Технолевиафан: Заключение

leviathan-700x325

Мы продолжаем разбираться в основах блокчейна Биткойна, чтобы понять, какие далеко идущие политические последствия повлечет за собой появление этой технологии. В первой части статьи мы подробно и по отдельности разобрали технический и политический аспект ситуации. Теперь пришло время для попытки синтеза.

Двойственность во взглядах

Когда биткойнеров спрашивают, чем Биткойн превосходит другие валюты, они обычно указывают на его не требующую доверия природу (т.е. на решение им проблемы византийских генералов). Однако не это свойство должно сыграть основную роль в сегодняшней корпоративной и правительственной среде, подверженной ошибкам и коррупции. Важнее то, что самоподдерживающаяся система может быть создана частными лицами на основе набора правил, которые в любом случае будут работать, независимо от человеческих слабостей, и будут устойчивы к внешнему вмешательству. Такая система должна быть более справедливой, позволяя людям побеждать те силы, которые склонны нарушать правила.

Посему видятся не группы людей, объединяющихся в мутуалистические группы для взаимопомощи. Скорее каждый экономический субъект будет взаимодействовать с другими экономическими субъектами на основе строго оговоренных правил, таким образом избегая рисков и угроз со стороны третьих лиц.

Обратите внимание на лежащее в основе этого тезиса недоверие к человеческой природе. В то время как философы-анархисты часто представляют себе альтернативные системы управления, основанные на мутуалистических общественных организациях, расширение прав и свобод в обществе здесь не вытекает из построения новых связей. Скорее оно будет происходить из отказа от доверия и возложения функций защиты индивидуализма на математическое договорное право.

Это несет в своей основе определенную долю презрения к человеческому несовершенству, в частности, несовершенству тех, кто находится у власти, но по сути присущее всем людям в обществе. Мы должны защитить самих себя от собственных пороков, наделив определенной долей власти компьютерный код, исполняемый автоматически. Возможно, только так мы сможем защитить, скажем, валюту от манипуляций со стороны ФРС.

Традиционные политические активисты ведут ожесточенные бои за представительство в существующих «эшелонах власти» или с целью создания новых, безоговорочно веря в то, что если им («правильным людям«) дадут порулить, то уж они-то все организуют как надо. Биткойн-сообщество, с другой стороны, старается абстрагироваться от всех этих политических дрязг, сводя всё к очень простому выбору: участвовать или не участвовать в поддержке делегирования части власти компьютерному коду. Это чем -то напоминает потребительское голосование деньгами за продукт: если он устраивает потребителя, тот попросту покупает его. Никаких споров и пререканий, только свободный рынок. Мы покидаем Землю и улетаем на Марс. Если хотите, можете присоединиться к нам.

Всё это формирует ситуацию противоречивых взглядов, в которой одна группа склонна к полной свободе в принятии рисковых решений, а другая избегает рисков вовсе и близка к антисоциальной паранойе. Такая неоднозначность, конечно, характерна далеко не только для ситуации с криптовалютами, но в случае с Биткойном, это, пожалуй, лучше всего иллюстрируется  словами Коди Уилсона:

«Биткойн — это то, чего они опасаются. Это способ выйти за рамки текущей системы… способ сделать выбор. Это система, близкая к совершенству, появившаяся как раз вовремя, чтобы мы могли исчезнуть. Да будет тьма».

Миф о существовании политического выхода из ситуации

Но на каком периоде истории эта совершенная система Уилсона перестаёт быть актуальной?

Возвращаясь во времена существования кочевых народов, мы видим, что когда-то вариант «политического выхода» был и впрямь доступен. Если верховный правитель не оправдывал возложенного доверия, вы могли просто собраться и перекочевать на новое место. Странно слышать о понятии «освобождения посредством Интернета», учитывая тот факт, что сама Интернет-технология основывается на значительном участии государственных и корпоративных инвестиций в физическую инфраструктуру, волоконно-оптические кабели, проложенные по дну океанов, массовом производстве компьютеров низкооплачиваемыми работниками на Востоке, при том, что на Западе концентрируются значительные средства. Если вы грезите о технологическом способе спасения, скорее всего, вы не в состоянии выйти за рамки большинства. Вы и есть это большинство.

Не поймите меня неправильно. Уилсон является тонким и интересным мыслителем, и вряд ли он верит в возможность спасения личности от грязи современного мира через уход в Интернет-матрицу. То, к чему он в действительности призывает, это концепция неприкосновенности частной жизни для слабых, но в то же время её прозрачность для сильных мира сего.

Это здоровый радикальный импульс, однако не стоит думать, что конфиденциальность в отрыве от всего остального является чем-то таким, что может расширить социальные права граждан. В таком виде она может превратиться в индивидуалистический импульс «просто оставьте меня в покое», фиксируясь на негативной части личной свободы. Да, это создает дополнительные преимущества для тех, кто и так уже силен и уверен в себе, но как насчет всех остальных?

Такую же натянутую ситуацию вы можете найти в движении киберпанка. Оно часто подаётся как движение за расширения прав и свобод, но, как метко подмечает Ричард Боас, это «мир полный  аббревиатур и кодов, непроницаемый для большинства, кроме наиболее циничных, недоверчивых и политизированых умов». Действительно, криптогики не предлагают ничего, кроме бегства от существующих властей. В этом случае личность просто выбирает другой набор правил, которому опять будет вынуждена подчиниться. Да, эти правила не контролируются политиками, но они все равно контролируются программистами и теми, кто контролирует вычислительные мощности. Суть остаётся прежней.

Размышляя в такой терминологии, мы начинаем видеть Биткойн не как мир, в котором отсутствуют правила, навязанные государством, а как мир, предлагающий свои собственные правила. Этот мир не гарантирует расширения прав и возможностей, так же, как и не даёт способа бегства от существующей политической системы, однако он предоставляет некоторую форму защиты.

Техно-Левиафан

Технология часто кажется тихой и инертной, эдаким миром «аполитичных» объектов. Таким образом, мы склонны не замечать власти движущих сил, которые мы своими же руками и встраиваем в эти технологии. Например, является ли электронная почта лишь полезным инструментом? На самом деле, весьма сомнительно, есть ли у индивида выбор пользоваться электронной почтой или полностью отказаться от неё. Конечно, мы можем выбирать, использовать ли нам сервис от Gmail или от Hotmail, но повсеместное распространение технологии электронной почты создаёт сетевой эффект, который с течением времени практически не оставляет вам выбора. Вот здесь и всплывает концепция «нахождения в рабстве у технологий». Если вы не в общем тренде, то рискуете остаться на обочине, что, несомненно, уже является политическим вопросом.

Это важно. В то время как некоторые сферы приложения технологии блокчейна явно полезны, принадлежа к классу технологий, призванных обслуживать человеческие нужды, они же содержат в себе скрытый потенциал для стимулирования технократии. В отрыве от задумок программистов, их разрабатывающих, не требующие доверия блокчейны свободно существуют за пределами человеческих интересов. Такое видение (возможно, случайно) озвучил один из разработчиков Эфириума, сказав:

Всегда будут способы манипулировать людьми, чтобы заставить их принимать плохие решения, но нет никаких способов манипулировать самой системой.

Интересно, что это похоже на абстракцию предложенную Гоббсом. В его «Левиафане» изначально самостоятельные люди осознают, что в их интересах обменять часть своей свободы на безопасность и имущество, заключив, таким образом, контракт с Сувереном — обожествленным персонажем, устанавливающим правила социального взаимодействия. Определение этого Суверена со временем смягчилось, наряду с вымыслом о якобы заключенном «общественном договоре», однако современные ожидания о том, что правительства должны гарантировать права собственности, фактически отражают вышеупомянутую абстракцию.

Консервативные либертарианцы крепко держатся за веру в то, что оптимальные системы появляются только при наличии жестких прав собственности и четких контрактных обязательств. В этом отношении они не далеко ушли от Гоббса, однако их раздражает, что Гоббс полагается на доверие политикам, которые, будучи обычными людьми, не действуют так, как следовало бы идеальным Суверенам. Политики склонны преследовать свои собственные интересы, порой что-либо улучшая, а порой и подворовывая. Могут ли децентрализованные блокчейны предложить окончательное решение вопроса защиты имущественных прав с четкими правилами и без политического вмешательства?

По сути это можно назвать Технолевиафаном — обожествленным криптосувереном, с которым мы можем заключить добровольное соглашение. Пункты этого соглашения являются рядом алгоритмов, пошаговыми процедурами для вычислений, переопределить которые очень трудно. Возможно, в самом начале это отражает волю тех, кто участвует в таких договорных сетях, но ключевым моментом является то, что, подписав такой контракт, на практике выйти из него вы уже не сможете.

Это, конечно,  относится к тем, кто верит, что основной манерой работы влиятельных институтов является нарушение прав собственности и соглашений. Кто разделяет такую точку зрения? На протяжении большей части современной истории готовность разорвать соглашения не была ключевой проблемой влиятельных институтов. Основной проблемой было их желание применять нерасторгаемые контракты для наращивания собственной власти. Такого рода контракты очень похожи на алгоритмы, являясь закодированными инструкциями действий для различных обстоятельств. Чаще всего они написаны технократами, и также зачастую они отражают интересы элит.

Вот почему движения за свободу всегда стремятся разорвать старые соглашения-контракты, будь то крестьянские выступления против помещиков или современное движение «Захвати Уолл-стрит«. Насколько политическое освобождение является оспариванием старых соглашений, настолько же оно является и возвратом к ним же.

Построение техно-политического видения 3.0

Я пытаюсь указать биткойн-энтузиастам на то, что у вас не получится спастись от мира корпоративного лобби и безграничной власти правительств, уповая на россыпь технологий, отменяющих необходимость доверия третьему лицу, которые в совокупности своей уж очень напоминают все того же технократического крипто-суверена. Вместо этого, вы можете использовать технологии в качестве инструмента для политических баталий, постоянно сохраняя при этом критический взгляд на сам этот инструмент.

Концепция децентрализованного блокчейна несомненно является очень мощной. Холодный и недоверчивый край мира шифропанков. Однако, сам по себе он расширяет права и возможности, лишь находясь на службе у живых и творческих человеческих сообществ, которые живут реальной жизнью, в мире грязи и копоти.

Возможно, снятие фокуса на том, как блокчейны могут быть использованы для хранения цифровых активов или собственности, и вместо этого, фокусировка на них же, без привязки к активам. Например, поразмышляйте о потенциале блокчейна в системах голосования. Ведь сейчас, централизованные системы подсчета голосов в нестабильных странах являются источником политических волнений. А что если система учета голосов была бы под контролем децентрализованной сети, состоящей из жителей таких стран, у которых была бы возможность анонимно отдавать свои голоса в публично доступную базу данных?

Нам не нужно общество будущего, в котором полностью отсутствует необходимость доверять людям или то, в котором самой желанной вещью будет неприкосновенность частной жизни. Скорее, мы хотим мира в котором технологии используются для того, чтобы разбавить власть тех систем, доверие к которым поставлено под сомнение. К черту побег на Марс.

Источник: e-ir.info



Categories: Важное, Государство, Законы, Криптоанархизм, Общество, Политика, Сообщество, Футурология

Tags: , , , , ,

Leave a Reply

6 Комментарий на "Технолевиафан: Заключение"

Notify of
avatar
trackback
Технолевиафан: Заключение | News Bittecx Limited

[…] ситуации. Теперь, пришло время для попытки синтеза…. Read More › « Экспресс-обзор курса биткойна 21.04.2015 […]

trackback
Технолевиафан: технология и политика блокчейна | Bit•Новости

[…] Заключение […]

Владимир
Гость
Мне кажется, что использовать блокчейн для голосование, это как использовать супер скоростную машину для поездки на базар за картошкой. Управление страной — это набор алгоритмов, как сложных так и простых, если блокчейн позволяет хранить имущественные права, то это избавляет от кучи чиновников и всей разрешительной системы справок. Уже сейчас многие правительственные структуры возможно заменить на программы, целые министерства на один компьютер, но для этого нужно действовать изнутри, нужна политическая воля власть держащих. Нужен локомотив, который всех за собой потянет, на уровне страны это партия, на уровне мира это должна быть страна, которая начнет внедрять все самые современные технологии. И это… Read more »
Гость

… и от олигархов как раз избавятся
… и майданить будет некому

Гость

не кому

arvicco
Администратор
В общем и целом, текст производит двойственное впечатление. Во многом, анализ автора верен, и многие моменты им правильно подмечены. В то же самое время, кое-где у него явно проскальзывает левизна и мягкий статизм (а-ля «ну мы же ЗНАЕМ, что для Общества лучше», «а как насчет бедных сироток!?», «кто же будет строить дороги» и т.п.) Его пугает то, что все экономически успешные и самостоятельные люди «улетят на Марс», причем у Благодетельного Государства будет мало инструментов принудить их остаться. Он пугает «улетающих» чудо-юдо-технолевиафаном, забывая о том, что выбор — это дело добровольное, и каждый волен выбирать себе того криптосуверена, который ему по… Read more »
wpDiscuz