то, что аргумент Первой Поправки должен применяться к коду оружия точно так же, как и к коду криптографии. «Я вижу, что дело очень похоже на ситуацию с PGP,» — говорит он. «Я не поклонник оружия. У меня нет пистолета. Но публикация чертежей оружия не должна быть чем-то незаконным.»

Вторая и Пятая поправки тоже идут в дело

В команде юристов Defense Distributed также состоит Алан Гара (Alan Gura), который успешно отстаивал право на хранение и ношение оружия, гарантированное Второй поправкой, в Верховном суде, а также адвокат-специалист по ITAR  Мэтью Голдштейн (Matthew Goldstein). Уилсон рассказал, что также получил дополнительную правовую консультацию от группы по защите гражданских свобод Electronic Frontier Foundation (EFF) вскоре после получения письма от Госдепартамента. EFF отказалась дать комментарии изданию WEIRED.

Фактически, команда юристов нападает на Госдеп не только по Первой Поправке: их жалоба также затрагивает Вторую Поправку, утверждая, что запрет правительства на распространение файлов печатаемого оружия для Defense Distributed противоречит праву членов и последователей группы на хранение и ношение оружия. Это ставит под сомнение право Госдепартамента регулировать публикацию технических данных, которое было в своё время предоставлено конгрессом в соответствии с Законом о контроле над экспортом вооружений в 1976 году.

Также Defense Distributed упрекает Госдепартамент и в нарушении пятой поправки. Они утверждают, что право сотрудников на «надлежащее судебное разбирательство» также было нарушено. Ни одно правительство, по их словам, не имеет права угрожать преследованием кому угодно из Defense Distributed без решения о том, была ли вообще законной публикация или нет, и даже не обозначив срок, в который это решение должно быть принято. Defense Distributed утверждает, что направлял DDTC запрос на соответствие ITAR публикации файлов после получения их письма, но в течение двух лет он остаётся без ответа.

Иск указывает на ущерб, причинённый Госдепартаментом за годы запрета деятельности Defense Distributed. Но прежде всего, иск подан с целью наложения судебного запрета на действия Госдепартамента, чтобы предотвратить цензуру файлов Defense Distributed. Если этот запрет будет одобрен, группа сможет немедленно опубликовать множество чертежей пистолета, разработанных за последние 2 года, даже до любого решения, которое будет в дальнейшем принято по иску.

Издание связалось с Госдепартаментом для получения комментариев о ходе рассмотрения иска и обновит информацию, как только получит эти комментарии.

Разумеется, Госдепартамент, использующий ITAR в борьбе с Defense Distributed, никак не смог предотвратить распространения файлов для 3D печтати в сети. Напротив, страх правительственной цензуры породил  более 100 000 загрузок чертежей Либератора за 2 дня. К тому времени, как файл был удалён с сайта Distributed Defense, он уже появился в The Pirate Bay и других bittorrent сайтах, откуда удалить его стало практически невозможно. Ещё год спустя, профессиональные оружейники на таких сайтах, как FOSSCad и GrabCAD продолжили совершенствовать дизайн Либератора и публиковали свои чертежи печатаемых револьверов и ружей.

Технически, каждый из этих сайтов также нарушал ITAR. Но распространение потенциально нарушающих ITAR файлов в Интернете показывает всю абсурдность и бесполезность попыток Госдепартамента пресечь цифровую контрабанду, говорит Мэтью Голдштейн, эксперт правовой команды Defense Distributed по вопросам ITAR.

«Вы просто не сможете ничего предпринять. Вы можете наказать кого-нибудь за речь, потому что кто-то верит, что речь может быть использована для плохих вещей…Только вдумайтесь, какой беспорядок будет со всем контентом и его репостами», — говорит Голдштейн. «Это всё равно, что пытаться отлавливать частицы дыма.»

По материалам Wired



Categories: Политика, Технологии

Tags: ,

Leave a Reply

8 Комментарий на "Напечатанный пистолет: оружие в войне между контролем и свободой слова"

Notify of
avatar
trackback
Реакция на приговор Россу Ульбрихту | Bit•Новости

[…] – Коди Уилсон, анархист, разработчик open source-оружия, компоненты которого можно распечатать на […]

Анонимно
Гость
Вся эта суета вокруг печати оружия не стоит и выеденного яйца. Напечатать на 3D-принтере огнестрельное оружие НЕВОЗМОЖНО. И никогда не будет возможно в будущем. Ключевая деталь огнестрела — ствол — делается из высокопрочной стали, способной выдерживать давление пороховых газов в тысячи атмосфер. Затвор и удерживающая его пружина тоже должны быть металлическими и очень прочными, иначе при выстреле всё это хозяйство прилетит стрелку в лицо. Боек тоже стальной. Боеприпасы напечатать невозможно. Если у кого-то есть готовый стальной ствол, расточенный под нужный калибр, затвор, боек, пружина и боеприпасы, никакое 3D ему уже не нужно. Подойдет любой детский пистолет из пластмассы. И появление… Read more »
arvicco
Администратор

В целом верно, но паническая реакция государства на этот «игрушечный пистолет» (причем государства, где свобода владения оружием прописана в Конституции) сама по себе о многом говорит.

Анонимно
Гость

В этом деле тупят обе стороны. Либертарии зачем-то называют «революцией в доступе граждан к огнестрельному оружию» печать пластиковой рукоятки. А госструктуры зачем-то пытаются запретить публикацию чертежей этой бессмысленной рукоятки ( и это притом, что в сети доступны подробнейшие чертежи реального огнестрельного оружия ).

Реальный огнестрел всегда вытачивали на металлорежущих станках, причем делали это задолго до появления Интернета. Купить такой станок сейчас может любой желающий. Появление 3D-печати вообще ничего не изменило в возможностях частного изготовления огнестрельного оружия.

sonsoros
Гость

Не стоит, наверное, быть столь категоричным. Вполне возможно что появится либо принтер печатающий «жидкой» сталью, либо, что более вероятно, откроют пластик не уступающий или даже превосходящий по прочности любую известную сталь.

А к этому времени никаких законодательных тормозов не будет, и я думаю эти ребята не зря тратят свое время и деньги, они готовят почву,
Не удивлюсь, если какая-нибудь американская кампания такие разработки уже ведет.

Анонимно
Гость

Видите ли, нет никакой необходимости сидеть и ждать появления жидкой стали или суперпластика. В свободной продаже имеются настольные токарно-фрезерные станки с ЧПУ, на которых можно легко выточить всё, что нужно.

А если, как вы пишете, к тому времени не будет законодательных тормозов, то самым лучшим выбором будет покупка готового оружия промышленного изготовления.

romanosrich
Гость
В настоящее время, разницу в использовании 3D принтера и токарно-фрезерного станка с ЧПУ можно сравнить с вождением автомобиля и пилотированием самолета. Для рядового обывателя, работа на станке с ЧПУ делается менее привлекательной по сравнению с 3D принтером, из-за необходимость знать технику безопасности при работе на станке, устройство и техническое обслуживание станка, параметры металлорежущего инструмента, использование коррекции на инструмент и системы координат заготовки и пр. Именно разница в простоте использования средств производства оружия и создает проблему в глазах государственных чиновников: “Но возможность скачать файл, нажать “Печать” и получить детали для оружия может подтолкнуть некоторых судей назвать оружием CAD-файлы и разрешить правительству… Read more »
Анонимно
Гость

Я согласен с вами, что выточить все необходимые детали оружия на станке весьма и весьма непросто. Но что нам с того, что пользоваться 3D-принтером гораздо проще, чем станком, если на принтере изготовить все необходимые детали оружия всё равно невозможно?

Если когда-нибудь в отдаленном будущем появятся некие сверхматериалы, из которых можно будет напечатать ствол, выдерживающий давление пороховых газов при выстреле — тогда и появится тема для разговора.

wpDiscuz