Лучше темный рыцарь, чем никакого

3308496125_60e9ddf73f_b

Ниша, которую займет Биткойн в обществе, пока остается неясной. Влиятельные банки и финансовые компании уже принялись адаптировать блокчейн-технологии к своим требованиям, и далеко не всех потенциальных пользователей интересуют политические и идеологические аспекты криптовалют. В данной статье Бретт Скотт излагает не совсем традиционный взгляд на то, почему Биткойн, несмотря на все свои недостатки и «темные» стороны, может стать нашим спасением в новой, еще более эффективной и абсолютно прозрачной экономике.

На шахматного рыцаря* можно смотреть с двух разных точек зрения. Во-первых, мы можем рассмотреть его «вблизи» и проанализировать его в абсолютных терминах как закрытую систему. Какова его форма? Каковы его возможности? Какой язык он использует для описания себя?

* В статье упоминается Knight — слово, обозначающее и «рыцаря», и шахматного коня. Чтобы лучше передать смысл и дух статьи, было решено выбрать первый вариант. Постарайтесь на время прочтения представить, что фигура и по-русски называется «рыцарем» 🙂 — прим. перев.

Во-вторых, мы можем отойти подальше и проанализировать рыцаря в относительных терминах — рассмотреть его по отношению к слонам, пешкам и ладьям на доске, изучив его как один из элементов большей интерактивной системы.

Биткойн и другие криптовалюты также можно рассматривать с двух точек зрения. Мы можем погрузиться в код, в отношения биткойн-сообщества и его риторику и попытаться выяснить, позитивна ли эта внутренняя динамика. Или же мы можем проигнорировать нюансы кода и провозглашаемые цели сторонников криптовалют и вместо этого анализировать Биткойн в контексте остальной монетарной системы, финансового сектора и традиционных общественных институтов.

Однако я использую аналогию с шахматной доской осторожно. На самом деле наш мир — не игра, разыгрываемая различными институтами с фиксированными свойствами, подобными шахматным фигурам. И все же эта аналогия полезна, потому что помогает увидеть, что особенности, присущие, скажем, рыцарю, на самом деле нужно воспринимать в контексте, в котором он находится. Биткойн существует не в вакууме, поэтому его атрибуты могут проявлять себя только в пределах ограничений, заданных другими сторонами на более обширной метафорической доске.

Это важно потому, что от этого зависит, как мы хвалим или критикуем Биткойн. Участники биткойн-сообщества иногда описывают его так, как если бы он находился на доске в гордом одиночестве без других фигур или, возможно, на доске, уставленной исключительно рыцарями. Например, Биткойн до сих пор не оставил мало-мальски заметных царапин на центробанках, и все же слышатся заявления, что «Биткойн — это аполитичный протокол, который делает центральные банки лишними и позволяет нам свободно заключать контракты друг с другом без каких-либо посредников…». Это заявление префигуративно  оно выражает нормативное видение воображаемой будущей реальности, а не описывает фактическую текущую реальность.

Критики Биткойна могут аналогичным образом бороться против такого видения или атаковать Биткойн в изоляции, не раздумывая о его контексте. Они заявляют, что «Биткойн способстует злоупотреблениям и мошенничеству«, но не замечают, что в сравнении с существующей платежной и банковской системой с ее институционализированным беспределом, творимым транснациональными гигантами, эти злоупотребления минимальны.

Только изменяя масштаб и учитывая взаимозависимости между этими абсолютными и относительными перспективами, мы можем попытаться выявить сложную динамику сил внутри Биткойна. Как любая страна, он имеет внутреннюю динамику, которую можно приветствовать или отвергать, но существует и более широкий «геополитический» контекст, в котором внутренняя динамика менее важна. В этой статье я сначала вкратце опишу внутренний нарратив личного развития (empowerment) с помощью Биткойна, после чего предложу четыре направления критики, а затем подведу итог и скажу, почему, несмотря на всю критику и все недостатки Биткойна, мы должны быть рады тому, что он существует.

Что рыцарь говорит о себе: нарратив личного развития

Посетите несколько биткойн-мероприятий, и вы услышите на них множество заявлений о том, насколько Биткойн способствует личному развитию. Некоторые из его реальных или воображаемых преимуществ указаны ниже.

  • Биткойн как защита конфиденциальности: (полу)анонимная природа транзакций защищает пользователей Биткойна от надзора со стороны власти, помогая скрываться от деспотичного государства и пронырливых корпораций.
  • Биткойн как защита от монетарных злоупотреблений: в отличие от центробанков, которые могут манипулировать объемом денежной массы, обесценивая сбережения граждан, жестко закодированная эмиссия биткойнов защищает людей благодаря дефляции.
  • Биткойн как стимулятор креативности, энтузиазма и самоопределения: есть что-то захватывающее и даже забавное в использовании новой экспериментальной технологии, особенно если на нее смотрят с неодобрением сторонники статус-кво (бюрократы и руководители корпораций). Многие люди любят восставать против сложившегося уклада в духе самоопределения.
  • Биткойн как стимулятор умственного развития и расширения кругозора. Долгое время мы пассивно принимали монетарную монополию как данное, но Биткойн сделал возможными многие альтернативные валютные системы. Более того, базовую блокчейн-технологию можно использовать и с другими, не монетарными целями.
  • Биткойн как более дешевый способ денежных транзакций: существующие платежные технологии, используемые коммерческими банками, самыми разными способами высасывают деньги из карманов людей. Биткойн позволяет отказаться от них, значительно удешевляя транзакции.
  • Биткойн как средство доступа к финансовым технологиям: Биткойн протягивает руку помощи жителям стран с нестабильной банковской системой и коррумпированным правительством, помогая им обойти несправедливые правила игры.

К этим заявлениям следует относиться со всей серьезностью. Например, конфиденциальность по-настоящему важна для нас: она позволяет нам делать то, что не нравится влиятельным заинтересованным группам, и, как показала история, часто способствует прогрессивным изменениям. Как показано в книгах вроде The Misfit Economy, деятельность в серой зоне между нормой и девиациями часто становится источником инноваций. Похожий принцип даже задействован в платформах экологического проектирования наподобие пермакультуры, где ценятся не только сами культивируемые системы, но и хаотичная креативность на нерегулируемой периферии.

С другой стороны, каждое из этих заявлений можно подвергнуть дальнейшему анализу. Например, является ли конфиденциальность сама по себе средством личного развития? Конечно, она может быть элементом более широкой программы, предоставляющим людям возможности для независимых действий, но конфиденциальность используется и элитами для уклонения от контроля и отчетности.

Shadow-Black-Knight

А что насчет доступа к финансовым технологиям? Да, Биткойн действительно предоставляет новые возможности для дешевых международных денежных переводов. С другой стороны, есть что-то лицемерное в том, как технооптимисты с университетским образованием постоянно апеллируют к мифической «Африке» с воображаемым африканцем в гипотетической африканской деревне, использующим Биткойн для спасения от коррупции в своей родной стране. Как человек из «Африки», имеющий опыт работы в сфере международного развития, я ясно вижу, что этот техноцентричный нарратив одновременно и снисходителен, и, честно говоря, неадекватен.

Техническая критика 1: личное или коллективное развитие?

Даже если мы примем заявления за чистую монету и согласимся с тем, что Биткойн на самом деле способствует личному развитию, остается второй вопрос: непременно ли оно транслируется в более общее социальное развитие?

В биткойн-сообществе, которое явно склонно к либертарианству, распространено мнение, что личное развитие примерно соответствует социальному. Криптовалютные энтузиасты предпочитают верить, что, если какое-то средство позволяет отдельному человеку защитить себя, то это хорошо и на коллективном уровне.

Чтобы пояснить этот момент, рассмотрим аргумент сторонников легализации оружия: эта винтовка может быть использована для моей обороны, поэтому она защищает права; следовательно, легализация оружия хороша и для общества.

Этому подходу — который начинается с индивидуальной защиты, а затем оправдывает некую точку зрения путем апелляции ко вторичному преимуществу, доступному всем остальным, — можно противопоставить позицию, которая первым делом подчеркивает социальные последствия легализации. Так, мы можем заявить, что насилие с применением огнестрельного оружия вредно для общества и сделать на основании этого вывод, что нужно запретить использование винтовок в индивидуальном порядке.

Похожая динамика заметна и в заявлениях сторонников Биткойна о дефляции как о форме защиты. Да, дефляция выгодна отдельному пользователю Биткойна (в том смысле, что его деньги дорожают относительно товаров), но на уровне общества она может означать, что люди, имеющие сбережения или владеющие долговыми инструментами, выигрывают у людей, которые не располагают сбережениями или имеют долги. И инфляция, и дефляция — это просто разные формы перераспределения богатства, и ни в одной из них нет ничего, что само по себе способствовало или препятствовало бы развитию.

Говоря простым языком, дефляция означает, что выполненная кем-то работа (абстрактно представленная деньгами) будет цениться выше, чем объем работ (также выраженный в деньгах), который этот человек сможет потребовать в обмен от кого-то другого. При инфляции наоборот: выполненная работа будет цениться ниже, чем чужая работа, которую можно будет потребовать позднее.

Таким образом, как указывает экономист Бит Вебер (Beat Weber), идею, что дефляция защищает вас, можно назвать позицией дядюшки Скруджа: она больше всего привлекательна для людей с монетарными сбережениями, которые озабочены тем, что государство делает их деньги менее ценными с помощью инфляции. Это консервативная позиция кредитора или, если хотите, белки, копящей редкие права на получение орехов. Даже если такая ситуация выгодна отдельным белкам, она может заблокировать беличье сообщество в деструктивной игре.

Я не пытаюсь доказать, что инфляция или дефляция предпочтительнее, — я лишь хочу указать, что преимущество дефляции над инфляцией далеко не очевидно и что каждый, кто думает иначе, имеет очень ограниченное представление о вопросе. Остановитесь на минуту и подумайте, например, что дефляция означает в контексте смены поколений. Пусть даже сейчас неравенство распределения биткойнов оправдано в плане поощрения ранних пользователей криптовалют, но позже оно может превратиться в своеобразную войну нынешних поколений, которые удерживают валюту с ограниченной эмиссией, против еще не родившихся поколений, которые будут вынуждены зарабатывать (или покупать) ее, предоставляя в обмен услуги в объеме, намного превышающем те, которые изначально потребовались, чтобы получить валюту.

Техническая критика 2: средства развития раньше всего принимают те, кто и так находится в привилегированном положении

Индивидуалистический дух, часто проявляемый биткойн-сообществом, иногда ставит акцент на индивидуальных преимуществах в противовес коллективным. В соответствии с этим развитие часто рассматривается как деятельность человека, которому не мешают. Это выражают лозунги вроде «не указывайте мне, что делать» и «просто оставьте меня в покое».

Проблема, однако, в том, что Биткойн пришел в неравный мир, и приведенные лозунги — случайно или нет — выражают ту же позицию, которую влиятельные люди вроде «свободолюбивых» братьев Кох продвигают с целью предотвращения мониторинга или регулирования их гигантских секретных глобальных компаний, которые влияют на жизни огромного количества людей, обладающих меньшими экономическими возможностями. У нас есть вполне обоснованные причины относиться к таким заявлениям скептически.

14491518999_ad73389f1a_k

Не нужно быть конспирологом, чтобы понять, что наибольшими возможностями использовать Биткойн (создавать компании, привлекать инвестиции и т. д.) располагают те же люди, которые и так уже довольно успешны. Таким образом, даже если сама технология основана на положительных принципах, доступ к ней неравен.

Эта проблема всплывает и в гендерной критике Биткойна, и в анализе неравенства распределения биткойнов, и в критике культа меритократичной технократии. Факт остается фактом: программисты — это не обычные Джо или Иваны, а особое технологическое духовенство, владеющее языком, который многим недоступен. Судя по всему, как и мейнстримное финансовое сообщество, биткойн-сообщество уже сформировало собственные эксклюзивные язык и культуру.

Анализ таких властных отношений и привилегий — вовсе не высшая математика: достаточно рассмотреть общество в контексте 1) гендера, 2) расы и этноса, 3) возраста, 4) социо-экономической ситуации и уровня образования и 5) положения в геополитической системе. Очевидно, что американец среднего возраста с университетским образованием из среднего или высшего класса имеет гораздо больше власти, может позволить себе гораздо больше товаров и услуг и воспринимает мир гораздо более дружелюбным, чем, скажем, молодая беднячка из Непала. Столь же очевидно, что и возможности принять и использовать нейтральную в остальном технологию у них совершенно разные.

Некоторые сторонники Биткойна очень не любят, когда им указывают  на это тонкое неравенство, как если бы они считали его неважным. Они считают, что раз у них есть доступ к Биткойну, то он есть и у всех остальных, и отвечают, что никто никому не мешает использовать Биткойн. Они предпочитают воображать, что построению утопии препятствует лишь деятельность внешних противоестественных агрессоров, таких как правительственные бюрократы, их корпоративные подельники и центробанки. Как будто сами они не входят в эту структуру власти.

Предприниматели из Кремниевой Долины не скупятся на оптимистичные обещания революции и успеха, превознося блокчейн-восстание как универсальное средство развития для всех и противопоставляя себя банкирам-паразитам с Уолл-Стрит. Однако критичный наблюдатель, отступив на шаг и немного подумав, может с тем же успехом сделать вывод, что на самом деле одна группа элит просто сражается с другой группой элит за контроль над бастионами власти, что косвенно затрагивает интересы среднего Джо.

На одном из биткойн-митапов Виней Гупта (Vinay Gupta) из Эфириума показал великолепное видео, выражающее самую суть этой позиции. Это видео New World Order от Juice Rap News, в котором один парень возлагает ответственность за все проблемы мира на мерзкий Новый Мировой Порядок. В итоге ему показывают, что НМП — это психический конструкт, который он использует, чтобы выставить себя в роли обделенного и тем самым обосновать собственную позицию власти в более широкой системе, которую он отказывается признавать.

vinay_gupta_by_mark_charmer

Виней Гупта

Это по-настоящему тревожная линия критики, которую следует воспринимать со всей серьезностью. Несмотря на риторику личного развития и восстания, многие ее авторы не понимают свою позицию в системе. Их представление о Биткойне как о нейтральной аполитичной технологии, которая будет использована для освобождения мира, не отражает реальность. Оно отражает лишь тот факт, что власти, имеющейся в их распоряжении, достаточно, чтобы не замечать барьеры, препятствующие использованию Биткойна.

Техническая критика 3: даже при равном доступе к технологии люди могут использовать ее во вред

Возможно, наиболее устоявшимся направлением критики является то простое наблюдение, что технологию можно использовать во вред: вы можете использовать топор для рубки дров, но можете и отрубить кому-нибудь голову. Очевидно, что эта линия критики радикально отличается от той, которая подчеркивает неравенство доступа к топорам или обучающим курсам по использованию топоров.

Как и многие другие технологии, Биткойн можно использовать с преступными целями — это ни для кого не секрет. Эта тема раз за разом всплывает в новостях о различных эпизодах мошенничества, обмана и взлома, так или иначе связанных с Биткойном. Более того, жертвами этих афер чаще всего оказываются люди, которые уже находятся в неблагоприятной ситуации, — например, должники, отчаянно ищущие быстрый выход из положения.

Волатильность криптовалют и спекулятивную природу криптовалютного трейдинга — как и дейтрейдинга, онлайн-покера, лотерей и азартных игр — можно при желании представить как мотивирующую историю успешного выхода из экономической реальности. Многие венчурные капиталисты и технологические элиты должны полюбить потчевать рабочих рассказами о быстром обогащении, выдавая себя за их союзников.

Конечно, простое указание на то, что технологию можно использовать во вред, мало чем интересно. Наличные деньги тоже можно украсть из кошелька, но мы не используем этот факт как аргумент в пользу запрета банкнот.

Более убедительная критика из этого разряда касается не столько текущих эпизодов сомнительного использования криптовалют, сколько увеличения контроля над ними со стороны некоторых лиц и открывающихся из-за этого возможностей для крупномасштабной эксплуатации в будущем. Например, мы можем рассмотреть растущую власть майнинг-пулов, которые приобретают доминирующее положение в сети.

Эти биткойн-корпорации возникают из-за того, что Биткойну присуща тенденция к централизации. Майнеры получают новые биткойны за обработку транзакций и  защиту сети, но эмиссия новых биткойнов осуществляется с фиксированной скоростью независимо от количества майнеров, поэтому чем больше майнеров в сети, тем меньше получает отдельный майнер. Это означает, что для успешной конкуренции отдельный майнер должен или приобретать все более мощные компьютеры, или объединяться с другими майнерами для создания корпораций, располагающих достаточным объемом вычислительной мощности. В отличие от некоторых других отраслей, майнерам невыгодно оставаться небольшой гибкой компанией. Грубая примитивная сила — единственное конкурентное преимущество в майнинге, а для этого требуется доступ к капиталу.

Куда это приведет нас? Возможно, будущее Биткойна — это мир пассивных пользователей, обслуживаемых гигантскими майнинг-пулами, — по сути, корпорациями. Такой результат не сильно отличался бы от нынешней платежной системы, организованной вокруг банков.

Техническая критика 4: Технолевиафан

Три описанных направления критики сливаются в один простой вывод: криптовалютные технологии доступны неравномерно, могут быть использованы во вред и могут в итоге не предоставить обещанные коллективные преимущества. Однако люди уже привыкли к таким наблюдениям о технологиях. Это все равно что сказать, что ручку можно использовать для написания как вдохновляющих шедевров, так и хейт-спичей в обществе, где лишь некоторые люди умеют читать и писать.

Но что можно сказать о динамике власти, встроенной в саму технологию? О том, как акт письма с помощью ручки влияет на ваше мышление? Эта линия технологической критики далеко не так привычна, как банальные замечания, что «люди могут использовать технологии во вред» или «доступ к технологиям неравен». Идея в том, что технология сама по себе — независимо от использующих ее людей — не нейтральна. Такую критику связывают с людьми вроде Маршалла Маклюэна. Например, телевидение может показывать самый разный контент — государственную пропаганду, Fox News или документальные фильмы от National Geographic — но это скрывает невидимую динамику власти, которая присутствует в технологии независимо от контента. Факт в том, что вы пассивно сидите перед телевизором, отдавая ему свою энергию. Осознаете ли вы о внимании, которое уделили машине?

Я хочу оспорить распространенное в биткойн-сообществе мнение, что технологии аполитичны, и разработал для этого концепцию, которую назвал Технолевиафаном. Ее суть в том, что технологические инфраструктуры не обеспечивают ускользание от правительственного гнета — они просто предоставляют другую, конкурирующую систему управления со своей динамикой власти. Правление с помощью алгоритмов можно считать как хорошим изменением, так и плохим, но вы не можете не признавать власть, которой наделяется казалось бы нейтральная технология.

Один из способов концептуализировать эту идею — подумать о зеркале. Можете ли вы увидеть зеркало? Конечно, вы можете увидеть отражение в зеркале, но попробуйте увидеть само зеркало. Оно почти невидимо за отражением. Так люди видят в блокчейне самые разные миражи освобождения и эпичного исхода, но не замечают того, от чего они отражаются, — монарха Интернета, Технолевиафана. Будьте осторожны, чтобы не влюбиться в отражение подобно Нарциссу, потому что оно скрывает, что тогда само зеркало получит контроль над вами.

4572722ec1eeeee8a8c8fb6a713c9584

Возможно, я слишком драматизирую. Концепция Технолевиафана основана преимущественно на моем прочтении Биткойна в воображаемом мире, в котором нет других систем. Да, действительно, если бы блокчейн-технологии стали повсеместными, Технолевиафан возник бы, но прямо сейчас реальность такова, что мы очень далеки от чего-либо подобного.

Возврат на шахматную доску: гео(электро)политика будущего без наличных денег

Давайте теперь взглянем на шахматную доску с высоты. Хотя критически настроенным мыслителям может понравиться деконструировать нарратив шахматного рыцаря, помните, что криптовалюта остается очень малой частью всей системы, которая гораздо более деструктивна.

Реалии современного мира таковы, что независимо от риторики биткойн-сообщества — консервативно-либертарианской, левоанархистской или какой-нибудь другой — мейнстримный финансовый сектор несравненно могущественнее, крупнее и имеет гораздо больше политической власти. На самом деле у нас до сих пор нет даже реальной криптовалютной финансовой системы. У нас нет ни биткойн-банков, ни официальных систем кредитования в биткойнах, ни номинированных в биткойнах финансовых инструментов.

С этой точки зрения нам можно не беспокоиться, позитивна ли жестко закодированная в Биткойне монетарная политика или же все его евангелисты городят чушь. Со стратегической метауровневой позиции мы можем просто рассматривать Биткойн как потенциальную будущую контрвласть, противопоставленную существующей и гораздо более мощной банковской платежной системе. Есть ли у этой контрвласти внутренние отрицательные черты, — пожалуй, это неважно. Важно то, что это контрвласть.

Такая контрвласть особенно важна в контексте нашей текущей трансформации в общество без наличности. Платежное пространство бурлит от восторга по поводу бесконтактных технологий, микроплатежей и расширившихся возможностей использовать карты для оплаты почти всего. Компании вроде Paypal, Stripe, Square и Venmo имеют в своем активе впечатляющие прорывные инновации, но все такие стартапы и технологические достижения основаны на одном фундаменте: коммерческих банках, сотрудничающих с карточными сетями вроде Mastercard и Visa.

Какого бы провайдера платежных услуг вы ни выбрали — даже ApplePay или Google — в итоге все они используют одну и ту же платежную инфраструктуру коммерческих банков. Причина этого заключается в том, что все электронные деньги — которые платежная система перемещает — создаются коммерческими банками и без них не существуют.

Если это для вас сюрприз, запомните, что ни одна единица электронной валюты, которую вы используете, не выпущена центробанком. Из всех денег, которые мы непосредственно используем, государственными являются только монеты и банкноты, иначе известные как билеты центрального банка. В воображаемом будущем без наличности, в котором мы больше не будем использовать такие билеты, все транзакции будут проходить через коммерческие банки, которые, в свою очередь, будут взаимодействовать друг с другом через центробанк.

Это означает, что каждая ваша транзакция станет потенциальным объектом мониторинга, сохраняемым в базе данных ваших персональных характеристик, которая будет настолько подробной, что ей позавидовал бы даже Facebook (а вы не задумывались, почему Facebook пытается выйти на рынок платежей?). При наличии правильной методологии работы с большими данными такие данные становятся очень ценным активом.

Многим это безразлично: «Мне нечего скрывать, а бесконтактные платежи так удобны!..». На самом деле люди, которые с подозрением относятся к обществу без наличности, кажутся многим или луддитами, или преступниками, пытающимися остаться в тени.

Этому нарративу нужно что-то противопоставить. Я не фанатик конфиденциальности, но я знаю, что это существенное условие чувства свободомыслия. Без возможности иногда побыть невидимым общество приобретает свойства паноптикона Иеремии Бентама, и это само по себе плодит недоверие. Нам необходима возможность испытывать чувство одиночества — то чувство одиночества в туалетной кабинке наедине со всей своей уязвимостью, — чтобы ценить присутствие других.

panopticon-image

В настоящее время очень малая доля от всего объема денежных транзакций осуществляется с помощью монет, но монеты важны как раз потому, что они предоставляют нам небольшую отдушину гибкости и анонимности. Они позволяют нам дать чаевые или отблагодарить уличного музыканта в личном жесте, который ничем не опосредован, не контролируется и не отслеживается.

Если нас ждет будущее без физических токенов ценности, я хочу, чтобы в нем был Биткойн. Я хочу что-то, что будет примерным аналогом электронных наличных, — что-то, что сможет быть маргинальной контрвластью вне огражденных садов мейнстримных платежей.

Я думаю, что, как и монеты, Биткойн никогда не станет доминирующей платежной системой. Мне кажется, что он сможет охватить не более 1% транзакций, но и этого будет достаточно. Однопроцентная конфиденциальность станет отличной страховкой в любом будущем мире 99-процентного банковского наблюдения.

the_dark_knight_rises_by_bdup07-d4zghf1

Бретт Скотт (Brett Scott) — журналист, активист и автор книги The Heretic’s Guide to Global Finance: Hacking the Future of Money (Pluto Press: 2013). Он работает над финансовой реформой, альтернативными финансами и занимается экономическим активизмом в сотрудничестве с большим количеством НГО, художников и студентов и пишет для таких изданий, как The Guardian, New Scientist, Wired Magazine, Aeon и CNN.com. В Твиттере он доступен как @suitpossum.

Серия статей о сути денег от Бретта Скотта на нашем сайте доступна по этой ссылке.



Categories: Общество, Политика, Футурология, Экономика

Tags:

Leave a Reply

7 Комментарий на "Лучше темный рыцарь, чем никакого"

Notify of
avatar
trackback
Goldman Sachs начинает флиртовать с Bitcoin | Bit•Новости

[…] почти всех этих банков существуют люди, которым по душе идея децентрализованной финансовой системы вроде […]

константин
Гость

Неужели людям нравится читать такие статьи гуманитариев с растеканием мысли по древу? О чём статья то? Что автор хотел сказать?

arvicco
Администратор

Да, по прочтении этого не оставляет ощущение, что какая-то мысль была, и даже, возможно, неглупая — но она утонула в море слов, увы.

CryptoBoomer
Гость

Нормально. Парень оттолкнулся от битка и рассказал обо ВСЁМ. Вот такое у нас это ВСЁ.

VictorPetrov
Гость

А ещё биткоин удлинняет пенис.

mr.oldmaster
Гость

… видимо этот феномен биткоина действует только на тех, чьи размеры пениса и ума, соответствуют друг другу.. )

Наблюдатель
Гость

Вы это к чему? Вас этот вопрос сильно беспокоит? 😉

wpDiscuz