ПОДЕЛИТЬСЯ

peter-morici-an-economics-professor-at-the-university-of-maryland (1)
Все началось с простого вопроса: не согласится ли мой бывший профессор по экономике обсудить Биткойн? Я хотел узнать его мнение об интересных идеях, которые недавно пришли мне в голову. 
Однако из предложенной дискуссии ничего не вышло.

«Я не собираюсь даже обсуждать этот глупый скам. Недавний обвал курса, арест директора Биткойна по обвинению в отмывании денег (имеется в виду Чарли Шрем), пропажа тысяч монет, похожая на аферу, официальные запреты… Думаю, все эти события ясно показывают, что Биткойн нельзя принимать всерьез, тем более считать средством сохранения стоимости».

Вот и все, что я услышал.

Конечно, я мог бы предложить обсуждение не в такое горячее время. Крах Mt.Gox шокировал общественность и породил множество сообщений в СМИ о вероятной смерти этой молодой технологии. Однако такие события случались и раньше.

Тем не менее, эта реакция разочаровала меня. Возможный успех или неудача биткойна – это не то, что должно волновать экономистов. Их должен занимать сам удивительный факт существования этой системы.

В экономике большое значение имеет определение денег. За последние сто лет с этим не было никаких проблем, поскольку деньги были довольно простым инструментом. Эмиссия осуществлялась государством, которое также определяло стоимость денег, как правило, в виде банкнот и монет. Интернет немного изменил ситуацию, так как появились электронные денежные переводы, однако система по-прежнему базировалась на государственном управлении.

Биткойн изменил все. Вот выдержка из отчета JP Morgan «Дерзкий биткойн»:

«Ограничение биткойна заключается в следующем: благодаря влиянию анархистов, здесь нет властей, вынуждающих людей использовать биткойн так же широко, как используются фиатные деньги. Однако это является уникальной ситуацией. Обычно новые валюты не получают массового признания спонтанно или за счет инициативы снизу. Они начинают широко использоваться на уровне государства, поскольку правительства объявляют их официальным платежным средством, а затем распространяются по всему миру, если являются платежным средством в регионах с сильной экономикой и крупными, свободными рынками капитала… С точки зрения использования для транзакций, отсутствие официального статуса является очень серьезным препятствием».

Однако биткойн уже преодолел это препятствие. По какой-то причине, без всякого принуждения, миллионы людей во всем мире оплачивают и продают свои товары с помощью этой криптовалюты. Экономисты всячески акцентируют внимание на том, что криптовалюта еще не достигла полного развития и не может сравниться по распространенности с «официальными» валютами. Однако они игнорируют тот факт, что этот «побочный продукт» компьютерной программы, выпущенной всего 5 лет назад, сейчас можно использовать для покупки практически любых товаров, например, персидских ковров на Overstock.com, просто потому, что люди согласились считать его эквивалентом стоимости.

JP Morgan прав, до сих пор валюты не получали широкого признания за счет «инициативы снизу». Но ведь это именно то, что происходит сейчас.

Между тем, подавляющее большинство экономистов вообще игнорирует это удивительное явление (существуют и исключения, например, группа экономистов из Стэнфорда). Они игнорируют то, что можно назвать как минимум потрясающим социальным экспериментом в экономике и монетарной политике, не утруждая себя изучением даже базовых принципов системы.

Наглядным примером может служить мой бывший преподаватель – самый яркий экономист, с которым мне довелось общаться – который просто-напросто ничего не желает знать о Биткойне и даже не понимает, что никакие «директора» не могут повлиять на эту систему.

Почему это так?

Все объясняется боязнью перемен. Если Биткойну удастся достичь мирового признания, это потрясет самые устои экономики. Кейнсианство, лежащее в основе современной экономики, считает действия центробанков по «разумному печатанию денег» одной из главных концепций своей модели. Биткойн же позволяет обходиться вообще без центробанков.

Вот почему Пол Кругман, которого можно назвать «звездой экономики», критикует либертарианский уклон биткойна в своей статье Биткойн – это зло. Или почему экономист из Йеля Роберт Шиллер называет Биткойн «пузырем» и не понимает, чем же он так привлекает людей. Вместо того чтобы воспринять и изучать это перспективное новшество в мире экономики, они критикуют Биткойн из-за того, что он никак не укладывается в рамки теорий, на которых они построили свою научную карьеру.

Такую науку нельзя назвать продуктивной.

На самом деле эти люди понимают, что современная экономика, которую они изучают, сталкивается с серьезными проблемами. Шиллер заранее предсказал мировой экономический кризис, а Кругман еще в 2008 году заявил, что последние 30 лет макроэкономики были «в лучшем случае совершенно бесполезны, а в худшем – вредны». Мой бывший преподаватель однажды согласился с моим утверждением, что в экономической науке должна произойти революция.

Так почему же они не обращают внимания на эту новую органическую экономику, которая на наших глазах переписывает историю денег, и не признают, что происходит нечто важное?

Ответ прост: их пугают перемены. Экономисты не хотят признавать, что работа всей их жизни вот-вот будет выброшена на свалку истории.

Однако в конечном счете их мнение не имеет никакого значения. Мир движется вперед независимо от мнения лауреатов Нобелевской премии по экономике. Можно лишь надеяться, что эти выдающиеся умы сумеют избавиться от своих страхов и в конце концов присоединятся к изучению этого феноменального явления, лежащего в области их научных интересов.

Источник: Bitcoin Magazine

34 КОММЕНТАРИИ

  1. Что же это за профессор такой, если он выучил автора так, что автор не в состоянии даже просто понимать различий между понятиями «денег» и «валют»?

    Если с точки зрения автора, «деньги» и «валюты» — это одно и то же, то «профессор» его, либо вымышленный, либо липовый.

  2. […] На самом же деле, хард-форк — это их ночной кошмар. В долгосрочной перспективе, хард-форк может быть полезен Биткойну, чтобы избавиться от наглых и жадных китайских майнеров, возомнивших себя неуязвимыми, и считающих, что Биткойн принадлежит им, а не пользователям. Их должно вымыть технологией. Их риторика всё больше и больше напоминает Джорджа Сороса, Ротшильда и иже с ними. […]

  3. […] На самом же деле, хард-форк — это их ночной кошмар. В долгосрочной перспективе, хард-форк может быть полезен Биткойну, чтобы избавиться от наглых и жадных китайских майнеров, возомнивших себя неуязвимыми, и считающих, что Биткойн принадлежит им, а не пользователям. Их должно вымыть технологией. Их риторика всё больше и больше напоминает Джорджа Сороса, Ротшильда и иже с ними. […]

    • Давайте предположим, что довольно крупное государство (например США) решило полностью перейти на Биткоино-подобный способ расчетов. На старте все 100% премайн-денег будет принадлежать нац.банку. Валюту может майнить только нац.банк и размер майна неизменный, к примеру 5% в год от первоначального размера премайна. Объясните мне, какие профиты будут от такой системы (с точки зрения общеэкономического развития и государства) и каким способом можно провести первоначальное распределение ресурсов?

    • Это не важно, дяде Сатоши или государству. Если они участвуют в экономической деятельности, то очевидно со временем они перетекут в другие руки. Если не участвует, то общество без проблем будет пользоваться оставшейся частью.

      Важен момент, что государство не может напечатать себе биткойнов неограниченно по своему желанию. Или дать в долг несколько раз одни и те же биткойны, как это сейчас делается всеми банками с фиатной валютой.

      • 3/4 это в перспективе огромная сумма, позволяющая обойтись без «допечатывания», разве нет?
        Возможно, они перетекут в другие руки. Но на это ведь потребуются годы, и к тому времени может появиться еще какая либо валюта, ситуация может кардинально измениться.

        Это не вызывает доверия. Не меняем ли шило на мыло?

  4. Мир уже стал глобальным (хотя он таким и был, просто не были достаточно развиты средства связи) а человек не поспевает за этими изменениями и всеми силами держится за привычные рамки (зона комфорта). Но процесс идет, и то что не делает разум, сделает время 😉

  5. Пройдёт время и Биткоин займет свою нишу в сознании людей, как он делает уже. Конечно собственники других валют будут бороться с конкурентом всеми способами и тем самым поднимать его рейтинг. Самая гениальная идея это чётко ограниченнное общее количество криптовалюты. А вот производство монет может всё испортить, потому что это нельзя будет контролировать.

  6. Экономическая наука в последние десятилетия имхо развивается как догматическая, религиозная с верой в авторитетов. Есть множество соперничающих экономических школ-сект, и правильно предсказывать кризисы (экономические циклы) удается далеко не всем. Особенно слабой выглядит именно официальная наука на содержании ФРС, оправдывающая чрезвычайное влияние банкиров и частичное резервирования, не смотря на угрожающие катастрофические последствия.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ