Теория и история на стороне Биткойна

Bitcoin-coins-300x300Феномен Биткойна сейчас достиг ведущих средств массовой информации, где он встретил прием, который варьировался от скептического до откровенно враждебного. Недавняя неустойчивость цен на биткойн из-за проблем, связанных с биткойн-биржей Mt.Gox, привела к дополнительной негативной огласке. Справедливо ли такое однобокое освещение?

На мой взгляд, Биткойн – это гениальная денежная концепция, и даже если он потерпит неудачу в своей нынешней инкарнации – сценарий, который я не могу исключить, но считаю чрезвычайно маловероятным – сама концепция слишком сильна, чтобы быть проигнорированной или подавленной в долгосрочной перспективе. В то время как скептицизм в отношении чего-либо столь принципиально нового, возможно, понятен, большинство тирад против Биткойна как формы денег неубедительны, спутанны, пересыпаны фактическими ошибками. Центробанки всего мира, бойтесь, очень бойтесь!

Поиск перспективы

Любой надлежащий анализ должен проводить четкое различие между следующими уровнями явления Биткойн: 1) само понятие, то есть идея твёрдой криптовалюты (цифровой валюты), за которой не стоит никакой эмитирующей ее власти, 2) основные технологии Биткойна, в частности, его математический алгоритм и процесс майнинга, с помощью которого создаются новые монеты и поддерживается работа всей системы, и 3) инфраструктура поддержки, которая расширяет экономику Биткойна. Она включает в себя различных поставщиков услуг, таких как биржи, торгующие биткойном и фиатными валютами (Mt.Gox, Bitstamp, Coinbase и многие другие), провайдеры биткойн-кошельков, платежных услуг и т.д., и т.д.

Прежде чем мы рассмотрим последние события и недавние нападения на Биткойн в СМИ, мы должны иметь четкое представление о нескольких вещах: Если 1) не выполняется, то есть, если основная теоретическая концепция неэластична, не наднациональна, аполитична, и международное средство обмена на самом деле не востребовано, или, как некоторые полагают, структурно уступает традиционным государственным  бумажным деньгам, то вся эта затея не имеет будущего. В таком случае уже неважно, насколько хорош алгоритм или изящно использование технологии шифрования. Если вы не верите в 1) — как, очевидно, не верят многие экономисты (ошибочно, на мой взгляд) — то вы можете забыть о Биткойне и игнорировать его.

Если 2) не выполняется, то есть имеется терминальный недостаток в конкретном алгоритме Биткойна, само по себе это не отменяет 1). Просто следует ожидать, что превосходящая криптовалюта рано или поздно займет место биткойна. Вот и все. Основная идея выживет.

Если есть проблемы с 3), то есть, если есть сбои и неисправности в новой и быстро растущей инфраструктуре вокруг Биткойна, это также не отменяет ни 1), самой концепции криптовалюты, ни 2), ядра Биткойн-технологии, но может быть просто конкретными неудачами некоторых поставщиков услуг и отражать болезни роста новой индустрии. Насколько я могу судить, по истории Mt.Gox, где люди потеряли свои деньги (а я вполне мог бы быть одним из них), вполне ожидаемо, что новая технология будет подвержена спадам. И, вероятно, потери и банкротства на этом пути неизбежны и будут иметь место также и в дальнейшем. Люди, это капитализм, ничего не поделаешь. Но, когда читаешь комментарии в газетах, кажется, что, несмотря на все эти воскресные проповеди, превозносящие инновации и креативность, люди в действительности готовы иметь дело только с «рынками», которые уже были аккуратно зарегулированы до состояния стагнации и заботливо «управляются» центробанком .

Те, кто сокрушаются по поводу волатильности валюты либо наивны, либо злонамеренны. Неужели они ожидают, что по мановению волшебной палочки явится новая валюта – всецело сформированная, ликвидная, стабильная, с полностью развитой инфраструктурой?

Недавние события вокруг Mt.Gox и истории о хакерских атаках, на мой взгляд, могли бы стать долгосрочной проблемой для Биткойна, если бы можно было доказать, что они были связаны с непоправимыми недостатками в самой базовой технологии Биткойна. Действительно, такие утверждения имели место, но до сих пор они звучали очень неубедительно. Мне все еще кажется разумным предположить, что в настоящее время большинство недавних проблем Биткойна – это проблемы в третьем уровне  — поддерживающей инфраструктуре — и что все это до сих пор не подорвало веру во второй  уровень, центральную технологию Биткойна. Если это действительно так, то также разумно предположить, что эти трудности вполне могут быть преодолены. На самом деле, чем сильнее концепция, уровень 1, чем более убедительны долгосрочные преимущества и выгоды полностью децентрализованной, никому не подвластной, безнациональной глобальной цифровой валюты, тем больше вероятность того, что любые сегодняшние недостатки ее инфраструктуры будут очень скоро устранены. Не надо быть криптографом, чтобы верить в это. Нужно просто осознать, что человеческая изобретательность, разумный эгоизм и конкуренция, объединившись, способны создать превосходную децентрализованную систему. Все, кто понимает силу рынка, человеческой креативности и добровольного сотрудничества, должны быть уверены в завтрашнем дне цифровых денег.

Всё, что случилось за последнее время – борьба за Gox, хакерские атаки, волатильность рынка – наименее затронуло первый уровень, основную концепцию. И тем не менее, именно сама концепция вызывает столь бурную реакцию со стороны защитников фиата, что в своих попытках дискредитировать её некоторые авторы не стесняются самых нелепых и фактически абсурдных заявлений. Один из конкретных примеров – заявление Марка Т. Уильямса, профессора финансов Школы Менеджмента Бостонского университета, который недавно напал на Биткойн в Financial Times в своей статье на Business Insider.

Деньги и государство: факты и вымысел

Среди прочих страшилок в статье Уильямса – уподобление Биткойна атаке зомби или чужих на нашу стабильную финансовую систему. Подчеркивая волатильность и нестабильность системы, автор делает действительно странное утверждение о том, что история показывает тесную связь между валютой и суверенитетом. Хорошие деньги, по словам Уильямса – это контролируемые государством деньги. Вот некоторые из его высказываний.

«Каждый суверенитет использует валюту».

«Доверие и вера в то, что суверен прочно стоит за своей валютой, имеют решающее значение».

«Суверены понимают, что без последовательного экономического роста и стабильности уровень жизни их граждан будет падать и недовольство будет расти. Национально-государственные казначейства печатают деньги, но жизненно важная роль валютного управления, необходимого для стимулирования экономического роста – зарезервирована для центральных банков».

В этом Уильямс обнаруживает поразительное отсутствие исторической перспективы. Печатание денег, центральные банки и любая форма того, что Уильямс называет «валютным менеджментом», совсем недавние явления, конечно, в тех масштабах, в которых они практикуются сегодня. Профессор Уильямс, вероятно, не слышал о Зимбабве или любой другой из 30 с лишним гиперинфляций, которые произошли в течение последних 100 лет, все, конечно же, в рамках государственных управляемых фиатных денежных систем.

Уильямс подчеркивает, насколько устойчива концепция центрального банка, ссылаясь на шведский центробанк, который был основан в 1668 году, и Банк Англии (1694). Тем не менее, человеческое общество использовало косвенный обмен – осуществление торговых операций с помощью денег – в течение более чем 2500 лет. И на протяжении большей части истории – до недавнего времени – деньги были золотом и серебром, и предложение денег, таким образом, находилось практически вне контроля суверена.

Ранние центральные банки также весьма отличались от того, чем стали их современные тезки в последние годы. Степень их свободы была строго ограничена золотым и серебряным стандартами. На самом деле, идея того, что они будут «управлять» валютой для того, чтобы «подтолкнуть» экономический рост, звучало бы просто смешно для большинства центральных банков за всю истории.

Кроме того, учреждая свои центральные банки, суверены не обеспечивали свои валюты лишь «доверием и верой» – в конце концов, их валюты были только единицами из золота и серебра, которые пользовались доверием общественности сами по себе, в то время как правитель при этом преследовал собственные интересы: Банк Англии был основан специально для того, чтобы давать короне деньги в долг путем выдачи векселей, то есть он был учрежден для монетизации государственного долга. Банку Англии, с первых дней, неоднократно предоставлялась правовая привилегия, выданная, конечно, его сувереном – игнорировать собственное обязательство обеспечения денег золотом, и по сей день схема остается рабочей, и это происходит всякий раз, когда государству нужны дополнительные средства – как правило, для финансирования войны.

Биткойн – это криптографическое золото

«Золото – это деньги и ничто иное». Это сказал Джон Пирпонт Морган еще в 1913 году. В то время он сам был он мощным и влиятельным банкиром, а его родная страна, Соединенные Штаты Америки, стала одной из самых богатых и динамично развивающихся стран в мире, хотя в ней не было никакого центрального банка. История 19-го века в США показывает, что системы, основанные на товарных деньгах (в данном случае золоте), предоставление которых находится за пределами правительственного контроля, не являются препятствием для интенсивного экономического роста и роста благосостояния. Кроме того, экономическая теория может показать, что жесткие и неэластичные деньги не только не помеха росту, но в действительности являют собой превосходную основу для рыночной экономики. Не думаю, что это было особенно спорной идеей на протяжении большей части истории экономики. Хорошие деньги неэластичны, находятся вне политического контроля, международны («безнациональны», как Уильямс определяет это), и, таким образом, являются идеальной основой для международного сотрудничества.

Деньги были золотом, и это означало, что деньги не были политическим инструментом, а, наоборот, существенным ограничением власти государства. Как сказал Демокрит, «Золото – это государь всех государей».

Понятно, что на концептуальном уровне, биткойн имеет гораздо больше общего с золотом и серебром как денежными средствами, чем с государственными бумажными деньгами. Поставка золота, серебра и биткойна не находится под контролем какого-либо эмитирующего органа. Это деньги не находятся ни в чьей власти — и именно поэтому такие активы выбирались в качестве денег в течение тысяч лет. Золото, серебро и биткойн не требуют доверия и веры в мощное и привилегированное учреждение, такое как бюрократизированный центробанк (здесь охваченный благоговейным страхом Уильямс не видит проблемы: «Эти финансовые стюарды имеют огромную власть и ответственность»). В случае золотого стандарта вы доверяете лишь Матери Природе и свободному рынку, который использует золото в качестве денег. С Биткойном вы должны доверять математическому алгоритму и тому же рынку, в случае если он решит использовать биткойн в качестве денег. В случае фиатной денежной системы вы должны доверять Бену Бернанке, Джанет Йеллен и их ордам статистиков и докторов наук экономики.

Я лично по любому выбираю алгоритм!

Деньги вне власти

Но профессор Уильямс, похоже, не в состоянии даже понять саму возможность существования денег вне контроля центральной власти: «В рамках модели Биткойна те, кто создает протокол программного обеспечения и майнит виртуальные валюты, станут новым центробанком, управляющим денежной массой». Это просто нонсенс. Это фактически неверно. Биткойн – совершенно так же, как и золотой стандарт — не позволяет каких-либо манипуляций с денежной базой. За золотым стандартом никогда не стояло денежно-кредитной политики, и нет её также и в экономике Биткойна. Именно в этом заключена сила обеих концепций, и именно поэтому они в конечном итоге добьются успеха и заменят фиатные деньги.

Уильямс, конечно, прав, когда заявляет, что правитель всегда пытался контролировать деньги и манипулировать ими в своих целях. И что история в общем показывает несостоятельность этих действий.

История первых бумажных денежных систем восходит к Китаю ХI века. Все они оканчивались инфляцией и валютной катастрофой. Только династия Мин выдержала эксперимент с бумажными деньгами – добровольно его прекратив и возвратясь к твердым товарным деньгам.

Первые эксперименты с полностью бумажными денежными системами на Западе датируются XVII веком, и все они также потерпели неудачу. Окончание всех этих историй было одним и тем же: либо бумажная денежная система обрушивалась в результате гиперинфляции, либо, прежде чем это происходило, система была возвращена к твердым товарным деньгам. В настоящее время мы живем в рамках самого амбициозного эксперимента с бумажними деньгами за всю историю, поскольку весь мир сейчас живет по стандарту бумажных денег – или, как сказал об этом Джеймс Грант, производство денег сделалось абсолютно пластичным повсеместно. Что, однако, не отражает «старинной связи между правителем и его валютой», как считает Уильямс, но является совсем недавним явлением, начало которого было положено 15-го августа 1971 года, когда президент Никсон закрыл «золотое окно», отменив тем самым конвертируемость долларов в золото, что закончилось Бреттон-Вудской конференцией и дефолтом по обязательством обменивать доллары на золото по фиксированной цене.

Новая система – или антисистема – принесла нам постоянную инфляцию и дефицит бюджета, пузыри активов, раздутые и неустойчивые банковские системы, бесконечный рост долгов, которые никогда не будут погашены, стагнацию реальных доходов и рост неравенства. Эта система сейчас находится на конечном этапе своего существования.

Но, возможно, Уильямс прав в том, что «при отсутствии контроля и жесткого регулирования, именно Биткойн – децентрализованная, неотслеживаемая, высоковолатильная и безнациональная валюта – имеет громадный потенциал разорвать древнюю связь между правителем и его валютой».

Что ж, возможно у некоторых «придворных экономистов» это и вызывает неподдельный ужас, но все остальные, кто не приближен к государственной денежной кормушке, должны встречать такое заявление с нескрываемой радостью!

Источник: Detlevschlichter.com



Categories: Важное, Государство, Общество, Экономика

Leave a Reply

8 Комментарий на "Теория и история на стороне Биткойна"

Notify of
avatar
tango
Участник

Уильямс , эксперт по риск-менеджмента , бывший эксперт Федерального резервного банка и экс- торговля сырьевыми товарами этаж старший исполнительный , преподает финансы в школы Бостонского университета управления
**
реально неуютно. это… недоразумение преподает финансы?!?

tango
Участник

прочитал статью вильямса по ссыле — даже не верится, что эту лапшу развешивает с виду вменяемый дядя

tango
Участник

не удержусь, еще раз: отличный текст.
а правители пусть остаются со своей валютой, лишь бы не навязывали ее тем, кто не хочет
собственно,это и есть основной вопрос бит-современности

tango
Участник

упс, перехвалил
>За золотым стандартом никогда не стояло денежно-кредитной политики<
банк Англии, 19, начало 20 — без денежно-кредитной политики?!?

tango
Участник

и на обрывках суррогата напишем эти имена:
1. Кругман
2. Шмиллер
3. Вильямс

tango
Участник

собственно, два дополняющих нота:
1. крипте нужна еще и компутерная сетка
2. валюта, которую гарантирует требование или обязательство третьей стороны (третьей по отношению к участникам сделки — продавцу и покупателю), называется денежным суррогатом, или заменителем.
бумага, даже если она выпущена государством а не частной корпорацией ФРС, и даже если она на самом деле 100% обменивается на золото, является заменителем этого золота, по определению

tango
Участник

отличный текст
маст рид

марат
Гость

тоже очень понравилась статья

wpDiscuz