«В детстве у меня было чувство, что я могу собрать любую вещь»

«В детстве у меня было чувство, что я могу собрать любую вещь», — Марк Андриссен, основатель Netscape

Интереснейший лонгрид от газеты Ведомости про одну из самых заметных фигур в биткойн-сообществе. Речь идет об основателе Netscape и известнейшем венчурном инвесторе Марке Андреессене.

Разработчик первого в мире браузера в 24 года стал миллионером. После продажи Netscape он выбрал путь инвестора, преуспев и тут — не избегая риска и применяя свои секреты инвестирования.

ПОСЛЕДОВАТЕЛИ NETSCAPE
Семейство браузеров Netscape занимало в середине 1990-х более 90% рынка. В результате жесткой конкурентной борьбы с компанией Microsoft Netscape Communications потеряла свои лидирующие позиции и в 1998 г. была куплена компанией AOL за $4,2 млрд. В марте 1999 г., когда Netscape ушла с биржи, ее акции стоили $97,6, а вся компания — $9,7 млрд.

Microsoft могла тратить на разработку собственного браузера деньги, которые получала от продажи операционных систем. У Netscape не было ничего, кроме браузера. Microsoft могла распространять свой браузер бесплатно, а Netscape была вынуждена продавать его. Microsoft поставляла Internet Explorer как браузер по умолчанию вместе со своей операционной системой, а она стояла на 90% компьютеров. Чем больше становилось интернет-пользователей, тем меньше среди них была доля специалистов, хорошо разбирающихся в программном обеспечении. И пользователи брали то, что им любезно предоставляла Microsoft, и не задумывались о возможной альтернативе. Microsoft заключила соглашение с компанией Apple, что на компьютерах Mac будет работать Internet Explorer.

image_thumb2

AOL продолжала поддержку и разработку браузеров Netscape до 1 марта 2008 г. На этом история первого браузера, который добился всемирной популярности и во многом стал двигателем Всемирной паутины, закончилась. Но прямым наследником Netscape стал браузер Firefox, который бросил вызов могущественной Microsoft. Этот браузер (уже при поддержке Google) в последние годы начал создавать конкуренцию монополии Microsoft.

Сегодня браузер Firefox, «внук» разработанного много лет назад Андреессеном Mosaic, уже отнял у гиганта больше 20% рынка. Firefox растет настолько быстро, что уже заговорили о второй войне браузеров.

Чтобы не попасть в пробки, я приезжаю на встречу с Марком Андреессеном на полчаса раньше. Место — выбранный им изысканный вьетнамский ресторан «Тамарин» в городке Пало-Альто (штат Калифорния). За три минуты до назначенного времени мне приходит сообщение от Андреессена: «Ждите меня прямо там». Пока я размышляю о прекрасных манерах капиталиста-миллиардера, от него приходит еще одно сообщение:«Упс, только что оштрафовали за пользование мобильным телефоном за рулем. Ни одно доброе дело не остается безнаказанным». Я приготовилась ждать, но через полчаса Андреессен появляется передо мной. Высокого роста добродушный человек с невозмутимым видом — никак не скажешь, что он только что имел неприятности с полицией.

Первым делом Марк Андреессен спрашивает, какое впечатление производит на меня Кремниевая долина. Когда я начинаю говорить об особой атмосфере коллективной работы, он улыбается, как будто это комплимент, сделанный ему лично.

«Я не мог поверить, что люди готовы добровольно помогать мне, — вспоминает он свой первый день в Кремниевой долине 20 лет назад и добавляет: — Там, где я вырос, такого не было».

В 1990-х гг., еще будучи студентом, Марк Андриссен разработал один из первых веб-браузеров, назвав свое детище Mosaic. В 1993 г. он переехал в Калифорнию. Там Андриссен встретил предпринимателя Джеймса Кларка, который как раз искал интересный объект для инвестиций. Кларку понравилась разработка молодого студента, он поверил в коммерческий успех Mosaic.

Вскоре название изобретения пришлось изменить — Университет Иллинойса, на компьютерах которого Марк создавал браузер, получил все права на программу и был против использования этого названия в другом проекте. Тогда Андреессен и Кларк создали новую компанию — Netscape Communications, а первый в мире браузер, получивший широчайшую популярность, назвали Netscape.

Это произошло в апреле 1994 г. Уже в августе 1995 г. Netscape Communications провела IPO на бирже NASDAQ. Компания продала акции на $140 млн по $28 за бумагу, вся она была оценена в $1 млрд. В 1998 г. акции Netscape Communications скупила компания AOL, продолжившая борьбу на рынке браузеров, которых становилось все больше и больше.

А тогда, в 1995 г., продав свою долю в Netscape, 24-летний Андриссен в одночасье превратился в миллионера. Он попал на обложку Time, став популярнейшей фигурой поколения интернет-бума: молодого программиста, сидящего на золотом троне босиком, назвали «золотым гиком» своего поколения.

«В детстве у меня было чувство, что могу собрать любую вещь, я обожал копаться в компьютерах и заниматься кодированием. Но когда я попал в Долину, для меня стало открытием, что люди готовы вкладывать в это свои деньги», — признается Андриссен.

silicon valley
Специальный выпуск, август 1997 года. Звезды Силиконовой Долины того времени: (верхний ряд, слева направо) Ларри Эддисон (Larry Ellison), Oracle; Марк Андреессен (Marc Andreessen), Netscape; Энди Гров (Andy Grove), Intel; Эл Шугарт (Al Shugart), Seagate Technology; Гордон Мур (Gordon Moore), Intel; Джон Чемберс (John Chambers), Cisco Systems (нижний ряд) Стив Джобс (Steve Jobs), Apple Computer, Pixar; Скотт МакНили (Scott McNealy), Sun Microsystems; Джон Доер (John Doerr), Клейнер Перкинс (Kleiner Perkins), Caufield & Byers; Ларри Сонсини (Larry Sonsini), Wilson Sonsini Goodrich & Rosati; Лью Платт (Lew Platt), Hewlett-Packard; Джим Кларк (Jim Clark), Netscape

Став после продажи акций Netscape мультимиллионером, он сам занялся инвестированием в крупные проекты. В 2009 г. он основал венчурный фонд Andreessen Horowitz. В отличие от множества инвестфондов, которые существуют по 7-10 лет, Andreessen Horowitz уже вернул своим первым инвесторам почти все взятые у них деньги — около $300 млн.

На данный момент фонд привлек уже $2,7 млрд. Его представители входят в советы директоров практически каждой технологической компании, с которой у фонда были заключены сделки. В портфеле фонда — акции более 90 компаний. Среди них — Facebook, Twitter, Pinterest, Airbnb, Foursquare. Фонду также принадлежали доли в Groupon, Zynga, Instagram и Skype. Andreessen Horowitz в 2009 г. инвестировал в Skype $50 млн. А через два года заработал на продаже акций вчетверо больше — тогда Microsoft купила Skype за $8,5 млрд.

Марк Андреессен родился в Нью-Лиссабоне — маленьком городке в штате Висконсин. Его отец продавал сельскохозяйственные удобрения, мама была домохозяйкой.

«Если вы не засеете поле вовремя и не удобрите его, у вас будут реальные проблемы, — вспоминает со знанием дела Марк и пускается в рассуждения: — Люди очень практичны, трудолюбивы, у кальвинизма тут глубокие корни, все это мотивирует заниматься техникой».

Андреессен был очарован технологиями с детства.

«У меня есть полная серия книг про Тома Свифта в моем офисе. Это была, наверное, самая важная книга, которую я читал в своей жизни», — рассказывает он о научно-фантастическом и приключенческом произведении о юном гении, изобретающем невероятные вещи. Он уверен: ему повезло родиться в 1970-х, когда Apple II стал одним из первых и наиболее успешных персональных компьютеров того времени. Андриссену было тогда всего шесть лет. «Мне удалось собрать достаточно денег, и свой первый ПК я купил за $300», — вспоминает он.

Еще одним везением, считает Андриссен, был выбор университета. Учиться на инженера он отправился в Университет Иллинойса. В год его поступления конгресс США выделил университету $40 млн для финансирования разработки суперкомпьютеров.

«Это время называется “великим пробуждением”, — говорит Андриссен, поглаживая свой iPhone. — Этот маленький гаджет такой же мощный, как первый суперкомпьютер, с которым я работал, — он стоил почти $20 млн, а сейчас эта вещь в руке у 2 млрд людей».

«А когда я впервые побывал в Кремниевой долине, она находилась в летаргическом сне, — продолжает Андриссен. — В старших классах я вообще думал: придется учить японский, чтобы работать в технологической индустрии. Когда я приехал туда, моим главным чувством было: неужели я все пропустил, и новая волна технологий, бурно развивавшихся в 80-е гг., уже закончилась, и я пришел слишком поздно? Но он ошибался. И верил в свой успех. Я вообще самый оптимистичный человек среди всех, кого знаю, — говорит о себе мой собеседник. — Я оптимистичен — возможно, до грани ошибки, особенно в отношении новых идей. Обычно, когда я знакомлюсь с новой идеей, у меня не возникает вопрос, сработает ли идея, я пытаюсь представить, что будет, если она сработает».

Андреессен любит пользоваться Twitter. Свой первый пост он написал всего год назад и за полгода разместил больше 22 500 твитов. «Меня часто спрашивают, сам я ли веду свою страницу в Twitter. Конечно, я бы никогда не дал доступ к моей учетной записи, я не сумасшедший», — говорит Андреессен. В своем Twitter он пишет обо всем — начиная с проблем экономики и заканчивая иммиграционными инициативами правительства. «Возможно, Twitter — восьмое чудо света. Сеть микроблогов показывает, что происходит между технологическим и обычным миром. Если перемотать время на 6-8 лет вперед, то я уверен, что Twitter будут использовать люди по всему миру. С его помощью будут общаться все, в том числе Папа римский и президент Ирана. Это как будто у меня есть микрофон и громкоговоритель, которые передают мои слова журналистам по всему миру».

ff_andreessen2_f

Смелые заявления Марка Андреессена в Twitter на разные темы собрали армию поклонников и последователей и вовлекли его в несколько очень больших сражений. В июне прошлого года веб-сайт Salon обвинил Андреессена в том, что он в своем Twitter проповедует достижения Кремниевой долины. Карл Айкан, американский финансист, называющий себя инвестором-активистом и защитником интересов акционеров, обвинил Андреессена в том, что тот был ментором пяти прямых конкурентов eBay.

Прошелся Айкан и по продаже доли в Skype в сентябре 2009 г. за $2,75 млрд группе инвесторов, среди которых был и Андреессен. Андреессену даже пришлось защищаться — он дал интервью, в котором сказал, что венчурные капиталисты, заседающие в советах директоров публичных технологических компаний, следуют этическим практикам, которые приняты и в других отраслях. Все обвинения Айкана Андреессен назвал ложью и спекуляциями. Таких людей, как Айкан, Марк Андреессен называет «активистами»:

«Раньше, если бы такой активист пришел и сказал: “Привет, вы меня не знаете, но я только что купил 2% ваших акций и теперь буду рассказывать, как вы должны управлять компанией”, — совет директоров бы просто дружно рассмеялся. В новом мире держатели акций более склонны к работе с активистами, так что, я думаю, со временем число таких людей увеличится».

После долгого монолога Андреессен заказывает себе поесть.

«Здесь, в Калифорнии, очень хорошая и здоровая еда, я полностью адаптировался к ней, раньше я весил 180 кг из-за чизбургеров и картофеля фри, но теперь все путем». К нам подходит официантка, и Андриссен заказывает говядину с карри и чай со льдом: «Я заказываю всегда одно и то же, я действительно очень скучный человек, мы с женой не путешествуем, никуда даже не выходим».

В будущем все будет хорошо, если нам это позволят технологии, тем не менее, необходима более высокая производительность для сокращения процента людей, которые будут работать, опять пускается в рассуждения Андреессен.

«Общество хочет стать богаче, но уровень рождаемости падает, в США наметилась тенденция замедления, если бы не нелегальная иммиграция, у нас бы не было таких экономических показателей, миграция — это лучшее, что может с нами происходить, но ирония в том, что никто не хочет об этом говорить. Прежний фермерский труд был совершенно ужасным. Фермеры вставали в шесть утра и работали по 14 часов в день. Люди умирали на заводах, шахтеры — в шахтах, это ужасные, ужасные работы. Новые места работы лучше. Это происходит по всему Китаю, а сейчас еще в Индонезии и Вьетнаме. Каждый раз, когда Foxconn открывает завод, буквально сотни тысяч человек подают анкеты в надежде устроиться на работу. В развивающихся странах люди готовы на что угодно, лишь бы попасть на современное производство, потому что альтернатива гораздо хуже. Так что, на самом деле, благодаря техническому прогрессу труд становится лучше», — уверен Андреессен.

Дальше мы переходим к проблемам фондовых рынков. Андреессен уверен, что многие новые известные интернет-компании создают реальный состоятельный высокорентабельный бизнес с хорошими показателями роста. Сегодня фондовый рынок на самом деле «ненавидит» технологичный сектор, если судить по соотношению цена/прибыль большинства крупнейших торгуемых технологичных компаний. Например, у Apple P/E составляет около 15,2 — примерно как по рынку в целом, несмотря на высокую прибыльность и доминирующие позиции компании.

«Да и какой может быть пузырь, когда все постоянно кричат о пузыре», — говорит Андреессен.

Пока разговоры ведутся лишь о финансовой оценке, а не основополагающей «внутренней» стоимости лучших компаний, в то же время, именно это имеет огромное значение сегодня, считает Андрeeссен. По его мнению, мы переживаем радикальный и массовый технологический и экономический сдвиг, в результате которого софтовые компании оккупируют огромные сферы экономики. В ближайшие 10 лет он прогнозирует сокрушительное вторжение программного обеспечения во многие отрасли. Через 10 лет по меньшей мере 5 млрд человек станут пользоваться смартфонами и в каждую секунду будут иметь доступ в интернет.

«При неуклонном снижении стартовых издержек в сфере IТ-технологий и расширении рынка онлайн-услуг мы получим глобальную экономику, впервые в истории полностью опутанную цифровыми сетями и технологиями — воплощенная мечта любого кибервизионера начала 1990-х, реализованная через поколение», — прогнозирует Андриссен.

Он говорит о пожирании программным обеспечением традиционного бизнеса. Одним из самых ярких примеров такого феномена он называет ликвидацию одной из крупнейших книжных сетей США — Borders Group — и параллельный рост онлайн-магазина Amazon. В 2001 г. Borders согласилась передать свой веб-магазин компании Amazon, посчитав онлайн-продажи непрофильным и нестратегическим направлением бизнеса.

Андрeeссен признается, что любит рисковать. Microsoft стала публичной в 1986 г. — тогда ее оценивали в $300 млн, сейчас она стоит $300 млрд. В 2004 г. при размещении Google оценили в $30 млрд, сейчас компания стоит $300 млрд.

«Я люблю рискованные инвестиции, возможно, я необычный, потому что большинство людей хотят жить в мире, где нет никакого риска», — говорит Андрeeссен.

О новой и рискованной, по мнению многих экспертов, системе электронной наличности биткойн Андриссен также говорит с оптимизмом:

«Когда мы пытались найти инвесторов в Netscape, они в большинстве своем говорили, что мы сошли с ума. Криптовалюта — наиболее похожая на ту историю вещь за последние 20 лет. Биткойны ошеломляют. К сожалению, многие до сих пор не понимают их потенциала. Надеюсь, однажды я смогу использовать биткойны для самых простых операций, например покупки автомобиля через мобильное приложение. В течение трех лет эта технология выйдет на новый уровень».

Неиссякаемая энергия Андриссена не дает ему покоя и ночью — он спит по шесть-восемь часов. «Я люблю поспать утром и в основном работаю во второй половине дня, я вообще очень счастливый человек и очень оптимистичен по поводу будущего технологий». Пока я оплачиваю счет за обед, Андриссен разбирается с оплатой парковки в своем новом приложении, подтверждая свою веру в то, что технологии — это ответ на все вопросы.

Источник: vedomosti.ru



Categories: Бизнес, Инвестиции, История, США

Tags: , , ,

Leave a Reply

14 Комментарий на "«В детстве у меня было чувство, что я могу собрать любую вещь»"

Notify of
avatar
trackback
Как экономист Милтон Фридман предсказал Биткойн – Bit•Новости

[…] сделки, кажется, ничего не доказывает. Но, как сказал Марк Андрисен (Marc Andreessen) в интервью для New York […]

trackback
Бит Лицензия заставила Биткойн-стартапы обходить Нью-Йорк стороной | Bit•Новости

[…] В наших рядах есть великие магистры, такие как Марк Андриссен, играющие за нас и ставящие на успех Биткойна десятки, […]

trackback
«В детстве у меня было чувство, что я могу собрать любую вещь» | CryptoNews

[…] Источник: bitnovosti […]

V
Участник
Особенно меня умиляет каждый раз, как кто-то называет «гиков» «золотыми», «богатыми», «гениями» и тп. что большинство тупых песд в нашем любимом СНГ никогда не ведутся на гиков. Испытываю смачное наслаждение при мысли, сколько всего в жизни упускают эти малолетние дурочки с высокими и весьма стандартизированными запросами и большими сиськами и без мозгов когда понимают, что сосед ботан выбился в люди и уехал в Силиконовую Долину или Киев например а парень гопник который всегда пиздил ботана окончательно спился, потерял работу, лежит в комнате и трахает диван, если ее рядом нет. Это по настоящему вдохновляюще для такого социопата как Я. Особенно если… Read more »
Анонимно
Гость

У неё отец был гопник просто. Импринтирована модель выживания. А зря ты на них заглядываешься, кстати. Знакомься лучше с ботанками, Леонард.

V
Участник
Леонард? Это вы к кому обратились? Я на них не заглядываюсь, они меня «впечатлили» еще с момента поступления в ВУЗ (как и «ботанки»), после чего на американизацию и шлюхозацию (или как правильно) нашего общества Я стал смотреть с очень большими подозрениями… Видишь ли, не нравится мне, что половина мира и Африки даже (ДАЖЕ АФРИКИ!) считают Украину страной шлюх. Да, негры которые живут здесь (приехали на ПМЖ) говорят что 80% укр. девушек — шлюхи, которых можно купить за американские понты. Я не то чтобы с ними согласен… хотя сам не раз был свидетелем шлюхосъема как коллег по работе, так и одногруппниц.… Read more »
Анонимно
Гость

Когда я, очередной раз, читаю о миллиардерах, воспевающих оду биткойну, возникает вопрос — если все так хорошо, почему же вы господа не храните ваши деньги в крипте? Или хотя бы часть денег. Если десяток, таких буратин, вложится по пол лярда, то капитализация тут же взлетит на 100%. Ан нет, не рискуют, ждут. По тихоньку, мелкими шагами, становятся на эту дорожку.

V
Участник

Ты и правда думаешь, что они по настоящему рискуют по жизни? Это только в фильмах с ди Каприо миллиардеры готовы одаривать всех бомжей на районе золотыми часами и готическими особнячками, в реальности же они даже не могут спокойно расстаться со своими какашками, всякий раз сожалея при нажатии на кнопку смыва в туалете.

Анонимно
Гость

А как почитаешь статейки, так каждый первый, супер рисковый малый. Начинают в гаражах, ставят на кон последние лапти. В 20-ть зарабатывают свой первый лям.

V
Участник
В Америке такие парни могут себе это позволить, так как гаражи имеются у каждого бомжа. Но вопрос не только в этом, а еще и в том, что сами эти люди по жизни весьма скромны и могут например носить 1 рубашку мятую по 2 недели. Я сам такой, но когда у них появляется КОРПОРАЦИЯ, когда их продукты «выстреливают», они начинают строить т.н. корпоративную идеологию или «легенду», или десятки подобных легенд, суть которых в беспонтовом пиаре аля «айфоны — еще и самые дешевые в мире!» с типа наивным расчетом, что кто-то в это поверит. А хуле? Они уже захватили рынок и могут… Read more »
Стас Борецкий
Гость

Как у вас бомбануло мощно! НЕНАВИСТЬ!!111

V
Участник

Да меня иногда бомбит ага.

wpDiscuz