Валютный кризис в России: все так похоже на 2008 год!

19
ПОДЕЛИТЬСЯ

rubl-upal

У вас не возникает ощущения, что «2008 год повторяется»? У меня – да! В ноябре 2008 года курс российского рубля обваливался по отношению к доллару, российский центробанк проводил интервенции на валютном рынке, процентные ставки выросли до высоких уровней и я писал об этом в своей колонке.

Вот что я писал в 2008 году:

На первый взгляд, кажется, что центральный банк России делает то, что он должен делать для поддержания курса рубля. Рубли выкупаются на валютном рынке за счет золотовалютных резервов. Намеченные уровни процентных ставок центробанка подняты, а главная ставка по однодневным кредитам ныне достигает 12%.

Однако более пристальное изучение вопроса выявляет, что центральный банк, как и большинство центральных банков в подобных ситуациях, упускает из виду самый важный фактор – количество рублей в обращении. Рублевая масса по большей части остается неизменной. Если спрос на рубли упадет, а предложение останется на прежнем уровне, тогда падение курса рубля станет неизбежным результатом. На самом деле, как только участники рынка заметят, что центральный банк не управляет предложением рублей должным образом, спрос может упасть еще больше.

«Рублевая масса» известна как денежная база. На 10 ноября центральный банк сообщил, что рублевая денежная база составила 4,416 млрд рублей. При курсе 27 рублей за доллар это равнозначно примерно $163 млрд. 1 сентября денежная база составила 4,508 млрд рублей. Мы видим, что, несмотря на очевидные усилия центрального банка, рублевая денежная база почти не изменилась.

Что ж, прошло шесть лет. Курс рубля упал с 32 за доллар в начале 2014 года до примерно 41 за доллар сегодня. Учетная ставка центрального банка держится на уровне 8%, и центробанк провел интервенцию в октябре, скупив, в общем и целом, рублей на $9,262 млрд (около 370 млрд рублей по курсу 40 рублей за доллар). Этим он многого не добился.

Это последовало за интервенциями на $39 млрд долларов и €3,8 млрд евро ранее в этом году.

А денежная база? К несчастью, мы еще не располагаем информацией о том, что случилось в октябре, но на 1 февраля 2014 года она составляла 9,351 трлн рублей, а на 1 октября 2014 года – 9,947 трлн.

Денежная масса демонстрирует определенную долю сезонных колебаний, но, особенно в кризисной ситуации, должно было произойти следующее: денежная база должна была сократиться примерно на ту же сумму, что и объем валютной интервенции. Валютные интервенции до октября должны были привести к сокращению рублевой денежной массы примерно на 1,54 трлн рублей, то есть примерно на 15%. Но этого не произошло. Вместо этого за это время денежная база увеличилась на 6%. Проблема «слишком большого количества рублей» усугубилась с обычными для этого последствиями. Я догадываюсь, что то же самое происходило и в октябре, что мы скоро и увидим в статистике.

BN-EW210_ruble1_F_20141006070848Вот что я писал в 2008 году:

Когда центральный банк продает доллары, взамен он получает рубли. Для поддержания курса валюты эти рубли должны исчезнуть из обращения. Иными словами, денежная база должна сократиться на соответствующую сумму. Если бы это сделали, денежная масса уменьшилась бы приблизительно на 60%, или 2,646 млрд. Осталось бы всего 1,770 млрд рублей. В случае необходимости центробанк мог бы купить все оставшиеся существующие рубли на дополнительные $66 млрд.

60-процентное сокращение денежной базы – это очень много. На практике вряд ли потребовалась бы такая отчаянная попытка для поддержания курса валюты, если бы центральный банк решал проблему должным образом. 20-процентного сокращения было бы более чем достаточно. Это потребовало бы использования валютных резервов лишь на $33 млрд, относительно небольшую сумму.

По крайней мере, до окончания кризиса денежной массе нельзя позволять расти посредством каких-то других операций на открытом рынке, таких как таргетирование процентных ставок. В техническом смысле операция по скупке рублей должна быть «нестерилизованной».

Я не знаю, читает ли это кто-то из российского правительства, но мне известно, что в начале 2009 года они приняли именно описанные меры. В феврале 2009 года денежная база сократилась на 22%, что в точности соответствовало объему продаж иностранной валюты. И это сработало: рубль пошел на укрепление, и кризис миновал. Я задокументировал это в своей книге 2013 года «Золото: Монетарная Полярная звезда», которая доступна в бесплатной электронной версии здесь. О России говорится на странице 133.

Итак, мы знаем, что это работает.

Ужасает то, что российский центробанк должен знать об этом, потому что именно они это сделали, и для них это сработало. Но, похоже, его руководство просто забыло об этом. (Предположительно, там появились новые люди). Финансовая политика сегодня — как в России, так и в других странах – в руках болванов. Люди не верят, когда я это говорю. Но как еще это назвать?

Здесь у центробанка есть ряд возможностей. Он мог бы продать золотовалютные резервы и сократить денежную базу на соответствующую сумму – как это было в начале 2009 года. Но он также мог продать внутренние активы (государственные облигации) и сократить денежную массу на столько же. Таким образом, ему не пришлось бы вообще терять какие-либо золотовалютные резервы. Я предлагаю начать с 10-процентного сокращения денежной базы, а в случае необходимости снизить ее на 20% или даже 30%. В реальности тип продаваемых активов не имеет значения. Важно то, чтобы рублей в обращении осталось меньше, чем было на момент начала операции.

В конечном счете, я надеюсь, что Россия проявит лидерство в создании нового монетарного порядка на базе золота. Однако перед этим ей придется узнать кое-что о том, как правильно управлять валютой. Невозможно управлять валютой, основанной на привязке к золоту или каким-либо другим твердым, ограниченным активам, если ты действуешь наобум.

Источник: 24hgold, АЭШ
Автор: Нейтан Льюис

 

19 КОММЕНТАРИИ

  1. Ну что, сегодня ЦБ поднял ключевую ставку до 9,5%.
    Вот и посмотрим к чему приведет сокращение денежной массы.

  2. Мне думается, что ослабление рубля и есть нынешняя политика правящей олигархии. Чем выше курс, тем меньшая часть долларовой выручки пойдет на налоги и больше останется на выплату по кредитам. А то, что социальные гарантии имени президента подвергнутся инфляционному обесцениванию, это уже проблемы туземцев, а не эффективных менеджеров. Зато зарплаты в госкорпорациях для топов зафиксированы не просто в долларах, а в десятках миллионов долларов!

  3. Почему слабый рубль в этот раз не поможет российским производителям

    За последние 15 лет в России было три крупных попытки импортозамещения. Чем нынешняя отличается от предыдущих и чем опасна теперь опора на ослабление рубля?
    http://www.themoscowtimes.com/upload/iblock/31f/5300-08-doll_eu_Ru.jpg
    Россия к осени 2014 года выработает свою стратегию в области импортозамещения, заявил в мае президент Владимир Путин. Речь шла о производстве программного обеспечения, радиоэлектронного оборудования, продовольствии. Вернуть рынок национальным производителям, сократив импорт, планировалось за счет «модернизации промышленности, строительства новых предприятий, локализации конкурентного производства в России».

    О результатах пока судить сложно. При сокращении импорта почти на 10% по отношению к предыдущему году рост промышленного производства в России незначителен (например, в сентябре промпроизводство ускорилось на 2,8% против снижения в августе). В целом по экономике картина к лучшему пока кардинально не меняется, и неясно, изменится ли.

    На протяжении последних 15 лет в России можно выделить три основных периода импортозамещения. Кроме сегодняшних попыток, было еще две. Они следовали за кризисами 1998 года и 2008 года. Во всех случаях их важным фактором было масштабное ослабление рубля. Кстати, в этом году оно усиливается воздействием импортных ограничений на продовольствие.

    Реакция экономики на сокращение импорта и протекционизм, кажется, постепенно убывает со временем. Если в 1998 году экономика реагировала быстро и масштабно, в 2008–2009 годах этот эффект был гораздо более сдержанным, то в этом году заметного ускорения роста производства как-то не наблюдается. Сдерживающим фактором является недостаток инвестиций в экономике за последние пять-шесть лет. В результате износ оборудования крайне высок, в то время как загрузка производственных мощностей существенно выше, чем в 1998 и 2008 годах. Да и безработица сегодня близка к историческим минимумам. То есть ресурсы для ускоренного роста производства ограничены: не хватает людей, мощностей и оборудования.


    Что точно России не нужно, так это опора на политику слабого рубля как средство стимулирования роста экономики и бюджетных доходов. Такого рода политика чревата подрывом доверия к национальной валюте, ростом инфляции и двойной зависимостью бюджета и экономики – не только от высоких цен на нефть, но и от все более слабого рубля.

    • Покупать твердые активы, которые нельзя «просто взять и напечатать», очевидно. Вот только проблема в том, что все такие активы сильно волатильны по цене на краткосрочном временном интервале. Зато хорошо сохраняют вашу покупательную способность в течении многих лет или десятилетий.

    • Посмотрите как себя вел рынок недвижимости последние 10 лет, соотнесите с курсом. Для длинных денег в самый раз.

  4. Никто не будет уничтожать купленные за баксы рубли. Это полный бред. Вот прикупить себе недвижимость в Крыму, или создать бредовый мега проект по имитации лунной базы на земле, это они могут ))

  5. В текущей ситуации, когда нужно развивать своё производство из-за санкций, сокращение рублевой массы окончательно похоронит возможность развития.

    • Не соглашусь с Вами. Сокращение денежной массы выводит капитал из финансового сектора и управленческого сектора, но укрепляет рубль, увеличивая его покупательскую способность, таким образом, стимулируя развитие как раз в реальном секторе. Эффективность управления капиталом возрастает.

      • Всё более сложно. Сам по себе объем денег не сильно влияет, деньги будут уходить туда, где выше прибыль, а это финансовый сектор.
        Реальный сектор вырастет тогда, когда получит деньги на развитие. Я имел ввиду конечно целевое кредитование, а не разбрасывание денег с вертолета.
        Но если тупо сократить денежную массу, то до реального сектора вообще деньги не дойдут.
        Кроме того при сильном рубле выгодней импортировать чем производить.

        • Проблема как раз в том, что в текущей инфляционно-кредитной парадигме, «прибыльность» финансового сектора, делающего деньги «из ничего», ВСЕГДА будет выше, чем у реального сектора. Именно в этом первопричина нынешней «финансиализации», когда малозначительный сервисный (по сути) сектор раздулся, как злокачественная раковая опухоль, высасывая все соки из реального сектора экономики. Сравните долю финансового сектора (особенно долю прибыли) в конце 19-го/начале 20-го века, и сейчас — и все поймете.

    • А смысл развивать производство, если государство решило подзаработать на спекуляциях? Тем более, что кошельки в наших карманах еще позволяют это делать. Иными словами, сокращение денежной массы не более чем грабеж собственного народа. Все правильно, чтобы корова давала больше молока, надо ее меньше кормить и больше доить. Сократим денежную массу, увеличим ставки по кредитам и придушим промышленность на йух, тем боле, что на год снижение курса позволит правительству заткнуть дыры в бюджете (все надеюсь помнят, как радостно они потирали руки, когда курс рубля падал). А что будет через год? Да всем пофиг, может уже новое правительство будет, и все пойдет по-новой. Вот, например, http://expert.ru/expert/2012/47/myi-nichego-ne-proizvodim/
      «Производство товаров в России на душу населения в десятки раз ниже, чем в любой развитой стране. Мы серьезно не инвестируем в основной капитал уже более двадцати лет. Зато мы лидеры по доле торговли в ВВП. Если так пойдет дальше, то скоро мы окажемся в доиндустриальной фазе»

    • Поправочка — у нас нет НОРМАЛЬНОГО производства, способного производить качественно либо за разумную цену. Поддерживать это недоразумение таким образом (за счет других фактически!) за счет снижения курса рубля нет никакого смысла!..

      Нормальным производителям рост рубля никак не мешает, и даже помогает.

      Ну а те кто не могут производить более качественно либо хотя бы дешево — пусть идут зарабатывать чисткой сапог тем кто может — нам такие не нужны!

      Vladimir
      PS вон дожили что даже военный беспилотник до ума довести не могут, за такие-то деньги!..
      Раньше в любом кружке юных пионеров делали лучше…

    • Несокращение рублевой массы в условиях кризиса — это грабеж собственного народа.

      Цены в кризис должны падать, а рубль дорожать. В кризис бизнес и люди должны экономить и осмотрительно покупать дешевеющие активы для поднятия производства.

      Резервы как раз нужно тратить в момент кризиса на укрепление рубля и сокращение денежной массы. Не делать этого — по сути признавать, что долларовые резервы были куплены зря. Ведь долларовые резервы постоянно обесцениваются из-за эмиссии доллара.

      Несокращение рублевой массы — по сути прямой сигнал ЦБ, что рубль не деньги, а хранить средства нужно в долларах. Если бы в кризис рубль укреплялся, то он вышиб доллар и евро из сбережений граждан и бизнесов. Это равносильно вливанию денег в собственную экономику и серьезный удар по оттоку капитала.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here