Теория экономики криптовалюты: Such a different world.

11
ПОДЕЛИТЬСЯ

cryptoВ чем сила, брат?

IX

В рамках нашей теории мы решаем тестовую задачу, прогноз ближайших перспектив биткойна в США. Мы выяснили основной конфликт, лежащий в основе истории этой страны: эмиссионный центр государственного денежного суррогата находится в руках частной корпорации, но пользуется всеми преимуществами государственного статуса. Для сокрытия положения вещей от основной массы населения (избирателей и налогоплательщиков) используется пропаганда (идеология) и пряники с кнутом – для представителей власти, вплоть до серии убийств «несогласных» президентов.

Дальнейшее продвижение проекта требует определить пространство возможных реакций государства. Чтобы вычислить вектор движения, надо сначала осмотреться – а куда вообще можно здесь двигаться?

Все многообразие государств можно разместить между двумя полюсами.

Первый полюс условно назовем «конечный оккупационный режим».

Это откачка из управляемой страны всех возможных ресурсов и ценностей в максимально сжатые сроки. По принципу «после нас хоть трава не расти».

Какие-то вложения в страну могут быть сделаны только в том случае, если затраты приведут к росту откачки, превышающему затраты. Это называется «эффективный менеджмент». Значительной статьей затрат является развитие и поддержка идеологии как заменителя научного знания.

Источник закона в этом случае – сама оккупационная администрация.

В качестве денег обращаются оккупационные «дойчмарки» — ничем не обеспеченные бумажки и/или отметки в электронной таблице центробанка, выдаваемые ИННированному населению за реквизируемые ресурсы. Кстати, замечу в скобках, после нашествия Наполеона в 1812-м одной из проблем имперского правительства было вывести из обращения фальшивые ассигнации, которыми французы платили за фураж и продовольствие. Просто интересно, чем платил Денис Давыдов? А когда войска прошли в европы, чем платили казачки в парижских «бистро»?

На другом полюсе – государство, вся деятельность которого направлена на процветание населения, и только на это. Разумеется, насилие как функция регулятора должно присутствовать и в этом случае. Насилие должно быть направлено на внешних и внутренних нарушителей конвенции, деятельность которых препятствует благоденствию населения общему и каждого насельника в отдельности.

Источник закона – согласие большинства населения.

Деньги – свободно признаваемый рынком эквивалент, государственный бюджет формируется за счет добровольных взносов населения и/или установленный законом процент природной ренты.

Зададимся вопросом, каков может быть характер использования криптовалюты государствами этих двух типов?

Государство первого типа будет всячески преследовать использование криптовалюты населением, потому что это будет означать неконтролируемый оборот ресурсов. Свои «дойчмарки» оно так же не будет переводить на криптопротокол, просто чтобы не смущать неокрепшие умы, да и никчему это.

Для внутреннего оборота среди «своих» криптовалюта может быть эффективно использована, если внутри оккупантов будет присутствовать идеологическое единство вокруг осознаваемой цели —  обогатить личный состав за счет жизненных сил оккупированной территории.

Но если персональный состав режима дифференцирован и практикуется «двоемыслие», то возможности криптовалюты для «силовых структур» так же вредны (с точки зрения главы государства), как и для населения.

Криптовалюта может быть использована только как средство накопления (сокровище) внутри узкого круга «своих» и, если существует несколько разных относительно независимых группировок, например, территориальных или национальных, как средство обмена между ними. Но и для этих целей они, очевидно, вполне могут обойтись просто золотом и «крепкими» валютами. А также недвижимостью в других странах и запасами виргинского табака.

Никаких перспектив. Государство будет пытаться установить контроль (запретить и наказать) даже там, куда не может дотянуться в силу чисто физических ограничений. Криптовалюта получит распространение постольку, поскольку самодеятельному населению нужны деньги в условиях, когда даже суррогаты распространяются государством ограниченно, только для своих нужд.

Государство второго типа гораздо интереснее.

Для нормальной хозяйственной жизни в условиях разделения труда населению нужны деньги. И даже не столько как средство обмена, как средство самоуправления. Например, чтобы управлять сроком службы государственных служащих. Или строительством дорог. И вообще – финансировать общественно необходимые проекты, в том числе государство. Платить шерифу биткойном, например. Или не платить.

Каждый отдельный представитель населения может выйти на рынок со своим собственным форком. Этот форк будет обеспечен, например, обещанием майнера оказать определенные услуги и/или выполнить некоторые работы с последующей оплатой эмитированными им монетами. Или обещанием продать предъявителю определенного количество единиц его валюты какой-то принадлежащий ему актив. Реализация на рынке таких монет будет представлять собой форму кредитования. И никаких банков (привет, Джексон)!

Отдельные представители могут объединяться по территориальному и/или производственному признаку или просто по интересам. И выпускать свои форки с ограниченным кругом майнеров. Эти форки будут обеспечивать внутренние потребности корпорации. Выходить на внешний рынок корпоративный форк сможет, если существование этой корпорации будет как-то отвечать интересам остального населения. Корпоративным форком можно будет торговать под привлекательный бизнес-план – опять-таки форма кредита.

Разумеется, на общем рынке будет ходить криптовалюта общего назначения, такая, как сейчас биткойн. Разумеется, надо будет как-то решать проблему «справедливого» майнинга, но, по мнению автора, это отрегулирует рынок через множество разных форков.

И, разумеется, обобщенная корпорация-государство, может (привет, Франклин!), хотя и не обязано (привет, Джефферсон!) выпускать собственный форк. Или даже не один. Для выплаты вознаграждения чиновникам и сбора налогов (пожертвований на общее дело). Для реализации общенациональных проектов. Для внешней государственной торговли. Для гуманитарной помощи. Ну, и так далее. Привет, Кеннеди!

Основной задачей государственного финансового регулирования будет контроль исполнения майнерами своих обещаний – обеспечения валюты. Банкротство не исполнивших, распродажа активов банкротов и раздача кредиторам. Сам себе банк – сам и отвечай, по полной. Опять-таки, привет, Джеф!

Очевидно, США находится ближе ко второму полюсу, чем к первому. Но Карл Линней завещал нам очевидность представлять в виде структурированных таблиц.

11 КОММЕНТАРИИ

  1. в тоталитарном государстве будет введена криптовалюта в обращение. поскольку её очень легко контролировать и при случае брать граждан за жопу.

    • к тотальному учету и контролю вполне успешно подходили и без крипта — чипизация, ИННизация и прочая конспирология

      крипта здесь лишний довесок

      в децентрализованной крипте есть как раз возможность уйти от тотального контроля, и это только один из цимесов

  2. в целом интересно, спасибо, хотя и затянуто, но есть ряд вопросов
    1. под государством первого типа подразумевается РФ?
    а если например подставить Китай, где тоже с криптой не очень, то «откачка из управляемой страны всех возможных ресурсов и ценностей» начинает сильно резать глаз, классификацию наверно нужно по другому принципу проводить..
    2. куда-то ФРС в конце испарилось, оно самоликвидируется за ненадобностью?
    3. не раскрыт вопрос, как государство будет собирать налоги, например на армию, добровольные пожертвования не предлагать

    • =хотя и=
      присоединяйтесь, дело пойдет быстрее 🙂
      в оправдание: это не перевод, это мысль из кости 🙂

      1. объектом исследования является США, поэтому упомянуто и обозначено как смещенное в сторону второго полюса от центра. За аллюзии с другими странами редакция ответственности не несет. Просто обозначено пространство и координаты на нем.

      2. к фрс мы подступаем обстоятельно. вмного уж очень чего. вот, например, банкеры массово прыгают без парашюта — это имеет отношение к планам джипиморгана относительно крипта? вот и я не знаю

      3. на втором полюсе население решает, будет ли оно защищаться путем вооружения сил. по моему скромному имху, нарезной автоматический огнестрел должен быть в доме каждого налогоплательщика. но это не есть прямая ветка сабжа.
      **

      и да, спасибо за камент

      • The Wall Street Journal сообщил, что смертность среди финансовых работников потряс Лондон и подняла больше озабоченности по поводу уровня стресса банкиров.

        • Sunday, Jan. 26: London police found William Broeksmit, a 58-year-old former senior executive at Deutsche Bank AG, dead in his home after an apparent suicide.

          Monday, Jan. 27: Tata Motors managing director Karl Slym died after falling from a hotel room in Bangkok in what police said could be possible suicide. Slym, 51, had attended a board meeting of Tata Motors’ Thailand unit in the Thai capital and was staying with his wife in a room on the 22nd floor of the Shangri-La hotel. Hotel staff found his body on Sunday on the fourth floor, which juts out above lower floors.

          Tuesday, Jan. 28: a 39-year-old JPMorgan employee died after falling from the roof of the European headquarters of JPMorgan in London. The man, Gabriel Magee, was a vice president in the investment bank’s technology department, a source told WSJ.

          Wednesday, January 29: Russell Investments’ Chief Economist Mike Dueker was found dead in an apparent suicide. Police said it appears Dueker took his own life by jumping from a ramp near the Tacoma Narrows Bridge in Tacoma, Wash., AP reported. According to Bloomberg, Dueker, 50, had been missing since Jan. 29, and friends and law enforcement had been searching for him.

          The week before, a U.K.-based communications director at Swiss Re AG died. The cause of death has not been made public.

          Monday, February 3: 37-year-old JPMorgan Chase & Co executive director who died from unknown causes Feb. 3 appears to be the latest in a series of untimely deaths among finance workers and business leaders around the world in the past three weeks. Ryan Crane, a JPMorgan Chase & Co. employee who in a 14-year career at the New York-based bank rose to executive director of a unit that trades blocks of stocks for clients, died in his Stamford, Connecticut, home.

          Tuesday, February 18: 33-year old JPMorgan forex trader is the latest in a string of suicides to take his life in Hong Kong.

      • =присоединяйтесь=
        боюсь у меня не будет такого кругозора как у Вас, максимум на пальцах прикинуть могу 🙂

        1. понятно
        2. понятно, будет интересно
        3. «на втором полюсе население решает, будет ли оно защищаться путем вооружения сил», мм, не понимаю. Вот например взять улицу на 10 домов и предоставить жителям право самим ежемесячно на глазок определять сумму, которую необходимо потратить на уборку снега. Сразу выясниться, что: у первого нет машины, ему это не надо, второй сейчас в отъезде, ему тоже, у третьего сейчас с деньгами напряженка, четвертый считает что еще рановато чистить, пусть побольше навалит, и так далее. Что уж говорить о больших проектах (например, в нашем случае оборона), где целесообразность отдельных затрат могут определить только лишь некоторые специалисты — здесь прямое голосование рублем бессмысленно, нужна централизация и обязательные сборы (то есть как и сейчас).

        • надо будет смотреть, как американы решали вопрос — от отцов-основателей до хотя бы 2-й мировой.
          А здесь — пожалуйста, 100 000 русских были вырезаны в чечне. потом — сильно потом — туда пришли 18-летние пацаны с автоматами — армия какбе, и чё?

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here